Горизонты татарстанской пашни

11 января 2018

Январь — время творчест­ва агрономов. Они сидят­ в своих служебных кабинетах, обложившись книгой полей, картограммами­ с агрохимическим анализом почв, экономическими­ выкладками, записками руководителей, и корпеют над структурой посевных площадей текущего года. Учитываются требования к научно-обоснованному чередованию культур, а также наличие и качество имеющихся в амбарах семян, техники в машинно-тракторном парке хозяйства, рабочей силы и т.д. Не на последнем месте — и рекомендации отраслевого министерства.

Наш корреспондент встретился на днях с заместителем министра сельского хозяйства и продовольствия РТ Ильдусом Габдрахмановым, чтобы в начале нового года поговорить о самых земных делах.

— Ильдус Харисович, в канун Нового года в Мамадыше состоялась агрономическая конференция. Как были оценены результаты в растениеводстве?

— 2017 год по натуральным показателям был неплохим. Получено 5,2 млн. тонн зерна, прирост к 2016 году, тоже весьма результативному, 18%. По сахарной свекле выросли на 30% по валовке, кормов заготовлено больше, чем в предыдущем году. И если судить по универсальному­ показателю, характеризующему отдачу всей растениеводческой продукции — зерноединицам, то тут динамика тоже очевидная: 2016 год — 7,1 млн. тонн зерноединиц,  2017 год — 8,3 млн. тонн зерноединиц. Поэтому по этой части определенное удовлетворение есть. При этом я не стал бы связывать достигнутые результаты только с благоприятными­ погодными условиями. Потому что можно привести немало примеров, когда отдельные хозяйства получили по 50­-60 центнеров зерна с гекта­ра, в то же время иные сельхозформирования в тех же погодных условиях довольствовались отдачей зернового клина на уровне лишь 20 центнеров на круг. Тут вывод один: если нет подобающей технологии, достойных результатов не будет.

Кстати, в разрезе районов эти контрасты очевидны. Так, Заинский, Сармановский, Балтасинс­кий, Тетюшский, Актанышский, Буинский, Нурлатский районы получили по 34-38 центнеров зерна с гектара, а Камско­Устьинский, Вер­хнеуслонский, Черемшанский, Аг­рызский, Мамадышский, Азнакаевский, Альметьевский — по 18,8 — 21,7 центнера.

К сожалению, финансовый результат в растениеводстве оказался ниже ожидаемого. Амбары заполнены до отказа, сахарные заводы работают с полной нагрузкой, но цены и на зерно, и на сахарную свеклу оказались нынче процентов на 30% ниже прошлогодних. А материальные ресурсы потрачены: подготовка почвы, семена, удобрения, защитные мероприятия, уборка, хранение, износ техники. Хозяйствами были привлечены значительные кредитные ресурсы, которые надо возвращать. В целом на формирование и уборку урожая было потрачено 32 млрд. рублей, ожидаемая рентабельность — ниже прошлогодней, на уровне 14%. И вот эти моменты настроения сельчанам не прибавляют.

— Вы отметили, что высокая отдача зернового и свекловичного полей — это не только благоприятные погодные условия...

— Мы ведем постоянный анализ практики в хозяйствах республики. У нас есть данные по отдельным полям целого ряда хозяйств. И они свидетельствуют, что в респуб­лике есть примеры получения, например, озимой пшеницы на уровне 60­82 центнера зерна с гектара, яровой пшеницы — 55-­60 центнеров, ячменя — 52-­70 центнеров, гороха — 40-­45 центнеров, сахарной свеклы — 500­-520 центнеров, кукурузы на зерно — 40­-50 центнеров, маслосемян рапса — 24 — 31,5 центнера... Опыт получения таких урожаев изучен и изложен в уже напечатанных и размноженных по районам методических рекомендациях. Учтены все технологические моменты: почвенные показатели, особенности обработки почвы — орудия, способы, глубина, сроки; посев; внесение удобрений; семена; защита растений от сорняков, вредителей и болезней; способы уборки.

Если смотреть на эти цифры через призму финансовых показателей, а это мы тоже сделали, то получается: увеличение затрат на гектар пашни, если там применена грамотная технология и достигнута высокая урожайность, не увеличивает, а снижает себестоимость продукции. Например, в агрофирме «Джалиль», где на 65-­гектарном поле получено по 71,7 центнера зерна с гектара, при всей затратности примененной технологии себестоимость килограм­ма зерна составила 3 рубля. При нынешней рыночной цене пшеницы 6 рублей рентабельность — 100%. Подобных примеров много.

Да, есть скептики: зачем, мол, тратиться — только себестоимость вырастет. Но мы же знаем, что даже при самой упрощенной технологии 10-­12 тысяч рублей на гектар потратить придется: обработка почвы, посев, семена, уборка. И представьте, что вы получили 16­-20 центнеров зерна на круг. Что вы выиграете? Ничего.

Если сделать краткий вывод из изложенного, то можно констатировать следующее: в полевых условиях­ только интенсивная технология дает результаты, приближающиеся к сортовому потенциалу тех или иных культур и высокой рентабельности. При отсутствии технологии, повторюсь, никакой дождь не спасет.

Должен отметить, что мы научились работать с семенами. Под урожай 2017 года у нас четверть всех посевов была занята оригинальными и элитными семенами — это высокий показатель, достигнутый в том числе и результативной работой наших 40 спецхозов. Учитывая, что с каждой последующей репродукцией семян при одинаковой технологии урожайность зерновых, например, снижается на 3­5 центнеров, сейчас мы рекомендуем сельхозпроизводителям, чтобы на всех посевных площадях размещать семена не ниже первой репродукции.

— Сельчанам не удалось сполна убрать урожай подсолнечника, так и не дозрела кукуруза на зерно... Какие коррективы, на Ваш взгляд, будут внесены в хозяйствах при составлении структуры посевных площадей в текущем году?

— Урожай текущего года уже формируется. Посеяно более 500 тысяч гектаров озимых культур. Состояние их пока неплохое, хотя оттепели и отняли у растений определенную часть сахаров. Зяблевые поля под урожай яровых культур обработаны, причем значительная их часть с углублением пахотного слоя.

В сельском хозяйстве нельзя шарахаться из крайности в крайность. У нас рынок сложный, можно привести много примеров, когда цены на ту или иную культуру после некоторого роста в текущем году падали в следующем. А потом снова росли. Поэтому нам надо сохранить посевные площади зерновых культур. Тем более, что наша республика с развитыми животноводством и птицеводством, огромным количеством личных подсобных хозяйств. Конечно, хотелось бы, чтобы 5% всех посевов занимали бобовые культуры. И не только горох. У нас есть опыт успешного возделывания сои, люпина. Сейчас пока бобовые занимают порядка 2,5% пашни, и дефицит белка в кормовых рационах животных ощутим.

По программе «3х100» определенное разочарование есть. Тем не менее, зерновой кукурузой кто занимался, тот и дальше будет заниматься, здесь провала нет. Поэтому тут какого­то административного нажима не будет: думается, что сама жизнь, потребности ферм заставит нас сохранить посевные площади под зерновой кукурузой.

Серьезная проблема по этой культуре — много контрафактных семян. В целом по стране обеспеченность собственными семенами — около 80%, вот на этом и играют недобросовестные поставщики: для последних в очереди скребут по сусекам. Значит, закупку семян кукурузы не надо откладывать на поздние сроки.

Возьмем рапс. Говорят, что это сложная культура. Ничего подобного. Возьмем в пример СХПК «Кызыл юл» Балтасинского района. Здесь все элементы технологии соблюдены и получено с каждого из 100 гектаров поля по 31,5 центнера маслосемян в бункерном весе. Рентабельность получилась свыше 100%. Можно заниматься? Можно. К тому же рапс и предшественник хороший для последующих культур. Другой пример — СХПК «Урал» Кукморского района, где получено на круг по 25 центнеров маслосемян. Экономика — та же самая: больше 100% рентабельности. Причем, за рапс покупатели рассчитываются сразу же, в течение нескольких дней. И возделывать эту культуру, в общем­то, мы умеем, но упускаем в защитных мероприятиях против вредителей.

Необходимо учесть и другие возможности использования рапса. Так, в хозяйстве «Кырлай» Арского райо­на приобрели оборудование для холодного отжима масла и добавляют его в дизельное топливо. Тем самым стоимость литра разбавленного ДТ составляет 24 рубля, тогда как на ав­тозаправках она приближается к 40 рублям. При этом качественные характеристики топлива сохраняются.

Не забудем, что после отжима каждой тонны рапса остается еще и 600 кг жмыха — ценного белкового корма для животноводства.

Поэтому, несмотря на весьма скромные результаты по рапсу в прошлом году, министерство рассчитывает, что 150 тысяч гектаров этой культурой в республике нынче будет занято. Просто надо этой культурой заниматься более предметно.

— У нас на очереди подсолнечник. Как быть с ним? Уж очень много его осталось под снегом...

— К этой культуре в хозяйствах республики отношение традиционно более осторожное, что ли. Что бы мы ни делали, всегда часть плантаций остается под новый год. Тем более, что культура интенсивная, на то же поле ее можно возвращать не ранее, чем через 5-­6 лет. Да и ценой на маслосемена многие хозяйства в текущем году разочарованы.

Конечно, у нас есть хозяйства, которые имеют уже многолетний опыт успешного возделывания этой культуры. Думается, что никто им не помешает заниматься подсолнечником и в дальнейшем, учитывая непредсказуемость нашего рынка.

— Какие еще ключевые моменты­ рассматриваются в плане развития растениеводства в министерстве?

— Мы завершаем работу над составлением программы биологизации. Согласно этой программе, в республике должно выращиваться не менее 550 тысяч гектаров много­летних трав не более 3 лет возделы­вания с последующим обновлением­ травостоя. На этом пути достигнуто­ немало, полмиллиона гектаров мно­голетки хозяйства уже имеют, руководители и специалисты увидели и ощутили пользу от такого подхода. Другой момент — пары. Мы рекомендуем и призываем хозяйства иметь только сидеральный пар. Республика имеет возможность под пары оставлять ежегодно 250­-300 тысяч гектаров. Если правильно подойти, то на каждом гектаре сидерального пара можно будет оставлять до 300 центнеров запаханной измельченной зеленой массы, которая будет работать над улучшением структуры почвы, ее оздоровлением, питанием культурных растений. В качестве сидеральных культур мы предлагаем донник, горчицу и масличную редьку.

По минеральным удобрениям мы все больше видим тенденцию дробного внесения их по данным тканевой диагностики. А также в хозяйст­вах все больше уделяется внимание использованию микроэлементов. И это понятно. Ведь раньше агрономам внушали, что все решают три основных элемента питания — это NPK, то есть азот, фосфор, калий. Но сейчас уже очевидно, что без такого элемента, как сера, наращивать урожаи сложно. Как и без бора, марганца, кобальта, молибдена, меди, цинка — в зависимости от почвенных условий тех или иных хозяйств и возделываемых культур. Поэтому и в этом направлении мы идем.

По защите растений нашей рекомендацией по­прежнему остается интегрированная защита, а по кратности — на зерновых у нас 2­х кратная обработка, на технических — еще больше.

Ну и очень важный момент — человеческий фактор. У нас есть примеры, когда недальновидные руководители держат агрономов на окладе в пределах 20 тысяч рублей, а зимой отправляют в неоплачиваемый отпуск. А ведь работа на земле — это творчество, и творческий, заинтересованный в высоких конечных результатах специалист может принести хозяйству куда более ощутимую выгоду, чем та премия, которую руководитель для такого агронома жалеет. Поэтому премиальная система, тесно увязанная с результатами труда на полях, на мой взгляд, должна стать обязательной в каждом хозяйстве.

 

Интервью взял

Владимир Белосков.

Вернуться в раздел "АПК: опыт, проблемы, поиски..."

Комментарии: