Село с видом на туризм

07 апреля 2016

С пригорка, где разместилась семейная ферма Габделахмата Котдусова, село Ямашурма Высокогорского района просматривается, как на ладони. Мартовский снег, уже ноздреватый, пропитанный влагой, но еще объемный и плотный, со всех сторон окружил дома. Их разноцветные крыши и заборы — красные, синие, зеленые — словно яркие леденцы в белоснежной упаковке. Летом здесь все иначе: село утопает в зелени и цветах, по утрам задорно кричат петухи, мычат вечерами коровы, возвращаясь после сытных прогулок по окрестным пастбищам. И что удивительно, буренки без подсказок находят свои подворья, а самые ловкие даже умудряются самостоятельно, ткнув влажный нос в задвижку, отпереть ворота. Как-то в Ямашурме, а Котдусов последние годы специализируется на сельском туризме, гостили иностранцы, так они буквально прыгали от восторга, снимая на фото и видео умных татарских коров.

 

 

Сначала была свалка

Любит Габделахмат Габдулахатович стоять на высоком крылечке своего офиса, попутно выполняющего еще и функции гостевого дома (со столовой, гостиницей, сауной и сеновалом на чердаке), любоваться огромным подворьем, которое занимает целый гектар земли. В холодное время года здесь тихо, вся живность на зимнем содержании. Зато летом жизнь кипит: тут и пруд с утками, лебедями, рыбой, и мирно щиплющие траву лошади во главе с кобылой Марусей, и кудрявые овцы, и куры удивительных пород, и ослик­киргиз по имени Джигит, и важно шествующие страусы с длинными шеями и маленькими глазастыми головками.

— Все на этом подворье сделано моими руками, — рассказывает Котдусов. — Ничего ведь не было 25 лет назад — овраг да свалка деревенская, старая техника гнила. Все вычистил, больше двадцати «Камазов» мусора вывез, выкопал пруд, построил гараж из кирпича, провел водопровод, коммуникации. Никто меня не инвестировал — все на свои деньги. Я их, впрочем, никогда не копил — в дело пускал. Сто рублей есть — гвозди куплю, 200 есть — цемент приобрету или краску, и каждый год что­нибудь строю. При этом с женой и тогда, и сейчас спорим. Она вопрошает: а когда же будем для себя жить, на себя тратить, отдыхать? Но это и есть моя жизнь.

… Не часто удается хозяину семейной фермы найти свободное время, чтобы полюбоваться своим хозяйством. Дел у него всегда невпроворот: нужно не только за многочисленными животными присмотреть, решить всякого рода хозяйственные дела, но и туристов встретить, провести с ними экскурсии, организовать чаепитие с блинами, показать село, свозить к другу на ферму, напоить желающих парным молоком прямо из­под коровы и т.д. С недавних пор Котдусов возглавил еще и музей «Иске­Казань» (уговорили) в 10 км от Ямашурмы. Как говорят в таких случаях: тяжела ты, шапка Мономаха. Но Котдусов все делает с удовольствием, не замечая усталости, трудностей, людских пересудов. Наслушался от многих людей нелицеприятных отзывов еще на заре трудовой деятельности в начале 90­х годов прошлого века, когда из кресла руководителя мощного колхозного свинокомплекса пересел за штурвал старенького колесного трактора, став обычным фермером. А потом, в поисках своего дела, экспериментировал: после зерновых пытался выращивать лук, морковь, продал коров и занялся козами, утками да курами. А уж когда привез экзотических страусов и задумал открыть необычную семейную ферму, даже жена Рузимя — женщина исключительно правильная и реалистичная, торговый работник по профессии, владелица собственного магазина — осуждала благоверного. Мол, вместо того, чтобы посвятить себя испытанному, веками проверенному и уважаемому крестьянскому делу — земледелию или выращиванию крупного рогатого скота, туризм придумал…

Но Ахмат­абы (как его зовут молодые односельчане и детвора) выбрал свой путь.

— Как­то я увидел по телевизору передачу о раненом лебеде­шипуне — было это в 2010 году, — рассказывает Габделахмат Габдулахатович. — И так он мне запал в душу — я же по образованию ветеринар, окончил в 1987 году Казанский ветеринарный институт, что позвонил телевизионщикам, нашел координаты пострадавшей птицы и забрал лебедя. Вылечил его, вырастил, сделал ему бассейн, подселил уток — при дворе образовался красивый живой уголок. Ну а дальше пошло­поехало: воображение у меня богатое, предприимчивостью и деревенской смекалкой природа не обидела. Решил я создать семейную ферму, заняться сельским туризмом. Привез черных африканских страусов из Астрахани — 15 штук, потом австралийских — из Волгограда. В общей сложности получилось 34 головы. Жена заявила после этого, что у меня совсем крыша поехала и что надо мне в больницу, показаться психиатру… Смех смехом, но никто не верил в мою затею, что станут к нам приезжать по три­четыре автобуса туристов в день.

 

Манит нас деревня

Хмурый мартовский денек подбирался к полудню. У ворот фермы зафырчала машина — приехали гости из Казани — молодая семья с ребенком. Котдусов встретил гостей у крыльца, повел в офис. И сразу, как заправский экскурсовод, взяв в руки два больших страусиных яйца — желтоватое и темно­зеленое — задал вопрос:

— Почему яйца разного цвета? За правильный ответ подарок — перо страуса.

Оказывается, более крупное светлое яйцо принадлежит африканскому страусу, живущему в пустынных песках, а зеленое — австралийскому, обитающему в буйных зеленых зарослях.

Супруги Губины — коренные казанцы, в Ямашурму приехали ради сына, показать ему животных. И хотя малышу всего полтора года, он с удовольствием общался с кроликами, курами и утками, гладил ослика, восторгался экзотическими страусами. Ну а родители с удовольствием слушали рассказ фермера о его примечательном хозяйстве. За 2013 год его ферму посетили 3 тысячи туристов, в 2014 — в два раз больше, в 2015 — около 7 тысяч.

— Я был за границей, видел, как там занимаются сельским туризмом, вот и задумался — а почему бы и мне не попробовать? — признается Котдусов. — Была еще одна причина, своего рода толчок к действию — глава Высокогорского района Рустам Галиуллович Калимуллин на одном из совещаний завел речь о необходимости развивать в районе именно сельский туризм, посетовал, что нет у нас в районе страусиных ферм. Не знаю, откуда он о них прознал, но я как раз про такую ферму думал. Вот и решил, что это знак, надо начинать. И пошло ведь дело! Сегодня восемь дворов из Ямашурмы постоянно со мной работают в кооперации — готовят молоко, творог, тюбетейки шьют. Реализуем также магнитики, кружки, футболки с нашими изображениями.

Автобусы с туристами прибывают в Ямашурму из разных городов России: Волгограда, Санкт­Петербурга, Нижнего Новгорода, недавно гостили якуты, иностранцы тоже нередко бывают. Пик начинается в мае, длится все лето. Но и зимой есть развлечения — горки для детей, катание на санях, верхом на лошади.

 

Не по принуждению, а по зову сердца

Довольные гости уехали. А мы с Котдусовым завели серьезный разговор о проблемах сельского туризма: почему в республике он не получает должного развития? Было о чем поговорить еще потому, что буквально накануне Габделахмат Габдулахатович принял участие в презентации программы VisitTatarstan, направленной на продвижение туристических возможностей республики. Встреча проходила в Казани, в Центре развития туризма РТ.

У Котдусова по поводу развития сельского туризма есть собственные конкретные мысли.

— В Татарстане ничего придумывать не надо — все есть для развития сельского туризма. Природа — отличная, я был за границей, ну и что. Взять ту же Америку (жил там почти месяц) — у нас лучше. Наша Ямашурма — 350 дворов, более тысячи населения, дома красивые. Из 18 улиц 17 заасфальтированы, отличный дом культуры, детский сад. Надо только умело показывать туристам наш сельский быт, а этого делать мы, увы, не умеем, в отличие от заграницы. Может, и рекламы недостаточно, и люди к этому виду туризма еще недоверчиво относятся. Чтобы заниматься сельским туризмом, нужны три условия. Должен быть поблизости, в радиусе не более 45­50 км, большой город. Мне повезло — Казань в 45 км. Если дальше, рынок не позволит развиваться: бензин дорогой, аренда тоже — никто не поедет. Второй момент — нужна подходящая живая деревня для сельского туризма. Как можно привозить тех же иностранцев в село, если в нем петухи не кричат и коровы не мычат. И чтобы был колорит национальный — хоть русский, хоть татарский, хоть марийский или чувашский. У нас вот сельский туризм с национальным татарским колоритом — у меня заключен договор с несколькими дворами в селе, к которым я гостей вожу. Например, к Гумару Вафину. У него можно и коров посмотреть в коровнике, и молока парного попить, и сметаны с творогом попробовать, и чайком из самовара насладиться, и даже ночевать остаться.

И третий, наверное, самый главный фактор, из­за чего сдерживается развитие сельского туризма — сам человек должен быть расположен к организации сельского туризма, болеть делом. А у нас как? Собирается совещание, и чиновники буквально заставляют людей: ты давай­ка, займись сельским туризмом. А он не всем в охотку, не все понимают, что и как нужно делать.

Вот я прошлым летом был в одной деревне Сабинского района (я сам оттуда родом), и увидел удивительный двор. Чего там только не было: мельница, маленький пруд с птицами, цветы. И все это красиво устроено, будто опытный дизайнер поработал. Поинтересовался, кто хозяева, может, сельским туризмом занимаются? Нет, простые люди: хозяйка в школе работает, хозяин где­то в райцентре. Вот таких людей к работе в сельском туризме и надо привлекать, таким и надо помогать, а не первым встречным.

Еще один важный момент — многие путают просто отдых на природе с сельским туризмом. Это разные направления. Кто­то на опушке леса сруб поставил, пруд обустроил — чиновники решают ему помогать развивать сельский туризм. А ведь в бане попариться, водки выпить — это не сельский туризм. Как­то гостили у меня американцы, попросили разбудить в пять утра. Спрашиваю: зачем так рано? Хотим, говорят, посмотреть, как стадо коров выгоняют на пастбище… Им именно это интересно, а не евроремонт и золотые унитазы.

Летом к моей ферме жители приходят, приносят деревенскую продукцию. Туристы даже укроп с петрушкой спрашивают, мол, хотим деревенское попробовать. Живет в Ямашурме фермер, мой старинный друг Азат Ахметов — у него свое поле, где он растит зерновые, мельница, пекарня. Вожу и к нему туристов. Сельский туризм без крепкого села невозможен. Только в тесной связке.

 

Людмила КАРТАШОВА.

На снимке: Габделахмат Котдусов и его гости с лошадью Марусей.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Как живешь, фермер?"

Комментарии: