Экспорт меняет сознание

11 июля 2019

Людмила КАРТАШОВА

«Международная кооперация и экспорт» — одна из программ федерального спи­ска нацпроектов, которая нацелена на повышение конкурентоспособности отечественных товаров, расширение их присутствия на мировых рынках. В Татарстане, как известно, утверждены четыре региональных проекта «экспортного» профиля, на их реализацию в течение трех лет выделяется 186 миллионов рублей, причем львиная доля, 150 миллионов, из федерального бюджета. Заманчиво. К тому же, пора республике плотнее вы­ходить с сельскохозяйст­венной продукцией на иностранные рынки.

Разговор на эту тему состоялся на «круглом столе» под названием «Развитие экспорта АПК Республики Татарстан на период 2019­2024 гг.» в рамках международной выставки «День поля в Татарстане — 2019». Модератором на мероприятии был первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия РТ Николай Титов.

— Хотелось бы обменяться мнениями, а не просто выслушать доклады и выступления. Задавайте вопросы, в том числе неудобные. Они помогут выработать правильные решения, — сказал Николай ТИТОВ, открывая «круглый стол» и обращаясь к его участникам. — Не живите в стереотипах, не бойтесь обращаться за помощью. Сегодня нужно максимально пропагандировать тему экспорта сельхозпродукции. 21 марта этого года в Казанской ратуше проходило совещание, на котором министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев озвучил два главных сегмента, на которые необходимо направить силы: это цифровизация и экспорт продукции на селе. Перед Татарстаном поставлены большие задачи, уже в этом году планируем довести экспорт сельхозпродукции до 300 миллионов долларов. Работаем и с экспортерами, которые самостоятельно вышли на зарубежные рынки, и с потенциальными экспортерами, которые «созревают» для этого. Очень актуален психологический вектор — нужно изменить сознание сельхозпроизводителей, а это непростая задача. Будем учить, разъяснять, помогать тем, кто желает заниматься экспортом продукции. Кстати, президент Рустам Минниханов на открытии агровыставки «День поля» подчеркнул важность экспорта сельхозпродукции для республики. Отметил, что надо по максимуму сосредоточиться на готовой продукции. То, что мы продаем зерно — хорошо. Но лучше его переработать у себя, а продавать за границу готовую продукцию, например, муку.

Одной из наиболее актуальных тем на «круглом столе» стали господдержки: каковы они для тех, кто намеревается вывозить свою продукцию на экспорт? Об этом рассказал директор регионального развития Российского экспортного центра (РЭЦ) Андрей ЗАЙЦЕВ:

— Один из проектов нашего центра посвящен росту экспорта продукции АПК. Какие при этом предусматриваются поддержки? Одна из них — страхование рисков неоплаты в случае, если дебитор не оплатил продукцию. РЭЦ также является агентом правительства Российской Федерации по ряду субсидий. Так, транспортировку продукции АПК на экспорт совместно с Минсельхозом РФ субсидируем до 50 процентов железнодорожных тарифов. Предусмотрена субсидия на участие в выставках и бизнес­миссиях — до 80 процентов стоимости. Помимо финансовых поддержек есть и другие: поиск иностранного покупателя по запросам российского производителя, маркетинговые аналитические исследования рынков, подготовка экспортных контрактов. Но не думайте, что экспорт — это просто и легко. Отнюдь! Никто нас с сумкой денег на зарубежных рынках не ждет, чтобы сразу что­то у нас купить. Все хотят взять товар на отсрочку платежа и попробовать его продать на своем рынке. И коль пойдет — только тогда начнут осуществляться закупки.

Об опыте работы с экспортом в АО «РАЦИН» рассказал заместитель генерального директора по развитию этой компании Анвар МАВЛАНОВ:

— Мы уже накопили определенный опыт в выходе на экспорт: участвуем в выездных мероприятиях, принимаем иностранные делегации, у нас создана солидная база данных. Занимаемся в основном экспортом зерна, но имеем заявки на сахар, муку, яйца, растительное масло. В компании действует экспортный отдел, который координирует потоки информации, связи. Я бы попросил, уважаемые коллеги, обратить больше внимания на совместные усилия, которые позволят нам целенаправленно двигаться в одном направлении. Чаще обращайтесь к нам за советами и помощью, мы для всех открыты.

Неподдельный интерес на «круглом столе» вызвало обсуждение халяльного экспортного формата. Продукты питания этого бренда востребованы на многих рынках, прежде всего, арабских стран. Проблемами этого направления поделился руководитель представительства Международной ассоциации исламского бизнеса Ильнур Гайнуллин. Кстати, Николай Титов назвал Ильнура Ахатовича и возглавляемую им структуру активными помощниками в решении экспортных приоритетов республики. У данной ассоциации, членами которой являются около трех тысяч человек, имеются представительства в каждом регионе России, есть такие и за рубежом. Основной офис расположен в Москве, казанский — в Казани на улице Пушкина.

— У нас сформирована команда, которая ориентирована на экспорт, — отметил Ильнур Гайнуллин. — Рады всех видеть. Наши главные функции — выстраивать торгово­экономические отношения с мусульманскими странами. Мы занимаемся привлечением инвестиций, продвигаем российские товары на исламские рынки, реализуем проекты. Есть особая специфика в работе с арабским миром, что обязательно надо учитывать.

Халяльную тему, с которой тесно взаимосвязано близкое по духу органическое сельское хозяйство, продолжил предприниматель Валерий ГОГИН:

— Сегодня большая поддержка оказывается тем, кто занимается экспортом сельхозпродукции. Почему же нет урагана, почему сегодня не стоят в очереди сельхозпроизводители продукции, чтобы вывести ее на экспорт? Да у нас просто нет этой продукции! Нужно заняться ее подготовкой к экспорту, — заявил Валерий Алексеевич.

Тут же ему возразил Николай Титов, заверив, что такая продукция есть, но мы не можем ее сконцентрировать, сформировать партии, доставить в логистические центры.

— Это острая, отдельная тема, — признался Николай Леонидович. — Мы сейчас максимально доводим до сельхозпроизводителей идеологию кооперации и формирования партий продукции. Ведь экспорт, прежде всего, предполагает гарантированные объемы поставок. Контракты, договора надо во что бы то ни стало исполнять, иначе начинают действовать бешеные штрафные санкции.

Органическое сельское хозяйство всегда было близко Валерию Гогину, который одно время даже возглавлял по нему Общественный совет в Минсельхозпроде РТ. Вот только особых успехов в этом направлении добиться так и не получилось, хотя экологически чистые и здоровые органические продукты востребованы на зарубежных рынках.

В. ГОГИН:

— Принят федеральный закон об органической продукции, разработаны основополагающие стандарты, которые вступили в силу даже раньше закона. Но нет структуры, организации, которая помогала бы наладить органическое производство. Не может фермер то и дело в банки и в другие центры ходить — у него нет времени. Ему надо доить коров, думать, чем их кормить, как забить скот, как будет оплачена его продукция. И в этой ситуации фермер один на один с проблемами. Если мы хотим, чтобы в республике и России развивалась органика и она шла на экспорт, надо создавать цент­ры по сертификации органической продукции, помогать фермерам, и это нужно решить в первую очередь. Для фермеров это темный лес… А без сертификации фермера никто и слушать не будет. То же самое касается продукции халяль, по ней в стране не существует практически ни одного стандарта, то есть подтверждения качества этой продукции. Хотя она может быть очень качественной, даже идеальной, но без документального подтверждения в это никто не поверит. В Татарстане не так давно создан Технический                комитет, который возглавил ректор Российского исламского университета Рафик Мухаметшин. Мы сделали проект первого стандарта, чисто на инициативных началах, хотя разработка одного такого стандарта стоит порядка трех миллионов. На очереди другие, нужна поддержка бизнеса, ведь для него, в первую очередь, стараемся.

Ирек ЗИГАНШИН, председатель Комитета по стандартам халяль:

— Многие предприятия, в том числе зарубежные, вышли на рынки, так сказать, с нашей подачи. Например, Узбекистан, пройдя у нас освидетельствования на соответствие продукции халяль, вышел с экспортом в Саудовскую Аравию. А вообще, фермерам надо объединяться, а то ведь как они говорят: мы хотим выйти на внешний рынок, но у нас объемы маленькие. Нужно скооперироваться, тогда и объемы увеличатся.

Вопросы на «круглом столе» не заставили себя ждать, причем, их задавали не только татарстанские сельхозпроизводители, но и представители других российских регионов, например, алтайские предприниматели. Их интересовали направления сельского хозяйства, которые привлекательны для экспорта. И хотя на этот вопрос трудно ответить однозначно — сельское хозяйство, особенно земледелие, постоянно в зоне риска, как погода распорядится, то и выведет в приоритет или наоборот. В Татарстане нынешней весной пришлось пересевать значительную часть озимых культур, а такие надежды на них возлагали. А если озимая пшеница в экспортных контрактах? Что тогда? Но если ориентироваться на зарубежные запросы, то вот Китай, например, нуждается в мясе — сообщил Андрей Зайцев. В ряде стран есть острая потребность в продукции масло­жирового профиля.

Один из острых вопросов из зала касался психологического момента: не получится ли, что для того, чтобы поставить галочку о выполнении поручения президента России Владимира Путина об увеличении выхода нашей продукции на экспорт, будем продавать ее по самым низким ценам?

С присущей       ему прямотой и бескомпромиссностью на этот вопрос тут же ответил Николай ТИТОВ:

— Не будем, однозначно, мы не дураки.… Сейчас все считают деньги. Хотя не так просто выйти на зарубежные рынки. Когда мы обкатывали первую партию по ячменю на экспорт — сработали в ноль, чтобы имидж заработать… Сейчас многие компании на старте выхода продукции на экспорт зарабатывают на возврате НДС. То есть, срабатывают по нулям, а возврат НДС — десять процентов.

В свою очередь Андрей Зайцев добавил, что в бизнесе никто не станет торговать себе в убыток.

— Но надо помнить, что при выходе на экспорт, на старте любая компания вынуждена торговать себе в убыток — это аксиома, — отметил Андрей Сергеевич. — Вначале нужно выставиться, чтобы клиент в той или иной стране привык к бренду. И только потом, когда рынок узнал вашу продукцию, начинается повышение цены.

… На очереди уже был другой «круглый стол» — по мясному скотоводству. Но разговор на тему экспорта все не прекращался, пришлось выйти на улицу. И только тут Николай Титов, давая заключительное интервью журналистам, поставил точку дискуссиям.

— Все сельхозпроизводители должны взаимодействовать, обсуждать проблемы, договариваться, потому что без гарантированного объема товарной массы об экспорте лучше не мечтать. Вообще кооперация в данном формате — наш главный аргумент, связующее звено. Потому что индивидуальный сельхозпроизводитель не сможет в одиночку собрать пакет документов (лицензии, сертификаты и прочее), сформировать нужную товарную массу. На что опираться? На меры господдержки в возмещении транспортных расходов, страховании товаров через Россельхозбанк, микрозаймы под льготные проценты, а также возврат НДС. И только вместе!

Фото автора.

Вернуться в раздел "Под острым углом"

Комментарии: