Кто захватил ферму?

26 января 2017

16 декабря в селе Айша Зеленодольского района произошел рейдерский захват сельхозпредприятия. Его название — ООО «Овощевод».

Приехали человек двадцать людей в черной униформе, еще около десяти в штатском — шум, гам… Охрана была выставлена в мехмастерской, на молочнотоварной ферме, в конторе. Еще где?

А больше, собственно говоря, здесь и охранять-то нечего: ни тебе нефтяных качалок, ни алмазных копий, ни угольной шахты. Может, ошибка вышла, что-то перепутали товарищи? Хотя, признаться, приятно, что с боем в наше время берут землю и ферму, которых в иных местах люди бегут, как черт от ладана.

Тем не менее, факт остается фактом: руководителю сельхозпредприятия прибывшие невесть откуда люди, образно говоря, показали рукой на дверь кабинета, сказав, что он здесь больше никто. И вскоре даже появилась некая директива: «утратившего доверие» руководителя на территорию хозяйства не впускать.

У кого утратил доверие Ильшат Сабирзянов — не понятно. Общего собрания, которое его выбрало и утвердило в 2015 году в этой должности, не было. Да и вообще любопытно: кому это так сильно захотелось пахать землю и вычищать коровники от навоза?

Впрочем, если все добро распродать — хороший куш получится... Как бы то ни было, но реагировать на подобные действия надо. Позвонили в полицию — так, мол, и так — напали бандиты, выручайте.

Приехали два полицейских, посмотрели — убитых нет, раненых тоже. И уехали.

Не странно ли?

На самом деле не странно. Возможно, кто­то из наших читателей помнит, что в прошлом году в «Земле­землице» (№10 от 17 марта) мы рассказали о том, как работники ООО «Овощевод» Зеленодольского района решили отстоять справедливость и добились этого. Правда, для достижения цели им пришлось пройти через суды. А поборолись они за отмену прежних решений, согласно которым в 2012 году акции хозяйства, то бишь, по сути, имущество было зарегистрировано всего за пятью работниками, при этом директору Варису Идиятуллину стало принадлежать 49,42% имущества хозяйства.

Нас в этой жизни ничем не удивишь. Мало ли примеров в нашей республике, когда руководители присваивают себе имущество сельхозпредприятий, регистрируя коллективное добро на себя? Много. Считается, что ничего противозаконного в этом нет, ведь руководитель — первый человек, от которого зависит, каким будет хозяйство. А Варис Сунгатуллович внес достойный вклад в то, чтобы хозяйство процветало.

Правда, в рыночную действительность «Овощевод» не вписался: стал, как и многие другие, хиреть. Это понятно: с одной стороны — нараставший диспаритет цен, с другой — убывавшая энергия, пусть даже у такого некогда сильного человека, как Варис Идиятуллин. Справедливости ради надо сказать, что к ослаблению хозяйства приложили руки в какой­то степени и сами работники, продав свои земельные доли невесть кому.

Пригородное хозяйство, расположенное между Казанью и Зеленодольском, осталось, по сути, без земли. Вот и Варис Сунгатуллович, видимо, поняв, что жизнь меняется, и он остается у разбитого корыта, решил, что у него тоже есть право на то богатство, которое он создавал почти тридцать лет, денно и нощно заботясь о процветании родного сельхозпредприятия.

Поначалу работники «Овощевода», в общем­то, терпимо отнеслись к такой пертурбации. Но производство сокращалось, появились трудности с выдачей зарплаты, да и уровень ее был не ахти, и у людей стало зреть недовольство. А когда 77­летнего Вариса Сунгатулловича у руля сельхозпредприятия заменила его сноха, которая, по словам айшинцев, «людей за людей не считала», терпение коллектива лопнуло, и созданный оргкомитет повел борьбу за восстановление справедливости. И победил. Арбитражный суд РТ рассмотрел иск айшинцев по существу и принял решение собрание ООО «Овощевод» от 2 июля 2012 года, когда почти половина акций была передана Варису Идиятуллину, считать неправомочным, его решение отменил и постановил поделить имущество сельхозпредприятия на 75 равных долей — в соответствии с количеством членов трудового коллектива на тот момент. Каждому досталось по 1,33 доли. Все они стали собственниками общего имущества хозяйства, ставшего, по сути, народным предприятием.

Встречные иск, затем апелляция и кассационная жалоба Вариса Сунгатулловича были судами отклонены. Собранием собственников «Овощевода» новым директором был избран главный агроном хозяйства Ильшат Сабирзянов.

Народ в Айше, а это центральная усадьба «Овощевода», встрепенулся, вдохновился, ведь он стал хозяином предприятия, и работа пошла. Хотя был уже август, успели нормально подготовиться к зимовке скота и провели ее достойно. Не беря ни рубля кредита, восстановили изрядно износившуюся технику, а арендовав более 1000 гектаров пашни, организованно провели посевную кампанию. Урожайность зерновых, правда, вышла далеко не рекордная, все­таки летняя засуха сказалась, тем более на айшинских песках, тем не менее, она оказалась на уровне благоприятного по погодным условиям 2011 года — 19 центнеров с гектара.

Вообще весь прошлый год прошел в «Овощеводе» в ритме созидательного труда. Были капитально отремонтированы коровник на 200 голов, две силосные траншеи на 3000 тонн, зерносклад на 1500 тонн. Еще в трех коровниках был проведен текущий ремонт. Подведены под крышу два сенных склада на 1000 тонн, и все заготовленное на текущую зиму сено было убрано в помещения. Восстановили два комбайна «Дон­1500», 10 колесных тракторов, 4 «Камаза», парк прицепных сельскохозяйственных машин, сцепки и бороны. Увеличилось поголовье крупного рогатого скота на 60 голов, посеяно 450 гектаров озимых культур, еще на 600 гектарах поднята зябь под сев яровых культур. Только за счет увеличения продажи молока хозяйство в прошлом году заработало дополнительно 5 миллионов рублей.

И такой народный энтузиазм понятен: когда все по справедливости, — и напрягаться, и работать можно. Тем более, что на 15 процентов была увеличена среднемесячная заработная плата, которая в 2016 году составила 18780 рублей. Новый директор оправдал надежды, не потянул одеяло на себя: его оклад — 30 тысяч рублей. По нынешним временам очень даже скромно для руководителя.

Что и говорить, было радостно за айшинцев. Но, честно говоря, не очень­то верилось, что в наше время вот такой «бунт на корабле» пройдет. Ведь в «Овощеводе» был создан прецедент по пересмотру всяких там «прихватизаций». Наверняка иные руководители — владельцы контрольных пакетов акций, замерли: а вдруг и у них полыхнет?

И вот — такая история. Что же дальше? А дальше, поняв, что с захватчиками, тем более без поддержки правоохранительных органов, воевать — только усугублять положение, Ильшат Сабирзянов обратился в Зеленодольский районный суд с иском о неправомерности его отстранения от должности и восстановлении на прежнем месте работы.

Я был на заседании суда. Это было что­то. С каждой стороны — и заявителя, и ответчика — по два защитника, шла самая настоящая война, которая пока ничем не закончилась, ибо суд перенесли на 8 февраля. Самое главное, так и не понятен вопрос: кто же захватил хозяйство? Если Арбитражным судом РТ, вступившим в силу, хозяевами признаны 75 работников, а Варису Идиятуллину в иске отказано, кто же так рьяно рвется хозяйствовать на земле? Ведь ясно же как дважды­ два: люди — не роботы, у них весь энтузиазм мгновенно иссякнет, если они поймут, что их опять прини­мают за дураков. И согласятся ли оставить землю в аренде захватчикам нынешние ее хозяева?

По пути из Зеленодольска в Казань я заехал в Айшу в надежде встретиться с теми, кто захватил хозяйство, но кроме охранников никого увидеть не удалось, хотя еще было светлое время суток. Ни в конторе, ни в мастерской, ни на ферме новоявленного руководства не было. Узнав, где живет Варис Идиятуллин, позвонил в домофон даже в его квартиру: вдруг он в курсе? На звонок никто не ответил.

Наконец, дозвонившись по телефону до какого­то замдиректора Сергея, услышал — приезжайте завтра в 9.00. Назавтра в 9.00 я был в конторе «Овощевода» — опять­таки никого. Наконец, Сергей появился: оказывается, забыл о встрече. Но что мне наемный замдиректора?

И вот мне дали номер телефона сына Вариса Сунгатулловича — он, мол, в курсе. Созваниваемся: собеседник вежливым голосом после уточнения вопроса, в чем заключается любопытство журналиста, соглашается встретиться в субботу в Казани, во Дворце земледельцев.

Увы, встреча не состоялась. Наверное, опять виновата забывчивость. Зато в Минсельхозпроде РТ, в отделе кадров, на мой вопрос, кто в ООО «Овощевод» официально является директором, ответили: Ильшат Сабирзянов. То же самое подтвердили и в управлении сельского хозяйства и продовольствия Зеленодольского района.

Ну что ж — история продолжается. Будем следить за событиями и о них обязательно расскажем в другой публикации.

 

Владимир Белосков.

Вернуться в раздел "Конфликтная ситуация"

Комментарии: