РАПС в органическом земледелии

08 ноября 2018

Последние годы очень много говорится и пишется об органическом земледелии, это когда продукция сельского хозяйства выращивается без всякой химии — без внесения минеральных удобрений и применения химических средств защиты растений. В итоге получается экологически чистая продукция, если, конечно, и сама территория возделывания это позволяет. Если воздух не отравлен диоксином, а почва не напичкана солями тяжелых металлов, радионуклидами и т.д.

Органическая продукция, разумеется, более предпочтительная, и там, где общество об этом более осведомлено и где развит ее рынок, там она закупается у фермеров и продается в магазинах и супермаркетах по более высокой цене.

В мире органическое земледелие сильно развито, в России же в этом направлении пока делаются первые шаги. При Министерстве сельского хозяйства и продовольствия РТ создан Общественный совет, в Татарском институте переподготовки кадров агробизнеса (ТИПКА) действует учебно­производственный центр (УПЦ) «Органика», научное обеспечение производства органической продукции осуществляет Татарский научно­исследовательский институт сельского хозяйства (ТатНИИСХ).

Чем же заменяются химические минеральные удобрения и химические средства защиты растений при органическом земледелии? Ведь для получения приличного урожая требуется немалое количество питательных веществ, а сорнякам, вредителям и болезням не подкормленные посевы нравятся даже больше. Для каждой культуры — cвой подход. Рассмотрим вопрос выращивания в органическом земледелии такой культуры, как рапс.       

С питательными веществами дело обстоит проще: можно довольствоваться невысоким (в пределах 7­10 ц/га) урожаем за счет естественного плодородия. Что, по правде говоря, в настоящее время и происходит, так как то малое количество минеральных удобрений, которые хозяйства из­за нехватки финансовых средств могут себе позволить, вносятся под основные культуры, в перечень которых рапс, увы, в настоящее время не входит. В то же время, при некоторой мыслительной работе агронома, для рапса можно создать более привлекательные условия, размещая по предшественникам, оставляющим после себя в почве большое количество азота, фосфора и калия. Так, в чистом пару за счет нескольких механических обработок происходит минерализация гумуса с образованием на каждом гектаре 150­200 кг нитратного азота, чего хватает­ для получения 25­30 ц/га маслосемян. Такое же количество доступного для растений азота остается в почве в сидеральном пару при использовании в качестве сидератов бобовых культур — донника, люпина. Много азота в почве оставляют после себя зерновые бобовые культуры — горох, вика, соя. Хорошими сидератами являются редька масличная, горчица. Прекрасным предшественником, обогащающим почву азотом, являются бобовые многолетние травы — люцерна, клевер, козлятник, эспарцет. Многочисленные примеры из практики хозяйств свидетельствуют о том, что при размещении рапса после перечисленных предшественников урожай маслосемян удваивается.

Но это — мечта рапсовода. Обычно после перечислен­ных предшественников размещаются озимые культуры — рожь и пшеница. Но ес­ли разместить рапс даже после зерновых озимых, то и в этом случае по 15­20 ц/га маслосемян получить можно, и это будет вполне рентабельно. Пока республиканский уровень — это порядка 10 ц/га.

А как быть с защитой рапса от сорняков, вредителей и болезней? Здесь — сложнее.

Чистота полей от сорняков обеспечивается, прежде всего, вышеперечисленными предшественниками, при размещении рапса после которых отпадает необходимость в проведении двух химических обработок дорогостоящими гербицидами против двудольных и злаковых сорняков. Перед посевом проводятся 2­3 механические обработки на глубину заделки семян — 3 см (не глубже!), в оптимальные сроки посеянный рапс быстро прорастает и сам заглушает всходы сорняков. При необходимости можно провести до­ и послевсходовое боронование. Болезни у рапса имеются, но пока против болезней химобработки практически не проводятся.

Против некоторых вредителей на помощь приходят биопрепараты, заменяющие химию. Но от главных вредителей рапса — крестоцветной блошки и рапсового цветоеда, кроме ядохимикатов, пока практически ничего нет. И если посеять рапс без инкрус­тации семян системными протравителями, то крестоцветная блошка уничтожит посевы на стадии всходов. А если не обработать посевы рапса в начале и конце бутонизации пиретроидными препаратами, то половина урожая будет потеряна от повреждения рапсовым цветоедом. Это — проблема! О ней, кстати, пишет в своей книге «Рапс и сурепица» известный немецкий профессор Дитер Шпаар. В частности, он отмечает, что в Германии по данной причине доля посевов рапса в органическом земледелии занимает лишь около 0,3% , хотя рынок позволяет увеличивать его производство.

Наука, как правило, отстает от передовой практики. Мой большой аналитический материал практического опыта, в том числе и в возделывании рапса, а также результаты деляночного опыта по срокам сева, полученного в 1991­1992 гг., показали более высокий урожай рапса, посеянного в первой декаде июня, над всеми майскими сроками сева, причем, без проведения всякой химической защиты. Я вот уже более четверти века предлагаю и пропагандирую на части площади заменить традиционную технологию выращивания рапса на альтернативно­адаптивную, которая заключается в переносе сроков сева рапса с начала мая на июнь, с гарантией вызревания рапса во второй половине сентября — начале октября (сеять одновременно с поздними яровыми культурами — просом и гречихой в начале июня).

Опыт разных лет показывает, что нет в природе единого — самого лучшего срока сева рапса. Годы­то по климатическим условиям вегетации растений бывают разными. Так, подмечено, что для условий Татарстана из каждых десяти лет 2 года срок сева на величину урожая не влияет, 2 года, с засухой в июле, лучше сеять рапс в ранние сроки, чтобы к июльской засухе растения могли создать мощную, глубоко проникающую в почву, корневую систему. А вот в годы с майской засухой, а таких у нас 6 лет из 10, эту засуху надо переждать и сеять в поздние сроки.

К сожалению, у нас нет точного долгосрочного метео­прогноза, поэтому рапс лучше­ сеять в разные сроки, чтобы «не класть яйца в одну корзину». Такой подход в последние годы практикуют и наши сильные хозяйства. Такой подход, наконец­то, признала и наша татарстанская наука, о чем засвидетельствовано в сборнике «Система земледелия Республики Татарстан», вышедшем в 2014 году.

Подчеркну: поздние посевы рапса, как показывает практика, не требуют химической защиты от вредителей. И вот почему. Пик вредоносности крестоцветной блошки приходится на май, а пик вредоносности рапсового цветоеда — на июнь. При смещении сроков сева на первую декаду июня мы как бы уводим наиболее уязвимые фазы (появление всходов и бутонизацию) от периода наивысшей вредоносности вредителей и необходимость в проведении защитных химических мероприятий просто отпадает. Только и всего!

Что смущает практиков? Некоторые говорят, что при позднем сроке сева рапс не успевает созреть. А каков оптимальный срок позднего посева рапса с гарантией его созревания в 3 декаде сентября, то есть после завершения уборки зерновых? Это не тру­дно рассчитать, зная, что рапсу от появления всходов до созревания требуется 1200 градусов эффективных, то есть свыше 5 градусов, температур. У нас среднемноголетняя сумма эффективных температур составляет 1600 градусов, а в последние годы — и того больше. Исключением является прохладный 2017 год.

Итак, при посеве рапса в первой декаде июня можно получить экологически чистую продукцию: жмых и шрот — для кормления животных, масло — для человека.

 

Иосиф Левин,

заслуженный агроном РТ.

Вернуться в раздел "АПК: опыт, проблемы, поиски..."

Комментарии: