Пасьянс по-Чистопольски

01 ноября 2018

Не успеваешь отслеживать, что на селе происходит. В Чистопольском районе был одно время «Вамин», потом — «Сэт иле», а теперь уже, оказывается, «Транс-Агро». На тех же самых землях. Сельчане, бедные, одно название не успевают выучить, как уже на конторе другое. Может, и хорошо, что контора не рядом, а где-то там. А то бы в глазах зарябило.

Кстати, контора «Транс­Агро» находится в Чистопольских Выселках, но вывески с названием пока нет: может, тратиться не хотят. Заплатишь, сделаешь, повесишь, а потом ее куда? Так восемь лет и конспирируются.

«Транс­агро» — это не хухры­мухры. 42000 гектаров. Треть пашни района. Даже с лишним. И если у какого­нибудь фермера надои у десятка коров козьи, на районном показателе это никак не скажется. Капля в море! Проблема, так сказать, частного характера. Но 6 кг молока в сутки от каждой из 2087 коров — такой надой и такое количество их в «Транс­Агро» по отчету — это уже тяжкий груз. Можно даже сказать, бремя. На весь район.

— Надо признать, что «Транс­Агро» приоритетом с самого начала своей деятельности определило растениеводство, — сказал при встрече начальник райсельхозуправления Александр Ромадановский. — Но сейчас ситуация меняется в лучшую сторону, внимание стало уделяться и животноводству.

Как выяснилось, «изюминкой» «Транс­Агро» в растениеводстве стала технология «no­till». Она означает возделывание культур без какой­либо обработки почвы. То есть, посеял в стерню, защитил от сорняков, вредителей и болезней ядохимикатами, потом убрал урожай. И все! Ни плуга не надо, ни культиватора, ни бороны, ни дискатора.

Между прочим, смысл в такой технологии большой.

— Мы бываем на полях с такой технологией, — говорит Александр Ромадановский. — Там, где она применяется уже 5­6 лет, на поверхности почвы сформировался мульчирующий слой. И в нынешнее засушливое лето там, где пахали, по земле от жары шли трещины, а на «нотиловских» полях под мульчой была влага.

Мульча, о которой сказал Ромадановский, на поверхности поля образуется от многолетнего распыления соломы при уборке урожая.

К сожалению, такого поля на этот раз ни увидеть, ни пощупать не удалось — после недавнего снегопада на проселках была грязь. Но мы посмотрели отчет об урожайности зерновых и зернобобовых культур по Чистопольскому району в текущем году. По району — 23 центнера с гектара, по «Транс­Агро» — такой же результат.

И что же получается? И хлеба добавочного нет, и солома по земле рассыпана, и молока нет... Что­то тут не так.

«Транс­Агро» — это дитя известного омского предпринимателя Вадима Шнайдера, которого считали самым крупным и преуспевающим фермером в мире. В 2010­м году, в год аномальной засухи, развернул он свою деятельность и в Татарстане. Зримым следом его пребывания в республике был подсолнечник, которым он засевал, видимо, оставшиеся без хозяйской заботы поля.

Но вот что написала газета «БезФормата» в 2012 году: «...Торги, на ко­торых конкурсный управляющий Александр Вайсберг будет пытаться продать одним лотом имущественный комплекс КФХ «Орбита» Одесского района Омской области, принадлежавший до банкротства Вадиму Шнайдеру, назначены на 3 сентя­бря 2012 года. Торги пройдут на электронной площадке «Сбербанк­АСТ». А на 4 сентября 2012 года на этой же площадке назначен второй аукцион, на который конкурсный управляющий выставил еще неско­лько тракторов и комбайнов Шнайдера, которые числятся за КФХ «Шнайдер В.Д.». Правда, даже после­ успешной реализации имущества рассчитаться со всеми кредиторами омского фермера не получится. Общий долг двух его предприятий превышает 1,4 млрд. рублей».

И вот уже восемь лет Вадим Шнайдер — этот загадочный предприниматель — хозяйствует в Татарстане.

...Вместе с заместителем директора ООО «Транс­Агро» Рафагатом Алиулловым мы объехали фермы трех отделений: в селах Татарское Адельшино, Чистопольские Выселки­ и Старое Ромашкино. И, надо сказать, ничего такого, что говорило бы о бесхозяйственности, увидеть не привелось. Ну, не побелили стены коровников при ремонте. Чай, не баре. На входе в некоторые коровники после таяния снега разлились лужи воды. Ну так это можно принять за естественные дизбарьеры. Не по колено же! Горы навоза на территории Ромашкинского комплекса? Так 20 тысяч тонн уже вывезли, и до этих гор руки когда­нибудь дойдут...

Главное­то ведь что? Кормление. А оно налицо. И там, и тут. Причем, на кормовых столах в Чистопольских Выселках и Старом Ромашкино лежал не просто сенаж или силос, а многокомпонентный монокорм. В его состав входили, кроме сенажа, ячмень, горох, овес, кукуруза, рапсовый шрот, соль, мел. И пахла эта масса очень даже приятно. И коровы не орали благим матом, стояли спокойно. Значит, были сыты. Настолько сыты, что даже стало подозрительно: не поставили ли их за последние два дня на усиленное довольствие?

— Кормов у нас нынче в достатке, — говорит Рафагат Алиуллов. — И сенажа, и силоса заготовили в полной потребности.

Чтобы это утверждение не было голословным, в Татарском Адельшине мы проехали на кормовой двор, где увидели отвесный утес коричневого цвета — это оказался срез оставшейся части несъеденного прошлогоднего сенажа. Такой высоты сенажной «прессухи» видеть еще не доводилось. Подумалось: если с этой верхотуры грохнуться — костей не соберешь.

Впрочем, рядом была укрытая соломой полная сенажная траншея уже нынешнего урожая.

Если сенаж и солому в «Транс­Агро» заготовили в каждом отделении, то силос было решено заложить в одном месте — на Ромашкинском комплексе. Когда­то здесь содержали несколько тысяч свиней, но под угрозой АЧС эту специализацию упразднили, часть помещений реконструировали под содержание дойных коров и молодняка КРС. Вот рядом с коровниками и вознесся еще один курган — силосный. По утверждению замдиректора хозяйства — на 25 тысяч тонн.

Смотрел я, обалдевший, на это чудо современных технологий и ругал того немца­технолога, который года три­четыре назад учил группу наших специалистов, что сенажную траншею надо закладывать за 2­3 дня, иначе качества не будет. Но это же не Германия! Это — Россия, а у нас, оказывается, и вот так могут. Целый месяц закладывать. И, как утверждает руководство «Транс­Агро», без потери качества.

— У нас ведь мощная техника, с широкозахватными сельхозорудиями, — объясняет тактику действий Рафагат Алиуллов. — Чем ее перекидывать на посевной с отделения на отделение, а это десятки километров, мы решили создать большие поля кукурузы в Ромашкине — там и сев провели, и уход, и уборку. Там и силос заложили...

Вообще, похоже, не случайно Вадим Шнайдер стал знаменитым. Подходы у него нестандартные, новаторские. Не вмещаются они в наскучившие до зевоты устоявшиеся представления наших консервативно настроенных аграриев о соблюдении севооборотов, о вреде монокультуры. Правда, не всегда омский фермер последовательный. Почему­то не стал в этом году на полях «Транс­Агро» сеять любимый им подсолнечник: оказывается, когда снег попадает на склонившиеся корзинки «солнечного растения» и при теплой погоде начинает таять, то начинаются процессы гниения, плесневения и скисания. Да нередко и убрать­то урожай уже не удается в Татарстане он поздно поспевает. Попробуй­ка, возьми его из­под снега. Да и в технологию «no­till» в «Тран­Агро» внесли новшество: в этом году на 3000 гектарах было проведено углубление пахотного горизонта. Мол, выстраданная годами мульча при глубоком рыхлении почвы не страдает.

Вот так: пока в ТатНИИСХ ученые на своих делянках испытывали, подходит «no­till» к нашим почвенно­кли­матическим условиям или нет, некоторые продвинутые предприниматели вовсю практикуют эту технологию на больших площадях. Не ждут, так сказать, милости от природы.

Мы зашли в доильный зал.

— Здесь у нас точка роста, — пояснил Алиуллов. — 236 коров обслуживают всего две доярки. Вот наш путь к развитию...

Я спросил у завфермой Райхании Юнусовой, сколько молока здесь надаивают. Она ответила: 2275 килограммов в сутки. Поделив быстренько в уме 2275 на 236, я убедился: да, прогресс здесь налицо — это не 6 кг. И тут же предательская мысль: если лететь над землей низенько­низенько, то больше шансов не разбиться.

Рафагат Зявдатович сказал «не для печати», сколько эти две доярки зарабатывают. Сумма, надо сказать, впечатлила. Это не те 10 тысяч рублей в месяц, о которых сказали скотники на Адельшинской ферме. Впрочем, нельзя сравнивать Ромашкино и Адельшино. Ведь в Адельшине собрали всех лейкозных коров — какое от них молоко? А нет молока — нет и зарплаты, такой в «Транс­Агро» принцип. Буренки и выглядят­то там щуплыми. Да и отношение к ним, похоже, несколько другое: например, в сенаже у них я не увидел вкраплений комбикорма.

Пока мы ехали на встречу с молодыми специалистами «Транс­Агро», я поймал себя на мысли, что не могу избавиться от впечатления, полученного от лицезрения силосной горы в Старом Ромашкино. Почему­то вспомнилось, как в нашем колхозе когда­то доярки и телятницы в сильный мороз или пургу переживали, а завезут ли скотники вовремя силос или сенаж. А до траншеи­то было всего 100­150 метров. А тут от фермы до фермы — десятки километров. От Старого Ромашкино до Чистополя 23 км, да от Чистополя до Адельшина — еще 26 км. В другое отделение — в Муслюмкино, тоже примерно столько же. Может, по полевым дорогам и ближе, но ведь зимой на полях сугробы.

Что­то тут с логистикой не то.

...И вот в конторе, прямо скажем, неожиданная и приятная встреча — сразу четыре молодых специалиста: главный зоотехник, главный ветврач и два ветврача. Редко сейчас увидишь такую концентрацию молодых людей в одном хозяйстве. Работали в Алексеевском районе, в холдинге «Красный Восток», получили от МСХ и П РТ и подъемные, и добавку к зарплате в первый год работы. Но недавно перешли в «Транс­Агро»: здесь им обещали решить жилищную проблему.

— Ребята нормальные, за дело взялись основательно, — говорит Рафагат Алиуллов. — Уже и ректальный анализ дойного стада провели, и формирование группы первотелок начали, и плановую вакцинацию скота ведут...

Надо сказать, что усилия молодежи заметны: если в целом по Чистопольскому району суточный валовой надой молока нынче на 9 тонн ниже прошлогоднего уровня, то в «Транс­Агро», наоборот, начали плюсовать. В прошлом году в эту пору здесь производилось 9 тонн молока в сутки, сейчас — 12,6 тонны. От козьих надоев вектор качнулся в сторону коровьих.

— Приезжайте 31 декабря будущего года, увидите перемены, — пригласил один из молодых — главный зоотехник Иван Цыганов.

— Неужели на 1000 кг увеличите продуктивность коров? — спросил я, помня, что в этом году здесь планируют получить на буренку 3 тысячи кг молока с небольшим.

— Смеетесь? Больше!

Похвальный настрой.

Я записал в блокнот: 31 декабря 2019 г — поездка в «Транс­Агро».

 

Тимофей Троицкий.

На снимках: силосный курган; молодые специалисты «Транс­Агро».

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "АПК: опыт, проблемы, поиски..."

Комментарии: