Отец и сыновья

14 января 2016

Я веду свой репортаж из коровника. Это очень интересное место, где происходит множество важных событий: дойка коров, их кормление, выпойка молока телятам, уборка помещения, мойка молочной посуды. Наблюдая за производственным процессом от начала до конца, видя, как струйки молока пульсируют в шлангах доильных аппаратов, понимаешь, что находишься у истоков продовольственной безопасности страны. Так маленькие ручьи из родников сливаются в одну полноводную большую реку, становящуюся судоходной артерией. Коровник этот и сами коровы с телятами принадлежат фермерам Игошиным из Заинского района, здесь содержатся 30 дойных коров и два десятка­ телят в возрасте до 4 месяцев.

В коровнике тепло, уютно. Буренки спокойно стоят, жуя сено вперемешку со свекловичным жомом и концентратами, и только ближние ко мне косят свои лиловые глаза назад, в мою сторону — чего, мол, этот человек здесь делает. В их глазах заметно некоторое беспокойство. Возможно, из­за этого сегодня и завтра у них снизится надой. Поэтому я благодарен Владимиру Александровичу Игошину за возможность моего неограниченного ничем пребывания в так сказать, святая святых молочного производства, несмотря на возможные материальные потери. В мире, где все так нестабильно, хочется надежности, спокойствия, уверенности в завтрашнем дне. И это тоже одна из причин, почему я в прошлую субботу оказался на семейной ферме Игошиных.

Ферма ферме — рознь. У Игошиных в коровнике даже навозом не пахнет: скотник Володя в ходе дойки то и дело берет то скребок, то метлу, и наводит в помещении чистоту. Однако и эта аккуратность — не главный фактор здорового микроклимата в коровнике. Главный — это здоровые животные и качественные корма.

Сегодня Игошины доят коров сами. Рабочие разъехались отмечать новогодние праздники, остались только скотник Володя, да свинарь Геннадий Михайлович. В коровнике на газовой плите парят три ведра горячей воды. Газ — баллонный. Без горячей воды ферма — не ферма. Вот Владимир Александрович, размешав в ведре горячую воду с холодной, моет очередной корове вымя, затем чистым полотенцем вытирает его насухо, одновременно массируя, подготавливая корову к дойке. То же самое делают Алексей и Александр. В распоряжении Игошиных — три дойных аппарата. Но если первые двое делают все это вдумчиво, старательно, то Саша, лишь около года идущий по фермерской стезе, пока только учится, наполняясь хозяйским духом постепенно: он то и дело в ходе дойки говорит по телефону или сидит на табуретке, выкуривая очередную сигарету.

Владимир Игошин — это фермер, образно говоря, «первой волны». Свое фермерское хозяйство он создал еще в 1996 году после того, как развалился здешний колхоз, где он успел поработать и завфермой, и главным зоотехником, а стезя пчеловода, которую он выбрал поначалу после банкротства коллективного хозяйства, удовлетворения не принесла — ни материального, ни морального.

Создал Игошин свое КФХ в чистом поле, в 7 км от родного Новоспасска, возле лесочка. Занялся земледелием и скотоводством. И вот уже двадцать лет фермерское хозяйство его, что называется, и кормит, и поит. Владимиру Александровичу в этом году исполнится 55 лет, и он полон сил и энергии. Наверное, благодаря тому, что работает на себя, он успешно преодолевает те трудности и барьеры, которые постоянно сопровождают его на протяжении его многолетней фермерской деятельности. Уже многие создавшиеся тогда фермерские хозяйства прекратили свое существование, а он упорно претворяет в жизнь хозяйское отношение к делу. То, без чего сельское хозяйство неизбежно обречено на развал.

Журналистский интерес к тому, что и как делает фермер на своей ферме, не праздный. Здесь, как нельзя лучше и глубже видишь и понимаешь, что происходит в фермерском сегменте сельского хозяйства, что он дает и чего ожидать в перспективе, каковы здесь успехи и проблемы и как все это может отразиться на продовольственной безопасности страны. Наблюдение — самый главный и самый доступный способ познания — как в науке, так и в журналистике.

Вообще­то за фермерским хозяйством Игошина я наблюдаю, можно сказать, все двадцать лет. И писал о нем неоднократно. И первое, что удивляет, это то, как, имея всего 200 гектаров земли и целых 8­9 наемных рабочих, Игошину­старшему с сыном Алексеем — главой КФХ, а в последний год еще и вторым сыном Александром, удается обеспечивать финансовое благополучие хозяйства, при этом своевременно погашая долги по банковским кредитам. Ничем иным, как экономическим чудом, этот феномен назвать невозможно, если учесть, что это не тепличное, не овощеводческое хозяйство.

Отличительные особенности в работе Игошиных — рачительность, бережливость, хозяйский расчет. Это наблюдается во всем. Взять животноводство. Уверен, в этом хозяйстве самая низкая себестоимость кормов во всей республике. Потому что затраты на корма низкие, а отдача животных высокая. Как это получается? А вот как.

В структуре посевов в фермерском хозяйстве четверть пашни занимают многолетние травы, ежегодно обновляемые на четверть, а то и на треть. Это люцерна, клевер и суданка. Отдача угодий хорошая, в прошлом году вышло, по словам Владимира Игошина, примерно 40 центнеров сухого сена с гектара. Поэтому сено является основой рациона и коров, и молодняка КРС, и овец. А поскольку фермеры стараются первый укос взять пораньше, в фазу бутонизации, то есть максимального накопления в травах питательных веществ, то и по энергетической ценности это сено отменное.

Другим важным компонентом рациона КРС является свекловичный жом. Его фермеры берут бесплатно на Заинском сахарном заводе, затраты — лишь на транспортировку. Его Игошины научились и надежно хранить, пересыпая солью.

Концентраты в КФХ — свои, это дробленка ячменя и пшеницы с добавлением ржи и овса. В прошлом году урожайность зерновых в КФХ составила в среднем 28 центнеров с гектара, так что и собственная ферма концентратами обеспечена, и 300 тонн ушло на реализацию.

В этом году в рационах свиней появился такой важный компонент, как вареные рыбьи головы. Это Владимир Александрович договорился о вывозе отходов с руководителями одного из предприятий по переработке рыбы. Варит головы фермер в специальной емкости, верхний слой — рыбий жир, снимает, как витаминную добавку для телят. А в оставшуюся массу добавляет концентраты, и прекрасный корм для свиней готов — уплетают, только чавканье стоит.

Вообще, свиньи — это, похоже, конек фермерского хозяйства Игошиных. Как­то Владимир Александрович при сдаче очередной партии животных на мясо подсчитал, каков же у них среднесуточный привес выходит. И получилось 800 граммов. Почти как у молодняка КРС. При этом выход приплода — 25­-26 поросят в год.

Кстати, остатки рыбьих голов в кормушках свиней — прекрасный корм для нескольких кур, которых для себя и наемных рабочих держат фермеры. Безотходная технология!

…Дойка завершилась. Пришла очередь поесть у телят. Две дощатые клетки с двухдневной телочкой и четырехдневным бычком стоят прямо в коровнике. Владимир Александрович наливает теплого молока в полуторалитровую банку, пальцами черпает в стоящем тут же ведре рыбий жир, добавляя его в молоко и размешивая, а также горсть сахарного песка­смета, и через соску спаивает сначала красавице­телочке, которую я с его позволенья назвал Жданкой. Телочка сосет соску жадно, в несколько секунд опорожнив полный сосуд. Фермер еще наливает треть банки молока — добавка. 2 литра вечером и 2 литра утром — норма для Жданки.

— Хороший аппетит — главный признак здоровья, — говорит Игошин­старший. — Через 5-­6 дней начну приучать ее пить молоко из ведра, в 10 дней выгоню вон в ту группу в боксе.

Напоив по той же схеме бычка, фермер уделяет внимание телятам постарше, находящимся в боксах. Им молоко, обогащенное рыбьим жиром, с добавлением сахарного смета, он выливает в кормушки. Тут приходится проявлять ловкость, ибо телята, того и гляди, выбьют ведро с молоком из рук.

Завершив кормление, отец с сыновьями моют горячей водой доильные аппараты и другую посуду, стирают полотенца, выносят полные фляги молока в тамбур. Здесь молоко охлаждается, а значит, долго не будет киснуть. В завершение трудового дня фермеры добавляют сена коровам, а также фуража группе телок на открытой карде, где животные находятся круглосуточно, а еще бычкам, которые также развиваются на свежем воздухе, но у них есть дощатый сарай со свободным доступом. Овцы за коровником сбились кучкой возле омета с сеном — им холод тоже не страшен. Все животные напоены. Пять здоровенных псов надежно охраняют фермерское хозяйство по периметру.

…У Игошина­старшего есть планы развития. В 2016 году предусмотрены строительство нового коровника на 150 голов и покупка племенного быка, заключение договоров по реализации зерна, а также сала с авансированием их поставок, покупка нового трактора.

Владимир Александрович настроен оптимистично, несмотря на падение рубля и дешевизну нефти. Думается, это связано, прежде всего, с приходом в КФХ младшего сына Александра. Тот долгое время мыкался в Альметьевске: и таксовал, и машины продавал. Но в начале прошлого года пришел в КФХ, отработал посевную, да так и остался. Это ли не радость для отца? Значит, дело его не аховое. Земля, коровы, телята, свиньи, овцы — это, особенно хотя бы с небольшой поддержкой государства, дело надежное. Как говорится, с голоду не помрешь.

— Мы сейчас готовы принять на работу еще 2­-3 семьи с предоставлением жилья, — говорит Владимир Александрович. — Причем, это могут быть и городские жители. Навыки иметь не обязательно, мы всему научим…

…Молоко Игошины продают поочередно то в Заинске, то в Альметьевске. Когда их молоковоз подъезжает к постоянному месту продажи, тут уже стоит приличная очередь. 30 рублей за килограмм — такую цену сейчас держат фермеры за продукцию жирностью около 4 процентов. Объем реализации — 300-­350 кг в день.

Владимир БЕЛОСКОВ.

 

На снимке: Владимир Игошин (в центре) и его сыновья — Алексей и Александр.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Как живешь, фермер?"

Комментарии: