Рецепт для поля

20 июня 2019

Иосиф Левин, заслуженный агроном РТ, наш спецкор.

Периодические засухи в наших краях заставляют земледельцев искать способы сохранения имеющейся в почве влаги. И не только на полях, поднятых отвальными плугами, но и на стерневом фоне. Особенно остро нужда в этом обострилась в 60-е годы прошлого века, когда из-за бездумной распашки казахстанской целины начались пыльные бури. Тогда директор Всесоюзного института зернового хозяйства, тогда еще не академик А.И. Бараев съездил в Канаду для изучения приемов защиты почв от ветровой эрозии. Когда Канада начала осваивать свои целинные земли — прерии, там тоже разбушевалась ветровая эрозия. Нам бы изучить их горький опыт до распашки наших 44 миллионов целинных гектаров, но этого сделано не было, так как стране нужен был хлеб и побыстрее.

Для защиты полей от ветровой эрозии в Канаде был разработан и успешно внедрен комплекс машин для обработки почвы с оставлением и сохранением стерни. Основная обработка почвы проводилась плоскорезами, закрытие влаги по стерневому фону — игольчатыми боронами, предпосевная культивация — культиваторами типа наших КПЭ­3.8, сев с прикатыванием — стерневыми сеялками типа наших СЗС­9. Канадцы свою эрозию остановили.

А.И. Бараев сумел перенять опыт Канады. В Советском Союзе было налажено производство противоэрозионной техники в огромных количествах, переход на систему почвозащитного земледелия дал положительный результат. Группа ученых во главе с А.И.Бараевым получила Ленинскую премию.

Так появилась борона БИГ­3. Борона игольчатая БИГ­3 в комплектации с игольчатыми дисками предназначена для раннего весеннего закрытия почвенной влаги на стерневых фонах, для осенне­весеннего рыхления поверхности покрытых стернею и другими пожнивными остатками полей с целью сохранения влаги в почве, заделки семян сорняков и падалицы культурных растений без значительного нарушения стерни, сглаживания неровностей микрорельефа от предшествующей обработки, а также может дополнительно использоваться на бороновании озимых культур, многолетних трав и кукурузы.

Я в 1961­1967 гг. после окончания КСХИ работал на целине и принял самое активное участие в защите почвы от ветровой эрозии, за что и заработал орден Трудового Красного Знамени.

После окончания комсомольского возраста (29 лет) я вернулся в родную Татарию, был назначен главным агрономом Бавлинского района — сходного по почвенно­климатическим условиям с Кустанайской областью. Уже в первый год работы (1968 г.) я понял, что все, что делалось в Кустанайской области, годится и для Бавлов. Используя свои связи, организовал завоз нескольких комплектов противоэрозионной техники — в обмен на металл, трубы, лес и другие стройматериалы. С руководителями и агрономами колхозов и совхозов провел индивидуально разъяснительную работу. Наметили поля для закладки производственных опытов. Осенью 1968 г с оставлением стерни было вспахано 4900 га. И — поехали проверяющие комиссии из Казани!

Одну из комиссий возглавил Н.Г.Энвальд, тогда председатель Госкомсельхозтехники РТ. В кабинете первого секретаря Бавлинского райкома мы с ним и познакомились поближе. За «некачественную», по его мнению, зябь Николай Григорьевич меня высмеял. Я это выдержал и спокойно объяснил, что, имея собственный практический опыт почвозащитного земледелия, изучаю метод Бараева А.И. и Мальцева Т.С. — и для защиты от ветровой­ эрозии, и для борьбы с овсюгом, которого в Бавлинском районе было побольше, чем в Казахстане.

Энвальд задумался, прислушался ко мне и начал сам заказывать и завозить в республику противоэрозионную технику. Вообще­то ее должны были заказывать сами хозяйства, но ее никто не заказывал, так как понятия не было, что это такое. Татарстанская же наука того времени методы Т.С.Мальцева и А.И.Бараева не изучала.

Вот так и попали в республику противоэрозионные орудия, которые колхозы и совхозы не заказывали и при поступлении не применяли. Игольчатые бороны в своем большинстве пошли в металлолом, закрытие влаги по стерневому фону делали зубовыми боронами, на которые наматывалась стерня, из­за чего агроприем получался некачественный.

Мало осталось борон БИГ­3. Очень мало! А как бы они пригоди­лись там, где зубовые бороны рабо­тать не должны! И на закрытии влаги по стерневому фону, и на озимых, и на многолетних травах. И на разрушении почвенной корки. В этом году почвенная корка, образовавшаяся после прошедших в конце мая дождей, портит земледельцам­ обедню. Вроде бы майс­ким­ дождям надо радоваться, но корка не давала растениям расти, и требовалось ее разрушение. Тут уж в хозяйствах действовали кто во что горазд.

Между тем, универсальная борона и для работы по стерне, и по отвальной вспашке, и для разрушения почвенной корки в республике есть. Это РБИ­6 — ротационная борона­мотыга игольчатая шестиметровая, которую производит лаишевское предприятие «ХаРаШа». Орудие прошло ус­пешное испытание на Кировской машинно­испытательной станции. Лично я видел его в работе в колхозе «Зерновой» Малмыжского района Кировской области. А вообще эти бороны успешно работают в отдельных хозяйствах Высокогорского, Вер­хнеуслонского, Лаишевского, Аль­метьевского районов.

Как агроном, считаю, что игольчатую ротационную борону надо бы иметь каждому хозяйству. БИГ­3 сейчас никто не выпускает, как говорится, это орудие не найдешь днем с огнем. И вот — аналог местного производства! ООО «ХаРаШа» имеет возможность наладить массовое производство игольчатых борон, как с шириной захвата 6, так и 12 метров. И стоимость этих замечательных орудий относительно не велика, а вот польза от их применения — огромная.

На снимке: (слева направо) тракторист Фаиль Халирахманов, главный агроном колхоза «Зерновой» Ильяс Гайнанов и директор ООО «ХаРаШа» Раиль Шайдуллин.

Фото автора.

Вернуться в раздел "АПК: опыт, проблемы, поиски..."

Комментарии: