В 2016м фермы могут исчезнуть

06 ноября 2014

Этой осенью в России собрали рекордный за последние годы урожай. Теперь возникли две проблемы. Во­первых, куда этот урожай девать и по какой цене. Во­вторых, собирали его преимущественно американскими тракторами. В условиях санкций запчасти к американской технике скоро закончатся. И чем собирать урожай в следующем году, неясно. Премьер Дмитрий Медведев посетовал на днях, что производство сельхозтехники у нас в 30 раз ниже, чем во времена СССР. Сегодня 20% сельхозпроизводителей дают 75% всего урожая зерновых. Это крупные хозяйства, которые используют энергонасыщенную технику, то есть позволяющую выполнять множество операций. Значительная часть этого рынка занята продукцией США.

Основные каналы поставки техники и запасных частей к ней контролируются американскими компаниями. Каких­либо серьезных усилий для того, чтобы подобная техника производилась в России, не предпринимается.

Что же касается мелких хозяйств, то они рискуют вовсе исчезнуть. С одной стороны, декларируется поддержка фермеров и крестьянских хозяйств (поддержка начинающих фермеров, развитие семейных животноводческих ферм на базе крестьянских хозяйств и так далее). Вот только на гранты, которые дают фермерским хозяйствам «на развитие» (в основном это суммы в пределах 500 тыс. руб.), никакую ферму не построишь.

Да и не достанутся эти субсидии крестьянам, которые живут в глубинке, говорит Константин Бабкин, президент ассоциации «Росагромаш». Немало государственных денег уходит «производителям, у которых очень хорошие отношения с региональным минсельхозом».

В правительстве говорят о том, что в сельском хозяйстве надо сделать рывок и заместить всю импортную продукцию. Тем временем сами­ сельхозпроизводители смотрят на такие перспективы скептически: рынок комбайнов в России в этом году­ упал на 18%, а валютная себестоимость производства отечественного комбайна с 2002 года выросла с 50 тыс. долл. до 200 тысяч, бензин подорожал в 3 раза, электричество — в 2,5, газ — в 4 раза!

По словам Бабкина, в последние три месяца банки перестали выдавать крестьянам и фермерам кредиты. Так что с фермерами скоро, очень возможно, придется распрощаться.

Виктор Кошевный, директор аналитического центра «Интеллектуальные ресурсы», заявил, что запланированный на 2015 год рост налогового бремени на крестьянские (фермерские) хозяйства ускорит банкрот­ство мелких сельхозпроизводителей на 15%. Как считают аналитики, это приведет к тому, что уже к концу это­го года их может остаться меньше 160 тыс., к концу 2015­го — около 90 тыс. В 2016 году фермерских хозяйств вообще может не остаться.

Свою роль сыграет и почти трехкратный рост налога на имущество, и увеличение налога на землю, и выросшие процентные ставки. Около 80% фермерских хозяйств уже сейчас в долгах как в шелках.

По данным Статистического регистра хозяйствующих субъектов Росстата, быстрее всего сейчас разоряются фермеры в Приволжском, Южном и Северо­Кавказском округах. То есть в регионах с традиционно сильным сельским хозяйством, на которые приходится порядка 70% производимого в России продовольствия.

Краснодарский край, считающийся житницей России, и вовсе демонстрирует рекорд: количество фермерских хозяйств здесь уменьшилось почти в 7 раз — с 6355 до 979!

«Основная причина этого, да и в целом упадка нашего сельского хозяйства — его поразительная нерентабельность», — говорит Виктор Кошевный.

В Европе, США, Канаде доход фер­мерской семьи составляет в среднем 120% от достатка среднестатистического городского домохозяйства. У нас же по госпрограмме доход сельского жителя заложен на уровне 55% от дохода горожанина. Но на практике даже о таком доходе селянину чаще всего приходится только мечтать.

Так почему же российский крестьянин гол как сокол? Потому что его обобрали банки. По словам Владимира Одинокова, главы крестьянско­фермерского хозяйства в Саратовской области, крестьяне берут кредиты под 20% годовых. «По сути, фермеры в России работают на проценты и банки», — констатирует Одиноков.

Земля после банкротства достается банкам. Что происходит с ней потом? Банк или сбагривает землю под дачи, выведя ее из земель сельхозназначения, или она просто пустует и зарастает сорняками.

Зато крупные агрохолдинги получают госсубсидии миллиардами. Было бы понятно, если бы они принадлежали государству, как в СССР. Так нет же. Государство на словах за фермеров, а на деле спасает только крупных капиталистов — владельцев сельхозмонополий.

 

Аделаида Сигида.

Вернуться в раздел "Актуально"

Комментарии: