Начинать трудно, но — можно

23 ноября 2017

К фермерским хозяйствам Сергея Смолькова и Руслана Садыкова в селе Татарский Сарсыз Чистопольского райо­на от большака ведет больше километра давно не знавшей ремонта щебеночной дороги. У самих глав КФХ, которые работают по программе начинающего фермера, с финансами туго — дай Бог хозяйства поднять, выжить в непростой рыночной мясорубке. Так что вопрос с дорогой­ отодвинут на задний план. Да и скоро мороз ударит, ляжет снег на грязную колею — и о плохой дороге можно будет забыть до весны. А там, глядишь, решение родится­.

Сергей Смольков по натуре неувядающий оптимист и шутник, своим крепким и верным словцом любого на место поставит. Но не это главное в его характере, а умение добиваться желаемого, каких бы это трудов не стоило. Не удивительно, что к Смолькову тянутся более молодые фермеры района.

Сергей занимается откормом бычков. Добивается от них килограммовых среднесуточных привесов, но мечтает увеличить отдачу. Он родом из соседнего района. С детских лет ходил с мамой на ферму, помогал ухаживать за животными. Не удивительно, что после школы поехал поступать в Казань в ветеринарную академию. Получил диплом зооинженера, поначалу работал зоотехником на местном свинокомплексе.

— Но свинокомплекс закрыли. А мне надо было семью содержать, детей кормить — их у меня трое, — рассказывает Сергей Ирекзянович. — И я решил заняться фермерством. Узнал на сайте Минсельхозпрода о выделении грантов начинающим фермерам, принял участие в этой программе. Выиграл грант на полтора миллиона рублей на строительство фермы по откорму бычков, одновременно занялся картофелеводством на площади 17,2 гектара, построил овощехранилище рядом с домом.

В этом году фермер собрал хороший урожай картофеля, так что затраты окупились и кое­какой навар получился. На выручку от картофеля и деньги гранта построил помещение для бычков. Закупил 25 голов, скоро еще будет столько же. А в целом помещение вмещает 60 голов. Купил Смольков в агрофирме­ «Кулон» бычков возрастом 10­15 дней — шведский скот мясо­молочного направления. В настоящее время переводит телят на ЗЦМ — заменитель цельного молока. Приобрел также гранулированный комбикорм. Все как требует наука. Говорит, что помогает в работе и высшее зоотехническое об­разо­вание, и полученный в школьные годы и в последующем опыт.

Интересуюсь у Сергея, насколько трудно было строить помещение для скота самому. Он лишь машет рукой, признается, что доски и прочий стройматериал закупал втридорога, поэтому решил открыть собственную пилораму — в будущем пригодится. Уже при мне Смолькову позвонили из Новосибирска и сообщили, что заказанная им пилорама готова и отбывает к месту назначения в Татарстан. Кстати, новое производство позволит фермеру открыть дополнительно к имеющимся еще два­три рабочих места, что очень привлекательно для безработных жителей Татарского Сарсаза.

Сергей Смольков с благодарностью отзывается о программе «Начинающий фермер», о грантовой поддержке, которую он получил. Но при этом сетует на трудный процесс оформления земельного участка.

— Бюрократия при оформлении документов очень мешает, — говорит фермер. — Пока сто раз в каби­неты к высоким начальникам не зайдешь, не докажешь с пеной у рта, что хочешь создать КФХ , что нужна­ земля — толку не будет. Я­то свое взял, мне профильное образование позволяет. А обычный селянин может и не взять. Мне два раза отказывали в участке: то — «санитарная­ зона», то — «природоохранная», то еще что­нибудь. Хотя старые фермы стоят и никаким зонам они прежде не мешали… Помогли наш чистопольский глава района Дмитрий Алексеевич Иванов и начальник сельхозуправления Иван Петрович Чурин. Благодаря их поддержке я и работаю на 135 гектарах.

Еще одной важной фермерской проблемой Сергей Смольков называет трудности со сбытом продукции. Признается, что скот после откорма намерен продавать перекупщикам — по 130 рублей за один килограмм живого веса, и ему это будет выгодно. Структуры же типа райпо дают меньше, поэтому с ними он не сотрудничает.

— Вообще услуги посредников сегодня очень дорогие, словно специально все против крестьянина задумано, — не стеснялся откровенничать Сергей. — Головная боль — сбыт продукции, цены просто душат. Судите сами, картофель я сдал по 15 рублей за килограмм, а на рынках его продают за 20­25. И получают навар люди, которые ничего не делают. Или взять гречку — она сейчас никому не нужна, много ее, похоже, у всех уродилось. У меня 50 тонн гречки лежит на складе. Я же не самоубийца сдавать ее по семь рублей за кило: если это сделаю — точно банкротом стану, так что пусть лежит до лучших времен. А на прилавке гречка стоит 25­27 рублей…

Причиной таких перекосов в ценах фермер считает тот факт, что в Татарстане перерабатывающий цех по гречке есть только в Бугульме, и он — монополист: как хочет, так и вертит. Смольков считает, что республике остро нужны перерабатывающие цеха по гречке. У него и зерна сегодня лежит на складе около 250 тонн. Понятное дело, почему лежит — не выгодно его сейчас продавать. Было по 8 рублей, теперь — всего 4…

Любой фермер вам скажет, что в сельском хозяйстве трудно делать прогнозы. Тот же Смольков, как сам признается, напрогнозировал с греч­кой: планировал собрать тонн 40­50, продать по цене 20 рублей за килограмм, получить миллион, купить новый комбайн. Все это оказалось миражом. Цены рухнули, гречка лежит, комбайн лишь снится. Одно слово — «Расея…».

Интересуюсь у Сергея, не пугает ли его «зона риска», не хочет ли выйти из нее. Он смеется с легкой грустью:

— А куда выходить­то? Мне 43 года, в экономисты я не пойду, в юристы не возьмут… Так что уж до конца с сельским хозяйством, как бы тяжко не было.

…Выйдя из декретного отпуска по уходу за ребенком и убедившись, что с дипломом повара ей в деревне Татарский Сарсаз на работу не устроиться, а в Чистополь ездить не хочется, Миляуша Сулейманова пошла на ферму. Благо, как раз только начали доиться коровы в хозяйстве молодого фермера Руслана Садыкова и ему позарез потребовалась доярка. Сызмальства приученная к деревенской работе, ответственная и аккуратная Миляуша быстро втянулась в новое для нее дело: доила коров, ловко управляясь с доильным аппаратом, кормила телят. Очень радовалась регулярному, с авансом, заработку. А вскоре на ферму в помощь Миляуше пришел ее свекор Альберт Сулейманов — стал работать скотником. Как он сам признался: скучно дома без дела сидеть, а до пенсии еще восемь лет. Так что рад безмерно, что теперь он деловой человек.

Свое КФХ, ориентируясь на молочное животноводство, Руслан Садыков открыл в 2016 году. Чтобы получить грант для начинающего фермера, он переехал из города в село — таковы правила. Жена, правда, продолжает ездить на работу в Чистополь, она учительница, но скоро в семье появится малыш­первенец, и тогда уж окончательно переберется в деревню.

Мы с Русланом Ильгизаровичем неспешно прогуливаемся мимо задумчиво жующих сено коров. Они пугливые, протянешь руку — тут же в сторону шарахаются. Руслан объясняет, что недавно были ветеринар­ные врачи, делали прививки, проводили прочие неприятные манипуляции — вот животные и трусят, полагая, что опять по их душу пришли. И лишь одна корова по имени Дочка — как выяснилось, любимица Руслана — разрешила себя погладить и даже попозировала перед объективом фотоаппарата.

Получив поддержку по программе в размере трех миллионов рублей на покупку нетелей и оборудования. Руслан приобрел 21 нетель в Удмуртии, оборудование компании ООО «Дамилк», провел реконструкцию коровника, взяв его в долгосрочную аренду с дальнейшим выкупом, оборудовал помещение под молочную ферму. Сейчас здесь 30 голов КРС, коров среди них семь.

— Обязательно буду расширяться, увеличивать дойное поголовье, — заверяет Руслан. — В этом помещении останется лишь молочный цех, а сухостойные коровы будут содержаться в другом месте. С нетелями повезло, в сутки получаем от первотелок 20­23 литра молока, наименьший результат — 18 литров, — рассказывает Руслан. — Всего получается 150 литров. Молоко сдаем частным сборщикам, которые приезжают утром и вечером, по 23 рубля за литр. Считаю, что мало, с учетом того, что в магазине молоко продается по 50­60 рублей за литр.

Руслан очень любит своих коров, кормит их вволю, считает, что стабильное кормление и хороший водопой — решающий фактор для получения высоких надоев. В рационе животных в КФХ Садыкова — сено, летом — «зеленка» из однолетних трав, комбикорм. Сенаж в целлофановой обертке на зиму фермер заготавливает сам. В его хозяйстве 100 гектаров земли, на которых выращиваются однолетние и многолетние травы.

— У коровы и настроение, и все болезни от желудка, — утверждает Руслан. — Работать с ними не просто, но, прежде всего, надо правильно кормить.

Молодой фермер не скрывает, что во всем советуется с отцом, у которого огромный опыт и который, по сути, заложил фундамент сыновнего КФХ, научил работать с коровами.

…Сегодня в реестре сельхозпроизводителей Чистопольского района значатся около 80 КФХ, в том числе занимающихся животноводством — 27. И это в основном хозяйства молочного направления. За сутки сельхозпредприятия района, в том числе КФХ, производят около 69 тонн молока. Еще больше половины этого производят личные подсобные хозяйства. Итого ­ больше 100 тонн получается.

 

Людмила КАРТАШОВА.

На снимках: фермер Р.Садыков (в центре) со скотником А.Сулеймановым и дояркой М.Сулеймановой; глава КФХ С.Смольков на своей ферме.

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "Как живешь, фермер?"

Комментарии: