Крепкие корни

17 мая 2012
Возле дороги, ведущей из Кукмора в Шемордан, напротив деревни Пчеловод стоят красивые, из красного облицовочного кирпича и цветного профиля животноводческие здания, к которым ведет асфальт. На карде переминаются коровы: одни жуют сено, другие отхлебывают воду из колоды, третьи просто греются на солнышке. По периметру карды также проложена лента асфальта. Прикинул: строительство такой фермы потянуло, пожалуй, на 7-8 миллионов.
Хозяин — не олигарх, не акционерное общество, а молодой человек, местный житель Роберт Димитриев, которому еще не исполнилось и тридцати лет. Одет он по-простому — джинсы, футболка, на носу — очки. Вид вполне цветущий, в глазах, во взгляде не видно напряжения и отражения многочисленных забот и переживаний.
Он уже был в курсе, что подъедет журналист. Поэтому сразу же повел в коровник. Внутри все по-современному — бетонированный кормовой стол, молокопровод, танк-охладитель молока, автопоилки, навозоуборочный транспортер.
— Сейчас на ферме 33 коровы и 38 голов молодняка КРС разного возраста, ежедневно продаю 520-530 литров молока, еще 50 литров спаиваю телятам, — говорит Роберт, проверяя на ходу, работает ли автопоилка. — Это с учетом того, что доятся у меня 26 коров, 7 — в запуске. Еще получаю доход от продажи скота на мясо — ежемесячно реализую одного бычка…
Прикидываю: если вычесть сухостойных коров, то остальные дают в сутки почти по 22 литра молока. Отличный результат!
Я продолжаю складывать и умножать цифры, пытаясь определить доход фермера. Получается где-то 220-230 тысяч рублей в месяц. Судя по всему, это неплохо, если учесть, что Роберт позволяет себе оплачивать труд четверых наемных работников…
Частная ферма… Может, это мираж? Наваждение? Вот сейчас ущипну себя за нос, и все исчезнет. Да нет! Вот она, красивая, как на картинке, ферма. Наяву! И коровы на ней самые настоящие! И молоко они дают жирностью почти 4%. Откуда все это взялось?
Специально подбираю слегка напыщенные слова, чтобы акцентировать внимание на важности того, что здесь, в Пчеловоде, состоялось. Да теперь и не только в Пчеловоде, а по всей республике. Ведь только в последние два года стало возможным строительство вот таких небольших частных, семейных ферм на селе. Ферм, которые сейчас являются не только стабильным местом производства сельхозпродукции, но и объектом большого социального значения, поскольку это и новые рабочие места, и укрепление сельского уклада жизни, и школы трудового воспитания…
А началось все с того, что на крупных агрохолдингах республики стали нарастать проблемы, связанные, прежде всего, с несовпадением ожиданий с действительностью. И стало очевидно, что продекларированное равенство всех существующих форм хозяйствования надо наполнять реальным содержанием, а также искать новые. И тут в поле зрения руководства республики оказался ульяновский опыт: строящийся поселок с асфальтированными улицами, с минифермами возле домов, с перспективой возведения в будущем объектов социальной инфраструктуры. Туда по конкурсу должны были принимать молодых людей с семьями, платить им не менее 30 тысяч рублей зарплаты, обеспечивать всем набором социальных услуг… Со всем этим выезжали знакомиться из нашей республики целые делегации.
Не знаю, чем закончилась тамошняя сказка, но у нас, на татарстанской земле, рациональное зерно проросло и дало дружные всходы…
Поначалу была проблема: ульяновский проект тянул более, чем на 20 миллионов рублей. Таких денег ни в бюджете, ни у потенциальных фермеров, конечно, не было. А нельзя ли удешевить его? Над этим вопросом задумались тогда многие, в том числе руководство республики и районов.
В такие моменты выходит на авансцену личностный фактор. Глава Кукморского района Рауиль Рахматуллин, что называется, сердцем воспринял идею семейной фермы и решил обязательно ее реализовать.
— Строительство современных животноводческих комплексов с их механизацией и автоматизацией, с привлечением денег инвесторов с одной стороны было спасением, а с другой привело к тому, что много народу на селе осталось без работы, — говорит Рауиль Шайдаулатович, — комплекс ведь строится один на шесть-семь деревень. А вот компактные семейные фермы можно возводить в каждом селе, да не одну. Тут вам и работа, и сохранение деревни с ее укладом…
Но где взять деньги? На тот момент запущен был только один пилотный проект — строительства семейных молочных ферм при поддержке Россельхозбанка, однако реализация его в регионах шла туго: у потенциальных застройщиков не было залогового имущества под кредиты.
— Когда меня пригласили в мае 2010 года к главе, там уже находились еще два фермера, — рассказывает Роберт Павлович. — Перед нами обрисовали перспективу: если мы возьмемся построить семейные фермы, нам дадут кредиты под залог муниципального имущества, подтянут к будущей ферме асфальтированную дорогу, возместят по 40 рублей за килограмм живого веса купленного скота и половину стоимости оборудования. Но… построить надо за месяц, так как предстоит приезд Президента…
Парень размышлял не долго. На долгие раздумья просто не было времени. К тому же отец и сын Димитриевы уже не один год испытывали на себе однобокую экономику растениеводческого хозяйства. Отец Роберта — Павел Петрович — фермерствовал, у него было 352 гектара паевой и государственной земли, выращивал зерновые и многолетние травы на сено, выращенное продавал. И порой оставался в прогаре из-за падения цен на зерно. Роберт, в 2006 году окончивший Казанскую государственную академию ветеринарной медицины и помогавший отцу, постоянно испытывал неудовлетворенность, поскольку амбиции его простирались дальше.
Если бы мы могли рассчитывать все наперед досконально, возможно, лежали бы и ничего не делали, дожидаясь конца. Но, наверное, в том и заключается прелесть жизни, что у нас впереди всегда есть что-то не просчитанное, непредвиденное, неизученное. И это «что-то», что нам приходится впоследствии преодолевать, является тем испытанием на прочность, на цепкость ума, на предприимчивость, которое должен в своей жизни пройти каждый настоящий мужчина.
Посоветовавшись с родителями и дав согласие, Роберт начал строительство. В него Димитриевы вложили 2 миллиона рублей собственных денег. Выручил дед, Петр Ильич, да и доходы от пасеки пришлись кстати. А уже через неделю на счет КФХ «Р.П.Димитриева» поступили 2,5 миллиона рублей кредита Россельхозбанка. В считанные дни было найдено, оформлено и передано банку в качестве залога муниципальное имущество — административное здание МУП «Гарант», двухэтажное, кирпичное, в центре поселка. Потом пошли субсидии — на оборудование, на скот…
В общем, когда летом 2010 года в Кукморском районе состоялся республиканский семинар-совещание по вопросам развития малых форм хозяйствования, и у Президента, и у других участников семинара-совещания было на что посмотреть. К этому времени были построены также семейные фермы Ахметова и Сафина. Тогда-то и было принято решение о разработке и принятии республиканской программы развития семейных ферм.
…Каюсь. Посрамлен. И приношу извинения всем, в ком усомнился. Ну не верил я, что пойдут у нас семейные фермы. Да и как было поверить, если психология иждивенчества, безынициативности, равнодушия внедрялась в сознание нашего крестьянина семь десятков лет. Ему, крестьянину, был оставлен лишь маленький островок, где он мог проявлять свои лучшие качества хозяина — это личное подсобное хозяйство. Да и оно то и дело регламентировалось: это — можно, то — нельзя. Одна корова на подворье многие годы была нормой. Две-три уже воспринимались в штыки. Молодежь уезжала в город, села старели. Казалось, что у нашего крестьянина и голова стала хуже работать, и мышцы одрябли… Думалось, вот проснется он, встанет, увидит, что у него за домом не одна корова, а двадцать — тридцать, которых надо каждый день доить, кормить и поить, убирать за ними навоз, и со страху сбежит, куда глаза глядят…
Но вот реалии жизни: не прошло и двух лет, как в республике выросло уже более 400 семейных ферм: молочных, свиноводческих, птицеводческих, овцеводческих, козьих… И при этом заявок на включение в программу почти в каждом районе — десятки. И сейчас уже нет сомнения, что в 2015 году у нас будут заветные 1000 семейных ферм.
Хотя, если честно, наверняка не все семейные фермы выдержат рыночный пресс с его непрогнозируемым перепадом цен, с его продолжающимся диспаритетом. Вот даже если взять семейную ферму Димитриевых, прикинуть затраты, — не очень веселая картина получается. Обычно 40% затрат идут на корма, это почти 90 тысяч рублей, около 40 тысяч — это зарплата работников, с июля начнется у него выплата основного тела кредита — еще минус 50 тысяч рублей. Остается 40 тысяч. Еще есть затраты на электроэнергию, ГСМ, ремонты оборудования, непредвиденные расходы… И получается, что надо еще что-то делать и что-то придумывать, чтобы выжить.
Роберт молодец, он придумывает. Если внимательно присмотреться, то можно увидеть, что все у него на ферме по науке, по уму. Сено, сенаж, силос, концентраты — все высокого качества. При этом применяет витаминно-минеральные добавки. На карде всегда есть сено, вода, соль. Телята уже с месячного возраста приучаются поедать фураж, сено, у них в кормушках есть и так называемые стартерные корма.
Условия содержания животных тоже на высоком уровне. В коровнике в потолке вентиляционные люки, поэтому микроклимат здоровый. Полы дощатые, карды тоже построены не случайно — коровы и молодняк получают моцион на свежем воздухе.
При этом фермер старается, где возможно, экономить. Прививки животным против болезней, например, Роберт Павлович делает сам, ведь он — ветеринарный врач. Не особо раскошеливается он и в вопросах воспроизводства стада. Привозя сперму из племенного объединения «Элита», он внедрил искусственное осеменение коров. Телята старших возрастов, нетели и бычки у него содержатся на глубокой несменяемой подстилке. Так дешевле, чем устанавливать и обслуживать навозоуборочный транспортер. В откормочнике установлены вместительные навесные кормушки-ясли. Одного заполнения хватает на два дня. И здесь — экономия. Телята содержатся в необогреваемом дощатом помещении, правда, стены — в два слоя, между которыми — пергамент. Зимой это — 3-4 градуса тепла. А больше телятам и не надо, считает фермер. За все время эксплуатации на его семейной ферме не было ни одного случая падежа.
— Есть, конечно, над чем работать, что совершенствовать, — размышляет фермер. — И корма надо улучшать, и породный состав коров, и уход за ними. Обязательно нужно отдельное помещение для сухостойных коров. Главное, нельзя останавливаться…
…Деревню Пчеловод деревней можно назвать весьма условно. Крепкие, в основном под цветным профилем дома, крашеные фасады, большие сараи выдают трудолюбие здешних жителей, их тягу к обеспеченной жизни. У Роберта и вовсе дом — как дворец: кирпичный, двухэтажный, просторный. Правда, еще недостроенный. Поэтому живет он пока на съемной квартире в Шемордане, с женой Алевтиной и дочками — двухлетней Лизой и трехмесячной Катей. А в Пчеловоде живут его отец и мать, а также дед. Живут дружно, помогая друг другу. О Роберте Димитриевы-старшие говорят с гордостью.
— Очень трудолюбивый, — светится в улыбке мама — Галина Герасимовна. — И очень добросовестный — любое начатое дело доводит до конца. При этом очень уважительно относится к семье, к семейным традициям…
— И еще спортсмен, — добавляет дед, Петр Ильич, — в гиревом спорте постоянно занимает на Сабантуях призовые места…
Кстати, в прошлом году Роберт стал инициатором и организатором первого в истории родной деревни Сабантуя. Хорошо получилось, весело. Поэтому сейчас вовсю идет подготовка к новому Сабантую — празднику плуга.

Владимир БЕЛОСКОВ.
 
На снимке: фермер Роберт Димитриев.
Вернуться в раздел "Актуально"

Комментарии: