К земле — с любовью

27 декабря 2018

Земледельцы ООО «Тойма» Кукморского района в этом году получили по 44,3 центнера зерна с гектара. И завоевали 1 место в Ассоциации «Элитные семена Татарстана», поскольку зерно в «Тойме» — не просто зерно, а семена. Однако вот что поначалу насторожило: директора хозяйства Разяпа Галиева и главного агронома Мунира Галимзянова интересует, как они заявили, не столько показатель урожайности зерновых, сколько выход с гектара… денег. От этого напрямую зависит их годовая зарплата. Причем, здесь считается, что 30-40% рентабельности — это слабоватый результат, поэтому стремятся к большему. Только такой подход, по их словам, в условиях постоянно растущих цен на технику, ГСМ, запчасти, энергоресурсы позволяет решать и вопросы материального стимулирования, и развития производственной базы.

Подумалось: но ведь так можно слишком далеко зайти — всю пашню засеять, скажем, пшеницей, и если повезет с погодой, озолотиться. Но что дальше? Настоящий крестьянин одним днем не живет.

Спешу заверить: все в «Тойме» нормально, все по уму, по­крестьянски. Просто люди здесь смотрят не только себе под ноги, но и вперед. Впрочем, обо всем по порядку.

— Когда меня пригласили в 2009 году сюда на работу, то месячная зарплата моя составляла всего 10 тысяч рублей, а на зиму отправляли в административный отпуск, — вспоминает Мунир Сабирзянович. — Причина была понятной: от меня, как агронома, много не требовалось — вырастить фуражные культуры для свинокомплекса, и все. Поэтому, чтобы содержать семью, приходилось подрабатывать еще и другим промыслом — выращивал многолетние травы на своих земельных паях, вел личное подсобное хозяйство.

Когда­то в этих краях были­ земли большого колхоза «Татарстан». Но в трудные для сельского хозяйства времена колхоз не выдержал пресса диспаритета цен, обанкротился. Потом начались разного рода пертурбации с туманной перспективой. И вот в 2006 году, на землях бывшей Туем­башской бригады, и возникло­ ООО «Тойма». В 2009 году у хозяйства было 784 га земли, 2 стареньких трактора, 1 зерноуборочный комбайн, изношенные сеялки, грузовик, кормоуборочный агрегат. И — все. Складов не было, значительная часть территории была под бурьяном. Как ни странно, при этом свинокомплекс работал исправно.

Все изменилось в 2014 году, когда поменяли специализацию с мясного на семеноводческую — над свинокомплексом нависла угроза АЧС. Правда, готовились к реорганизации не один год. Именно от свиноводства получали те деньги, на которые постепенно и строились всевозможные объекты: склады, зерноток, оборудование для семеноводческих линий, покупали и обновляли технику. Тут помогла и Ассоциация «Элитные семена Татарстана» — и методологически, и практичес­ки. А условия для развития растениеводства, и семеноводства в частности, в «Тойме» прекрасные. Поля расположены в обрамлении лесов и лесопосадок в экологически чистом месте, не случайно в окрестностях летом часто можно встретить пасеки. Здешнее село Туембаш — это не только известная столица по валянию валенок, но и одно из мест развитого пчеловодства.

— Мы сами активно взаимодействуем с пчеловодами, и не только нашего района, — говорит Мунир Сабирзянович. — Мы им показываем наиболее удобные места для размещения ульев, всегда предупреждаем, когда планируем химическую обработку полей. Обработки эти ведем только ночью и ранним утром, до лета пчел. Ну а пчеловоды с помощью своих крылатых производителей меда помогают нам опылять наши посевы, увеличивать урожайность многолетних трав.

Правды ради скажем — химобработками в «Тойме» не увлекаются, предпочитая биологические методы работы с землей.

В настоящее время ООО «Тойма» специализируется в основном на семеноводстве, производит и продает семена зерновых и зернобобовых культур, а также многолетних трав. Мне показали очистительные линии для бобовых и злаковых многолетних трав, сушильно­очистительный комплекс для зернобобовых культур. Вообще сама производственная база смотрится как современное, экономически крепкое предприятие высокой культуры. В кабинете главного агронома, он же и кабинет директора, то и дело звонит телефон: спрашивают семена. Во многих хозяйствах, и не только нашей республики, знают качественную продукцию «Тоймы».

— С весны до осени я на каждом поле ежедневно бываю по два, а то и три раза, — рассказывает главный агроном. — Я смотрю, как растения развиваются, в чем нуждаются. Если очень сильно захотеть, то всегда по состоянию листовых пластинок можно определить, чувствуют себя растения хорошо или же кричат о помощи…

До «крика» земледельцы хозяйства стараются свои посевы не доводить. У агронома есть агрохимические картограммы, в которых указаны потребности почв в тех или иных элементах питания. И эти потребности удовлетворяются. А главным щитом от природных катаклизмов является внедренная здесь научно­обоснованная система земледелия. В «Тойме» практикуется годами опробованная, проверенная и безотказно действующая безотвальная обработка почвы. Она позволяет улучшать структуру почв, увеличивать ее влагоемкость, сберегать влагу. Чизельный безотвальный плуг, позволяющий регулировать глубину обработки почвы от 21 до 35 см — главное рабочее орудие на зяблевом поле.

Но вот чего я никак не ожидал, так это то, что в этом крае с суглинистой серой лесной почвой агроном душой будет отдыхать на 200­гектарном поле, где применяется технология no­till. Причем, уже 8 лет. Целых 8 лет почва на этом поле вообще не знает ни плуга, ни культиватора, ни бороны. Весной заходит трактор с сеялкой прямого посева и прямо в стерню, в образующуюся щель укладывает семена. А дальше — только защитные мероприятия и уборка. Не наша, казалось бы, технология, не татарстанская. Но…

— Вы знаете, от измельченной соломы, разбрасываемой каждый год по поверхности, и измельченной зеленой массы сидеральных культур создался такой мульчирующий слой, что здесь посевам никакая засуха не страшна, — говорит Мунир Сабирзянович. — На поле под этим слоем всегда есть влага…

Вот чего некоторым нашим аграриям, положа руку на сердце, не хватает, так это умения противостоять засухе. Может, потому, что уже выработался некий шаблон, схема: боронование, культивация, а это — май, и все чаще в это время уже 30 градусов жары и суховеи. Глядишь, а семена­то уже ложатся в самую настоящую золу, да еще горячую. И мы ждем урожая.

Интересно, что когда в «Тойме» стали внедрять no­till, уже на второй год агроном хотел уволиться — на поле было страшно смотреть из­за поднимающихся здесь сорняков, в которых колоски культурных растений едва просматривались. И не начальства агроном боялся — оно­то как раз поддерживало, а людей. Стыдно было перед теми же механизаторами, аксакалами: развел, мол, сорный дендрарий.

Но было и понимание, что при внедрении технологии no­till важно вытерпеть первые три года, потом пойдет улучшение. Так и произошло. В итоге урожаи на этом поле — самые стабильные по годам, а себестоимость продукции самая низкая. Не случайно под no­till в будущем году отводятся еще два поля — 205 и 147 гектаров. Кстати, и пашни у «Тоймы» теперь больше — 2400 гектаров. Влагосбере­гающая, почвозащитная обработка пашни, большие площа­ди многолетних трав, возделывание сидеральных культур — все это элементы хозяйского, заботливого отношения к земле. Поддерживать высокую культуру земледелия помогают и книга учета полей, которую ведет агроном, и ком­пьютерные программы, куда занесены все необходимые данные, и картограммы...

А еще…

— А еще — наши механизаторы, — говорит Разяп Ханафиевич. — У нас очень опытные и квалифицированные работники. Среди них Азат Хазиахметов, работающий на опрыскивателе, Радик Зиатдинов — он и боронит, и сеет, Халил Мухаметдинов — тоже прекрасный сеяльщик, Ильфар Димиев — универсал, каких поискать, Рашид Шигабиев, преданный своему ДТ­75… Да можно всех называть, лентяев, пьяниц и бездарей не держим. На истинных мастерах земледелия и держится наше хозяйство…

В конторе я встретил моло­дого человека. Оказалось, это выпускник Казанского аграрного университета, по специальности инженер­механик Фанзиль Галиев — сын директора. Не убежал в город, как многие его сокурсники, а вернулся в село, вникает в дела хозяйства, набирается опыта.

Не удивительно, что и Р.Галиев, и М.Галимзянов мечтают о дальнейшем развитии сельхозпредприятия. Хотя каждый гектар посевов, например, гороха сорта Усатый кормовой или горчицы белой дают до 70­75 тысяч рублей при затратах 16­18 тысяч, и за эти годы много чего построили и приобрели, все же средств на все не хватает. И новые склады нужны­, и новый опрыскиватель. Позарез требуется новая сеялка прямого посева — с нынешней СС­6 механизаторы мучаются немало…

— А еще мы мечтаем об экспресс­анализе сельхозкультур в процессе вегетации, полноценной научной диагностике почвы, — признается Мунир Сабирзянович, — чтобы быстро и достоверно, не на глазок, можно было получить информацию о наличии в данный момент питательных элементов и состоянии их доступности растениям, состоянии микробиоты почвы, температуре и количестве влаги в корнеобитаемом слое и т.д. Чтобы без промедления вести оздоровление, лечение и почвы, и растений, как это делают в лучших хозяйствах, например, Краснодарского края, Ростовской области и т.д.

Увидел я, кстати, на территории зернотока и новый растворный узел. Он, несомненно, органично впишется в успешно осваиваемую в хозяйстве практику управления формированием урожая, уже сейчас дающую весомые результаты на экспериментальных участках.

…Иногда заезжает в «Тойму» заместитель министра сельского хозяйства по земледелию Ильдус Габдрахманов. Туембаш — его малая родина. Ну и как не заглянуть в хозяйство, где в значительной степени претворяются в дело и его советы? Ильдус Харисович в целом доволен тем, как старательно трудятся его земляки, как рачительно относятся к земле, насколько восприимчивы ко всему новому и передовому.

 

Владимир Белосков.

На снимке: директор ООО «Тойма» Р.Галиев и главный агроном М.Галимзянов в семенном складе.

Фото автора.

Вернуться в раздел "АПК: опыт, проблемы, поиски..."

Комментарии: