Взывает поле о помощи

11 апреля 2019

Назиб Мазитов, член-корреспондент РАН, профессор Казанского ГАУ, заслуженный работник сельского хозяйства Республики Татарстан.

 Из-за резкого массового беспроверочного внедрения зарубежной техники, ориентации на импортные семена, увлечения минимальной обработкой почвы растениеводство России за последние четверть века оказалось в упадке. Так приходится утверждать, несмотря на официальные заявления об успешном развитии сельского хозяйства, увеличении экспорта зерна. Россия, обладающая самыми обширными в мире черноземными угодьями, по ряду позиций находится в зависимости от зарубежных поставок: продуктов питания, запчастей, семян, кормовых добавок, лекарств и т.д.

С 90­х годов прошлого века идет нескончаемая череда банкротств сельхозпредприятий, выходят из се­во­оборота и зарастают сор­няками­ сельхозугодья, сокращается количество аграрных вузов, НИИ, заводов­изготовителей сельхозтехники, перерабатывающих предприятий. Налицо отсутствие единой программы координации треугольника: нау­ка — образование — производство.

Это — внешняя сторона кризиса сельхозпроизводства. Если же взглянуть вглубь, то мы увидим: идет переуплотнение почвы тяжелой импортной техникой, чему способствует и поверхностная ее обработка. При вспашке она уже не ложится ровным рыхлым слоем, а вздымается глыбами, все чаще выходят из строя рабочие органы. То и дело на полях летом образуются лужи, и даже целые озерца — ухудшилось такое свойство почвы, как влагопоглощение. В борьбе с наплывом сорняков, вредителей и болезней все больше ставка делается на ядохимикаты.

И это еще не все напасти современного отечественного сельского хозяйства. Если взглянуть на то, как во многих хозяйствах ведется предпосевная обработка почвы, становит­ся не по себе. Вместо ровного, как стол, поля мы то там, то тут видим гребнистую поверхность, а это — открытая труба в небо, куда беспрепятственно испаряется влага. Кроме того, по такому кочковатому рельефу невозможно разместить семена качественно, на одной глубине, из­за­ чего всходы получаются не дружные, чем тут же пользуются сорняки­.

В результате все чаще нас навещают искусственные «засухи», из­за­ более позднего поспевания почвы сев растягивается до июня. В засушенной почве низка эффективность минеральных удобрений. К этому добавляются проблемы экономического характера: возрастание амортизационных отчислений за тенденциозно дорогую западную технику, рост себестоимости зерна, убыточность сельхозпроизводства. А показатели урожайности зачастую «рисуются» в угоду официальной статистике.

Такие факты. Если в 80­е годы прошлого века в России из всего объема выращиваемой пшеницы 80% относилось к категории «ценная», были объемы 1­2 класса, то теперь ситуация удручающая. «Ценной», то есть 3 класса, — всего 22%, 4­го класса — около 50%, 5­го — 28%. 1­2 класса — 0%. То есть основная масса российской пшеницы не обладает необходимыми хлебопекарными свойствами. Россияне старшего возраста с ностальгией вспоминают вкусный хлеб 70­80­х годов прошлого века. А теперь возникает вопрос: куда девать некондицию? Раньше скармливали скоту, но теперь поголовье резко сократилось — как в сельхозпредприятиях, так и в личных подсобных хозяйствах населения, все не съедают. И хорошо, что у нас есть Египет и другие страны Африки, а также Турция — пшеница пошла на экспорт туда, не в овраги же сваливать.

Возникает вопрос: может, такая ситуация создалась вынужденно? И отечественным ученым и производителям техники нечего предложить взамен?

Надо сказать, что в начале 90­х годов, когда рухнул Советский Союз, а вместе с ним и Госплан, из­за­­ чего нарушились экономические связи, а правительство Гайдара под лозунгом рыночных реформ занялось, по сути, выкачиванием денег у хозяйств и населения, сельское хозяйство было предоставлено самому себе. Покупать технику стало не на что. И российские заводы сельхозмашиностроения, действительно, встали. Первое время село жило на эксплуатации той материально­технической базы, которая осталась от советских времен. Но она изнашивалась, растаскивалась, скукоживалась, как шагреневая кожа.

И вот — 2006 год, был принят Приоритетный национальный проект. У реорганизованных хозяйств появился доступ к субсидируемым кредитам. И сразу — ориентир на заграничную технику.­

Руководителей хозяйств сложно упрекать. Длительные задержки зарплаты в 90­е годы вымыли кадры из села. Некого стало сажать на тракторы. А импортные «Нью­Холанды» или «Джондиры» по производительности заменяют 4­5 наших «дэтэшек».

Что надо делать? Если мы не бабочки­однодневки, а люди, для которых не безразлично и наше буду­щее, и будущее наших детей и внуков, то должны организовать для нашего сельского хозяйства «скорую помощь­». В чем она должна заключаться? В исключении при­ме­нения сверхтяжелой, переуплотняющей почву техники; восстановлении приемов оздоровления почвы, ее плодородия и структурности, способности к влагонакоплению и влагосохранению; максимальное внедрение органического земледелия с ограничением применения химикатов вплоть до их исключения.

В Татарстане в последние годы во многих хозяйствах, видя нарастающие проблемы, снова вернулись к глубокой обработке почвы — как отвальной, так и безотвальной, ежегодно на значительных площадях проводится углубление пахотного слоя глубокорыхлителями. Внедряются элементы биологизированного земледелия. Этого, увы, недостаточно.

Руководство России и, в частности, Татарстана демонстрирует понимание проблемы. В последние пять лет действует федеральная программа лизинга отечественной техники с господдержкой, действует республиканская программа модернизации машинно­тракторного парка. Но, увы, у наших хозяйств нет широкого выбора производителей и поставщиков отечественной техники.

Казалось бы, в такой ситуации те отечественные предприятия, где сумели выжить, выстоять и наладить производство более дешевой и конкурентоспособной в сравнении с импортными аналогами техники, должны оказаться «на коне». Но этого не происходит. Например, давно доказали свое преимущество как модернизированные, так и собственного производства сеялки ООО «ХаРаШа» (г.Лаишево), но нет должного спроса на них, потому что они не подпадают ни под какую программу с господдержкой. Нам объясняют: у данного предприятия нет сервисных служб. Вот и варятся наши «Кулибины» — отец и сын Шайдуллины — в собственном соку. И даже в таких условиях их техника сегодня успешно работает в десятках регионов России.

Зато есть что предложить нашим аграриям ЗАО ПК «Ярославич» (г. Ярославль). Например, комплекс унифицированных блочно­модульных культиваторов, выпускаемых этим предприятием, адаптирован ко всем почвенно­климатическим условиям России. При этом качество машин превосходит любые зарубежные аналоги, а сервис — гарантирован.

КБМ прошли проверку как на всех машинно­испытательных станциях России, так и в сравнительных опытах в ряду применяемой на сегодня техники и технологии в разных почвенно­климатических зонах. Да и в про­изводстве блочно­моду­льные культиваторы показали себя с лучшей стороны — как в Татарстане, так и в других регионах страны. Еще в конце 90­х годов КБМы массово применялись в хозяйствах Нурлатского района, что позволило довести урожайность зерновых и зернобобовых культур по району до 50 и более центнеров зерна с гектара. Район за один год с последнего места по урожайности зерновых и зернобобовых культур вышел на первое.

Именно тогда в районе стали применяться сверхранние посевы ячменя, так как вибрирующие рабочие органы КБМов не забивались, в отличие от зубовых борон, ни влажной почвой, ни корневыми остатками и соломой, которых на полях всегда достаточно. В том году­ весенний сев ранних яровых культур­ был завершен в районе 30 апреля.

Группе авторов в 1999 году была присвоена премия Республики Татарстан в области науки и техники за работу «Создание, технологическое обоснование, освоение производства модульно­блочных культиваторов для предпосевной обработки почвы». Работа удостоена 29 медалей международных выставок, в том числе 21 — золотых, 5 серебряных и 3 — бронзовые.

В аномально засушливом 2010­м году в хозяйстве «Дусым» Атнинского района, использовавшем КБМы, собрали на круг в среднем по 24 центнера зерна, тогда как в целом по району этот показатель­ составил только 14 ц/га, а по республике — 9,8 ц/га.

В агрофирмах АО «Востокзернопродукт» с 2008 по 2016 гг. на площади 250 тыс. гектаров было задействовано 33 агрегата КБМ, и этот фактор в ряду других позволил за этот период получать до 35 центнеров зерна с гектара. До 85% полученной пшеницы соответствовало требованиям продовольст­венной ценной пшеницы 3 класса­.

Но вот какая ситуация складывается. Наши КБМы и разные их модификации с 2000 года с успехом производят предприятия ЗАО ПК «Ярославич». В три смены работают машиностроители, продукцию закупают 76 регионов России, а также Казахстан, Белоруссия и Италия. В Татарстане их производили в 90­х годах 6 предприятий, но к концу века они прекратили производство этих машин из­за отсутствия платежеспособного спроса. А в Ярославль наши аграрии, похоже, дорогу не знают.

Французский мыслитель Жан Жак Руссо говорил: «Торговля дает богатство, а сельское хозяйство дает независимость». Рискну предположить, что вопросы независимости даже в условиях ужесточающихся в отношении России санкций как со стороны США, так и Запада у нас скорее декларируются, чем решаются на должном уровне. Так утверждать позволяет отсутствие правильной протекционистской политики со стороны нашего государства в отношении отечественного сельскохозяйственного машиностроения, непринятие стимулирующих мер господдержки. Запущенный в 90­е годы лозунг «рынок все отрегулирует», увы, в ходу и сегодня, но «вода льется на мельницу» зарубежного агропрома. Об этом, например, говорит и тот факт, что все меньше и меньше остается в хозяйствах отечественных тракторов такой марки, как ДТ­75 — признанных в мире тракторов среднего класса, как почвосберегающих. А ведь именно гусеничные тракторы оказывают самое низкое давление на почву, а выпуск тракторов на резиновых гусеницах снимает все существующие ограничения по их передвижению. Но мы не видим таких тракторов в хозяйствах. Лишь в некоторых дорабатывают свой век 30­ти, а то и 40­летние железные «старички».

Нам важно то, что происходит в сельском хозяйстве сегодня, и то, что будет завтра. Сельхозпродукция — то, что заботит всех. А значит это вопросы не только профильного министерства, но и экономики, экологии, образования, промышленности и торговли. Только рассматривая проблемы села комплексно, мы сможем развязать тугие узлы и выбрать правильный вектор развития.

Вернуться в раздел "АПК: опыт, проблемы, поиски..."

Комментарии: