Энергия созидания

22 марта 2012
Рамис Замалдинов путешествовать не любит. Его тошнит от долгой езды. Была бы у него возможность, он бы жил и спокойно трудился в родном Новом Шаймурзино никуда не выезжая.
Но бизнес есть бизнес. Имея 58 гектаров земли, 250 овец, 15 бычков, несколько лошадей и амбициозные планы и дальше расширять хозяйство, он не может все время сидеть дома, время от времени нанимает «КамАЗ» и вместе с супругой Нурией Шаихзяновной колесит по российским дорогам в поисках хорошего здорового овечьего поголовья. Замалдинова уже знают и в Астраханской, и в Оренбургской, и в Саратовской, и в Самарской областях.
У Рамиса Загитовича нет высшего образования. Но зато есть стержень, на который нанизываются завидное трудолюбие, упрямый характер и желание иметь в доме достаток. Наверное, все это сформировалось не без влияния его жены, с которой он живет вместе без малого 30 лет. Нурия Шаихзяновна — и идейный вдохновитель, и повар, и работница по хозяйству.
В семье Замалдиновых принято разделение труда. Если Рамис заядлый овцевод и лошадник, то Нурия — специалист по крупному рогатому скоту. А самая большая радость Рамиса Загитовича — это когда появляется на свет ягненок.
— Когда овца готовится объягниться, он буквально ночи не спит, все бегает, проверяет, не появился ли ягненок, — рассказывает Нурия Шаихзяновна.
Мы делаем обход обширного хозяйства Замалдиновых. Вот две кошары. Одна — совсем новая, из досок. Здесь внедрен «холодный метод» содержания. Другая — теплая, это для суягных маток и маленьких ягнят. Между ними — выгульная площадка, на которой есть огороженные кормушки для сена.
Рамис хватает из стада барана с густой рыжеватой шерстью.
— Вот этому ягненку два месяца от роду, — говорит он, наблюдая, какой эффект произведут на меня его слова.
Не верить — нет причин, и поэтому остается только удивляться, как быстро набирают вес животные у Замалдиновых.
Потом мы заходим в хлев, где стоит одна дойная корова и 15 быков, затем выходим «на зады», где видим молодых лошадей.
— Когда-то в молодости я держал и скаковых лошадей, — комментирует Рамис. — Но сейчас выращиваю только на мясо.
Наемных работников у Замалдиновых, как выясняется, нет, и я прикидываю, во сколько же надо вставать каждый день, чтобы справляться со всем объемом работ на мини-ферме. Спрашиваю об этом хозяев. К удивлению, супруги в один голос заявляют, что поскольку работа на подворье — это их единственное место работы, то все их заботы и хлопоты им не в тягость.
— Встаю я в четыре утра, — рассказывает Рамис Загитович. — Сначала иду к своим баранам, убираюсь в помещениях, задаю корм, подливаю воды. Потом — к быкам: вычищаю навоз, пою, задаю месиво. Следующие на очереди — лошади. Им задаю сено, овес. Воды им не надо — снега наедятся. На все про все уходит два часа. Вечером все повторяется. В общем, работы немного…
Прикидываю, сколько же одной только воды нужно дать животным, чтобы утолить их жажду. Получается много. Если носить ее вручную — руки отпадут.
— Мы вырыли два колодца, установили насос, емкости наполняем через шланг, — говорит фермер. — Так что к вечеру с ног от усталости не валимся.
— Да и привыкли уже к такой жизни, — говорит улыбчивая Нурия Шаихзяновна, угощая пельменями и пирогами.
Привычка к труду — вот ключ к пониманию всего, что происходит на мини-ферме Замалдиновых. Именно привычка, адаптация к каждодневным физическим нагрузкам, чувство хозяина и любовь к своему делу приводят их от успеха к успеху. Они и детей так воспитали. Когда родители отправляются в очередное «путешествие» за племенным молодняком, их на хозяйстве заменяет младшая дочь — девятиклассница Алина. И справляется со всеми делами не хуже.
— Нам помогают администрация района и Россельхозбанк, — говорит Рамис Загитович. — Мне и землю выделили, и кредиты дают без волокиты, и субсидии поступают без задержки.
— Замалдиновы уже трижды обращались в Россельхозбанк, — говорит Зинур Губайдуллин. — В ноябре 2009 года они получили 70 тысяч рублей на покупку КРС, в мае 2010-го — 150 тысяч на реконструкцию животноводческих помещений и в апреле прошлого года — пол-миллиона на строительство животноводческих помещений и приобретение КРС.
— Субсидированный кредит — очень хорошая вещь, — говорит Рамис. — И возвращать его не трудно, когда у тебя есть достаточно востребованной товарной продукции. А заказов у нас и на ягнят, и на лошадей, и на говядину — на год вперед расписано…
Замалдиновы считают, что нагрузка у них явно недостаточная — слишком много, по их мнению, «сидят на диване и бездельничают». И поэтому следующий этап их деятельности — это создание к сентябрю текущего года семейной овцеводческой фермы на 300 овцематок. Они уже купили сборный ангар, трактор, погрузчик, роторную косилку, пресс-подборщик, рассчитывают на бюджетную субсидию. Еще один ангар они намерены приобрести для хранения сена.
— Придется пастуха нанять, — говорит Рамис Загитович. — Сами с таким поголовьем не управимся.
Вот уж дрогнули бы заграничные фермеры, побывав у Замалдиновых. Если Россия в целом им видится как рынок сбыта их дешевой сельхозпродукции, то в лице Замалдинова они наверняка увидели бы серьезного для себя конкурента.

* * *
Из Буинска в адав-тулумбаевском направлении ехать одно удовольствие: лента асфальта тянется сначала через сосновый бор, потом вырывается на заснеженный простор, пересекаемый лесополосами. Красота! Поворот, мост через речку и — на возвышенности, будто сказочный городок, село Киять с белоснежной церковью. Не хватает только каменных стен, железных ворот и привратников.
Водитель дополнительного офиса Россельхозбанка машину по широким улицам села ведет уверенно: видно, что бывал здесь не один раз. Но вот и остановка. Нас встречает крепкий мужчина кавказской национальности.
— Сергей Варткезович, — представляется он с улыбкой. — Не удивляйтесь, Сергей — имя сугубо армянское, просто русские его у нас заимствовали.
И вот по санному следу мы идем за околицу.
— Сергей Варткезович Айвазян — наш надежный заемщик, — говорит управляющий допофисом Россельхозбанка Зинур Губайдуллин. — Человек он предприимчивый, а таким без банка никак нельзя. Мы всегда к услугам таких, как он.
Подходим к небольшому красивому зданию с голубыми стенами. Рядом — скирды сена и соломы.
— Вот это моя ферма, в которую я загнал свой скот осенью прошлого года, — говорит Айвазян.
В прошлом году «Земля-землица» писала об этом человеке и его подворье. Тогда его крупный рогатый скот помещался в старом, тесном дощатом сарае. И вот за один год — такие перемены.
— Помог кредит, — замечает Айвазян.
Заходим внутрь. По обе стороны длинного коридора стоит рогатое поголовье. Животные едят сено, только что разложенное на кормовом столе.
— У меня 14 дойных коров и еще 13 нетелей, телок и бычков на откорме, — говорит Сергей Варткезович. — Тесновато, хочу расширить помещение с тем, чтобы было здесь еще и родильное отделение…
Айвазян — не животновод. Он — строитель. В начале 90-х, живя близ Еревана, занялся, и не безуспешно, предпринимательством — производством обуви. Но жизнь повернулась так, что вскоре в страну хлынул поток дешевой китайской обуви, и три тысячи пар кожаных туфель и ботинок мертвым грузом «заморозились» на складе. Что делать? Обратился к родственникам в разных городах и весях — развез им обувь на реализацию. Торговля не пошла. У людей просто не было денег, зато могли расплачиваться, например, баранами, брынзой, катыком. Так и привез Сергей Айвазян однажды из поездки по торговым точкам 150 баранов и стал вникать в тонкости ухода за ними…
В Киять он приехал еще в 1996 году. Сначала строил церковь. А по ходу дела пригляделся: место красивое — большое село со всем необходимым соцкультбытом, лес, речка, недалеко город. И решил здесь обосноваться. Привез семью: жену и трех сыновей. Работая строителем, одновременно выращивал в большом количестве скот: КРС до 300 голов, свиней до 150-ти. Прошел и огни, и воды. Однажды зимой отключили электроэнергию. Пока дозвонились до энергетиков, пока те раскачались, пока снова все заработало, полсотни поросят замерзли. Тогда на улице мороз достигал минус 40 градусов!
Но к этому моменту Айвазян уже научился не только падать, но и вставать. Не пал духом он и в тот раз.
— Сейчас моя ферма особой прибыли пока не приносит, оправдывает себя, и то ладно, — говорит Сергей Варткезович. — А зарабатываем мы с сыновьями по-прежнему строительством, отделочными работами…
Между прочим, у семьи Айвазян в Буинске — свой магазинчик. За аренду платят немало, но зато молочную продукцию продают в широком ассортименте: и молоко, и сметану, и творог, и брынзу, и катык. Спрос хороший, поскольку и продукты качественные, и выполняются все необходимые санитарные требования. Да и продавец способный: сама супруга Сергея Варткезовича — Марина.
— Сейчас моя мечта — построить семейную молочную ферму на 50 голов, — информирует нас предприниматель. — Спасибо и главе района, и управляющему допофисом Россельхозбанка — мне идут навстречу: за счет района проведена на ферму электролиния, выделено 80 гектаров земли за селом, обещают дорогу с твердым покрытием проложить. Сейчас оформляю кредит на строительство, закупку оборудования…
У киятского фермера — твердая поступь и уверенный взгляд человека, крепко стоящего на ногах и четко знающего, чего он хочет. Впечатление такое, что ничего не боится Айвазян: ни трудностей строительства, ни перекосов рыночной экономики, ни бюрократизма чиновников. Татарстан стал для него и его семьи второй родиной.
Вот таким, наверное, и «покоряются моря».

Буинский район.

Владимир БЕЛОСКОВ.

На снимке: овцевод и лошадник из Нового Шаймурзино Р.Замалдинов.
Фото автора.

Вернуться в раздел "Актуально"

Комментарии: