Агропромпарк: территория притяжения и... Отчуждения

16 апреля 2015

От остановки общественного транспорта «Улица Файзи» в Казани в сторону агропромпарка и обратно тянулись вереницы людей: одни шли еще налегке, другие уже с заполненными продуктами тележками да котомками. Субботний день, канун христианской Пасхи — почто не побаловать себя и близких вкусной, здоровой деревенской едой, не посетить ярмарку.

 

Почему мы здесь не хозяева?

Вот молодая чета с ячейкой яиц в руках: жители Казани Надежда и Андрей Кругловы признались, что нередко посещают агропарк, сегодня купили яйца к Пасхе, чтобы разукрасить их вместе с детьми, рассказать им об истоках древней религиозной традиции.

В мясном ряду разговорились с пожилой супружеской парой. Пока женщина упаковывала только что купленные мясо и сало, ее муж Ринат Хайретдинов охотно давал интервью.

— Мы в агропарк приходим за кониной и конским салом. Жена хорошо готовит, любим это лакомство. Мясо здесь свежее, халяль. Хотя живем не так близко, возле телестудии, но не ленимся приезжать именно в агропарк.

В овощном отделе довелось побеседовать с пенсионером Владимиром Жулиным, он завсегдатай агропромпарка, приезжает сюда как минимум раз в неделю. Признается, что в последнее время делает это скорее по привычке, ибо разочарован­ тем, что цены «кусаются», а выбор продукции вроде как оскудел, пус­тых мест много. Владимир Борисович предположил, что производители сельхозпродукции по какой­ то причине стали меньше жаловать агропарк. Слышал мимоходом, что некоторые фермеры недовольны местными порядками, кто­то даже собирался бастовать…

Раис Зайнуллин — фермер из села Алабердино Тетюшского района, работает в агропарке со дня его открытия, то есть уже два года.

— Я родился и вырос в деревне, по профессии механизатор. С 2004 года фермерствую, — разоткровенничался Раис. — Сейчас у меня в хозяйстве сто голов крупного рогатого скота мясной породы. Сам кручусь, иногда отец и братья помогают, а дети еще маленькие.

Надо много трудиться, чтобы иметь прибыль в нашем деле, да еще думать о том, как выгоднее реализовать продукцию… Помню, как обещали фермерам «золотые горы» при открытии агропарка. Да только мы себя здесь хозяевами так и не почувствовали, арендаторами — да, причем за немалую плату. А это, сами понимаете, бьет по кошельку и нас, и потребителей, заставляет продавцов повышать цены на продукцию. Руководство агропарка должно повернуться лицом к сельхозпроизводителям, мы хотим работать здесь с удовольствием, а не потому, что деваться больше некуда…

Продавцы вокруг оказались разные: кто сумел договориться с руководством — тот доволен, но большинство — обижены. Вот, например, история фермера из Пестречинского района Зульфии Шайхлисламовой.

  

Подите прочь….

Зульфия занимается выращиванием индеек и другой птицы. Она, можно сказать, стояла у истоков агропромпарка, ждала его открытия как манны небесной, затем работала там. Но теперь отлучена... Причина конфликта, как говорят, в том, что Зульфия Шайхлисламова и ее коллега Наталия Панкова из Лаишевского района (мать троих детей), также искавшая справедливости и получившая «волчий билет» от руководства, озвучили (не там где надо и не так как надо) информацию о незаконном поборе с фермеров — 50 тысяч рублей с каждого, якобы, на маркетинговые услуги.

Из письма члена Общественной палаты РТ, председателя комитета по торговле и услугам, члена правления ТПП РТ Фариды Галеевой в Совет директоров агропарка Сергею Демидову:

«…Власов (директор агропромпарка) не реагирует, не хочет пускать фермера обратно на рынок, не хочет­ вернуть место. Она стоит на улице. Очень мерзнет. Просит помочь…»

Ответа, как нетрудно догадаться, не поступило. Не нашел времени Сергей Анатольевич встретиться или хотя бы ответить на вопросы по телефону и с журналистом газеты «Земля­землица».

«… «Тявкнув «как моська на слона, я поняла одно, что будь по­дру­гому, я бы перестала себя уважать, ведь должны же быть все­таки справедливость и на этом свете и «высший суд» не только на небесах..., — говорит она. — Пытаюсь достучаться до власти не просто так, от нечего делать — дел как раз и невпроворот. А проблема моего фермерства — не только «агропарк», уже какой год я пытаюсь выяснить, почему я не имею паевых земель, прожив всю жизнь в деревне? Прошу землю, которая находится в ста метрах от меня, а ее не дают. Живу в деревне на 10 сотках земли, в том году подрастила и продала за год 5200 голов птицы. У меня спроса на птицу больше, чем возможностей ее содержать, опыта и знаний хватает, только прошу дать «удочку «у власти, а»рыбу» я поймаю…»

То, что случилось с Зульфией Шайхлисламовой — типичный случай. Подобное пришлось пережить фермерам из Аксубаевского и других районов республики. Налицо немотивированное ущемление прав, остающееся без возмездия. И это притом, что и по уставу, и согласно закону о крестьянском (фермерском хозяйстве) как правовые, так и экономические интересы своих членов должна защищать Ассоциация фермеров.

  

«А будет просто рынок…»

Чтобы хоть как­то расставить точки над «и», я отправилась в Ассоциацию фермеров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов Татарстана. Ее председатель Камияр Байтемиров с грустью констатировал, что ситуация в агропромпарке в самом деле не простая, и «разрулить» ее пока не получается.

— Она была заложена изначально, еще когда приняли решение об открытии агропромпарка и реализовали не тот проект, который предлагала Ассоциация фермеров, — считает Камияр Мижагитович. — Была нарушена сама идея, то есть — обязательное участие фермерских хозяйств, крестьянских кооперативов и личных подворий в деятельности агропарка. Создали дирекцию, которая стала работать сама по себе. И сегодня всем видно, что агропарк — не для сельхозпроизводителей… Дирекция ждет не фермеров, а прихода «якорных» предприятий, крупных агрохолдингов. Но я считаю, что «якорными» предприятиями должны быть фермерские хозяйства, крестьянские подворья и другие сельхозпроизводители. Сельхозкооперативы первого и второго уровня, по нашему мнению, должны формировать логистику передвижения товара от производства до переработки и ее реализации. Ведь хорошо понятно, где формируется добавочная стоимость — в процессе переработки и реализации продукции. И мы хотим, чтобы фермеры и крестьянские подворья получали эту добавочную стоимость, расширяли свое производство. А прибыль получают посредники, которые перекупают продукцию, да еще несколько фермерских хозяйств, которые тоже, по сути, занимаются перекупом. Сельхозпроизводителей это, конечно, не устраивает, в чем и заключается основное противостояние. Арендная плата, которая предъявляется руководством агропарка, всякие взносы — неподъемные, из­за того, что арендную плату приходится накладывать на стоимость продукции, страдают и производители, и потребители. Между тем, еще Президент Татарстана Рустам Минниханов говорил, что вопрос не в том, чтобы агропарк работал прибыльно, к чему стремится дирекция. Пусть он работает по нулям, но выполняет свои функции, то есть должен быть удобной и выгодной площадкой для фермеров и всех сельхозпроизводителей. При этом арендная цена должна формироваться не за счет того, что пришел, продал и уехал — а за счет дополнительной переработки, оптовой реализации продукции. Но оптовой продажи как не было, так и нет. Все время находятся какие­то причины тормозить этот процесс…

Согласитесь, резонно говорит предводитель фермеров. Понятно, что производство сельхозпродукции связано с сезонностью. И Агропромпарк, в общем­то, мог бы даже заказывать фермеру, что ему посеять и каким образом урожай сохранить, чтобы потом поставлять продукцию на продажу. Потому что те площади и мощности, которые есть в агропарке, позволяют в осенне­зимний период заготовить и затем реализовывать эту продукцию. Но что получается на деле? Взять капусту, которая, вроде, в прошлом году уродилась, но цена на нее — под 40, а то и более, рублей. Наши потребители в шоке. Откуда взялась такая цена? А ведь фермеры, как считает Камияр Байтемиров, могли бы эту стоимость на две трети снизить, если бы государство помогало не только словами, но и практическими делами. Должна быть здоровая конкуренция, а не та, которую взращивает руководство агропарка. Бесконечные переговоры с фермерами о том, что давайте, мол, вы заходите — а мы посмотрим… не выдерживают критики. И это не выгодно ни производителям, ни покупателям.

Какая судьба ждет Казанский агропарк, что нужно делать для его успешной работы?

— Надо придерживаться тех принципов, которые были заложены изначально, привлекать фермеров к руководящей работе в агропарке, чтобы они чувствовали себя здесь хозяевами, — полагает Камияр Байтемиров. — Желательно, чтобы агропромпарк перешел в оперативное управление кооперативов второго уровня, которые находятся в муниципальных районах и куда вступают фермерские хозяйства. Но нам разъяснили, что государственное имущество не может таким образом передаваться. Тогда мы предложили в дирекцию агропарка включить наш кооператив, разработать приемлемые положения, чтобы не было противоречий между сторонами. К сожалению, совет директоров нас не слышит, часто принимает решения в ущерб фермерам.

Кстати, Камияр Байтемиров сам входит в совет директоров, являясь его независимым членом, но его голос и его позиция, похоже, советом игнорируются.

Хотя мы давно, казалось бы, идем по рыночному пути, в нашем обществе сегодня превалирует административно­командная система. Но ее механизмы устарели, не рабо­тают как прежде, потому что общест­венный строй в стране изменился. Нужны иные пути ведения хозяйст­венной деятельности, а их нет. Фермеры предлагают новые решения и действия, но чиновники их боятся…

 

Людмила КАРТАШОВА.

На снимке: фермер из Тетюшского района Раис Зайнуллин.

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "Под острым углом"

Комментарии: