Хранитель сельского уклада

01 августа 2013
Естественное пастбище, что расположилось близ села Мямли-Козяково-Челны, словно с картины художника. Живописный склон, поросший разнотравьем, в которое уткнули морды пасущиеся коровы и лошади, а внизу, как на ладони, видно красивое село Кутлу-Букаш: с извилистыми улицами, добротными домами под разноцветным профнастилом, объектами соцкультбыта. А дальше — желтые поля спелой нивы, перелески, за которыми раскрывается купол синего, в белых облаках неба…
Мы стоим на пастбище вместе со здешним предпринимателем Раифом Хамидуллиным, консультантом планово-экономического отдела управления сельского хозяйства и продовольствия Рыбно-Слободского района Рустамом Салаховым и пастухом — учащимся третьего курса Рыбно-Слободского агротехнического колледжа Ильмиром Мустапаевым и неспешно ведем беседу.
— Что такое сельский уклад жизни? — переспрашивает меня Раиф Хусаенович. — Трудный вопрос. Сейчас деревня к городу ближе, чем сам город к деревне…
От такой лихо закрученной мысли у меня мозги напряглись сильнее обычного. Но Хамидуллин, как опытный вузовский преподаватель, стал тут же пояснять сказанное.
— Вон, через дорогу, стоит кирпичный дом, — он показал в сторону ближайшей улицы. — В нем у его обитателей все удобства — газ, холодная и горячая вода, сауна, туалет, холодильник с большим морозильником, компьютер, интернет, спутниковая тарелка… Почти в каждом дворе — легковой автомобиль, а то и два. У многих имеется другая техника — трактор, грузовик, мотоблок, прицепные сельхозорудия. А хозяин построил вон там, у оврага, еще и маленький домишко. Без всего. Только лампочка под потолком. Зачем? А чтобы иногда отдыхать от цивилизации. Чтобы слушать деревенскую тишину, кваканье лягушек, стрекот кузнечиков у палисадника. То есть хоть изредка окунаться в то, что мы называем сельским укладом жизни.
Слушая собеседника, я прямо-таки затаил дыхание. То, что многострадальные жители поселков городского типа имеют земельные участки за чертой населенного пункта, практика давно известная и распространенная. Но чтобы деревенские жители искали спасения от цивилизации? Это что-то новенькое. Однако у Хамидуллина, как вскоре выяснилось, это далеко не единственные наблюдения за современной сельской жизнью.
— Вот отчего сельские семьи уезжают в город? — задает он вопрос. И тут же сам отвечает. — В селе сейчас созданы почти городские условия, если не считать отсутствия асфальтированных дорог. Но эти самые условия породили и проблемы. За газ, воду, дополнительные потребители электроэнергии, уборку мусора надо платить. Причем, суммы набегают немаленькие. За техникой тоже надо смотреть — техуход, бензин или солярка, запчасти — все денег стоит. А из каких источников платить? Ну ладно я — у меня свой бизнес. А ведь у большинства доходы весьма скромные. Скота больше содержать? Птицу? Но ведь и с одной-то коровой сколько мороки. Помещение содержи, корма заготовь, навоз убирай, в четыре-пять часов каждый день вставай. И еще не факт, что будет выгода. Вот от этих-то проблем сельчане и бегут в города…
Он немного помолчал, потом добавил:
— Вот Ильмир, — он кивнул на молодого пастуха, — замечательный парень. Он трудолюбивый, ответственный, любит животных. Ему я доверяю этих коров и лошадей сполна. Но у меня нет возможностей построить ему дом, провести туда все коммуникации. Вот и надо, чтобы государство позаботилось о том, чтобы помочь таким, как Ильмир, осесть там, где они родились и выросли и где могут быть счастливы.
Вот ведь какой наблюдательный народ — эти сельские жители. Может, это оттого, что между происходящими на селе событиями длительнее паузы, чем в городе, а значит есть время на анализ, на размышления? В том числе и вот на такие, весьма неожиданные. И ведь не поспоришь с Хамидуллиным — резон-то налицо. Получается, за что боролись, на то и напоролись?!
Раиф Хамидуллин делает все от него зависящее, чтобы сохранить сельский уклад жизни. А первое условие для этого — наличие на селе его обитателя. Раиф Хусаенович в селе живет и уезжать никуда не собирается. И живет так разнообразно и интересно, что и сын с молодой женой решили остаться в селе. Пошли в землю, так сказать, вторичные корни, если отсчет, условно, вести от самого Раифа.
Хамидуллин построил семейную молочную ферму. Достоверно не известно, но можно предположить, что рекордсменом в Татарстане по строительству семейной фермы является именно он. В 2011 году, получив предложение от главы района Ильхама Валеева поднять такую ферму, он взял два часа на размышления, после чего, обсудив все с членами семьи, позвонил в администрацию:
— Согласен, Ильхам Гусманович.
Вскоре определили площадку за околицей села с горами мусора и зарослями лебеды, и буквально через месяц типовая ферма на 24 коровы была построена хозспособом, а еще через полтора месяца здесь стали… рождаться телята. Это опытный Раиф Хусаенович заранее позаботился о покупке не абы каких, а глубокостельных нетелей.
— У меня характер такой — не люблю резину тянуть: решил, так делаю все быстро, — говорит Хамидуллин. — А насчет телят — так ведь не на городском асфальте родился, знаю немного, что к чему и как.
На счет «знаем немного» предприниматель, конечно, поскромничал. Родившись и выросши в деревне, Раиф сызмальства знает, что такое крестьянский труд. А уж по коровам и телятам и вовсе стал настоящим знатоком — в летние каникулы пас дойное стадо и вот уж наблюдал, вот уж наблюдал за буренками. И не только за ними... Есть в его биографии и 1,5 года работы в должности заведующего фермой.
— Характеры у всех животных разные, — рассказывает он. — Вот, к примеру, пасется стадо, от многодневной жары трава сухая, жесткая. И тут под вечер — дождь. А стаду пора домой. Так верите или нет, бык-производитель встает у стада поперек и не пускает коров — ешьте, мол, сейчас трава сочная…
После этих слов уже не удивляешься хозяйской предприимчивости Хамидуллина по поводу глубокостельных нетелей.
И все же чудес не бывает. Знания предмета, даже очень глубокого, недостаточно для быстрого строительства и сдачи объекта в эксплуатацию. Нужны деньги. Но и тут у Хамидуллина все срослось как нельзя лучше. Во-первых, имея собственный успешный 12-летний бизнес — производство керамзитовых блоков, брусчатки, кованых изделий — он вложил в строительство собственные средства. Кроме того, быстро оформил и также быстро получил кредит в Россельхозбанке. Ну а когда подвел здание под крышу, оформил и положенные субсидии от Минсельхозпрода: и на строительство, и на оборудование, и на подведение подъездного пути.
«Быстро оформил и быстро получил кредит…» Звучит эта фраза несколько неправдоподобно. Больше приходится слышать истории о волоките при оформлении кредитов в банках.
— С Россельхозбанком работать очень удобно, — это уже говорит консультант райсельхозуправления Рустам Салахов. — Сотрудники допофиса в Рыбной Слободе очень внимательны к заемщикам, помогают им в оформлении документов, оперативно реагируют на замечания и советы…
Все объясняется просто.
— Ну а с субсидиями нам, фермерам, нередко помогает сам глава района, — поясняет Раиф Хусаенович. — Он нередко лично завозит документы в Минсельхозпрод, а в таких случаях, сами понимаете, дело быстрее решается. Ильхама Гусмановича в министерстве уважают…
Сейчас у Хамидуллина 24 дойные коровы, ежедневно он продает по 400 килограммов молока. И вполне доволен.
— Кредит я брал небольшой, поэтому финансовая нагрузка посильная. Тем более, что и надои неплохие, и телята есть на продажу.
Под одной крышей у фермера, кстати, содержатся еще и лошади — 23 головы. Тут есть две породистые, скаковые, для души, остальные — рабочие и на мясо. Хамидуллин создал несколько рабочих мест — доярки, пастуха, тракториста… Он — житель села, его творец, хранитель сельского уклада жизни. Нелегкая эта судьба, непростая, но во всем этом столько смысла и жизненной силы, что кажется, будто рыбно-слободский предприниматель и есть сама история.
Да почему «будто»? Так оно и есть.

Владимир БЕЛОСКОВ.

На снимке: Р.Хамидуллин и И.Мустапаев на пастбище.
Фото автора.

Вернуться в раздел "Актуально"

raktu-gamyba-automobiliams.lt