Молоко крестьянских подворий

10 ноября 2016

Правительство Татарстана решило, применив испытанный административный метод, вмешаться в рыночный процесс. А именно: поднять закупочные цены на молоко населения. Порыв — благороднейший и логика железная: есть хорошая цена на молоко — будет корова, будет корова — будет крестьянин, будет крестьянин — будет деревня, будет деревня — будет государство. Это аксиома, а аксиома не нуждается в доказательствах. Есть и чисто экономический смысл. Население в своих личных подворьях производит более 40% молока от его республиканского объема.

На одном из последних республиканских совещаний, проходившим в режиме видеосвязи со всеми районами республики с участием Президента РТ, Премьер-­министр РТ Ильдар Халиков без излишней дипломатии, с душевным порывом призвал районные звенья управления и тех, кто занимается заготовкой и переработкой молока, очень конкретно: «Хватит обворовывать население!».

Воровство, как известно, уголовно наказуемое деяние, и ловля воров — прерогатива правоохранительных органов. Но вопрос этот не так прост, как кажется. К примеру, унес скотник с фермы мешок фуража. Кто он? «Вор!» — скажет полицейский. А вор, как известно, должен сидеть в тюрьме. «Ну, Мишка, ну проказник!», — скажет о несуне, погрозив пальчиком, руководитель хозяйства, задерживающий зарплату два месяца и построивший себе хоромы в райцентре в три этажа.

А этот украл целый завод, но прежде подсуетился, организовал законодательный акт, в котором слово «воровство» заменилось словом «приватизация». И стал предприимчивым уважаемым человеком.

Похоже, возможности государст­венной рыночной поддержки личных­ подсобных хозяйств у Правительст­ва ограничены. Напомним о них.

Самым мощным инструментом поддержки ЛПХ, если анализировать историю с момента коллективизации сельского хозяйства, было и есть обеспечение личных подворий кормами с колхозных сельхозугодий и естественных лугов.

В «лихие» 90­е и начале 2000­х годов очень много скота населением было порезано. В период дикого рынка, когда зарплата задерживалась месяцами, а выдавалась зерном, сеном, маслом и кирпичами, деревня изо всех сил старалась просто выжить. Любыми путями.

Мощный импульс для своего развития ЛПХ получили в 2006 году с принятием Приоритетного национального проекта и началом их льготного кредитования. За эти годы в республике оформили себе кредиты десятки тысяч сельчан на многие миллиарды рублей, построив на них животноводческие помещения, закупив молодняк крупного рогатого скота, свиней, овец, птицы, приобретя тысячи единиц сельскохозяйственной техники. Такая мера стала своевременной и эффективной: личные подсобные хозяйства по­прежнему остаются главной производительной силой в аграрном секторе страны в целом и Татарстана в частности, производя более половины валовой сельскохозяйственной продукции.

Но стоило грянуть экономическому кризису, подняться банковским ставкам, как интерес сельчан к кредитам, пусть и субсидируемым, резко упал. И Правительство Татарстана приняло собственные, республиканские способы и формы поддержки ЛПХ. Так, в рамках республиканского закона о развитии личных подсобных хозяйств населения стимулируется строительство молочных миниферм, развитие козоводства и овцеводства, покупка и выращивание домашней птицы, разведение пасек и т.д. Владельцам дойных коров напрямую уже несколько лет направляются средства на покупку кормов из расчета примерно 4 тыся­чи рублей на буренку. А в этом году­ и на козоматку выделено по тысяче­ рублей. С 2010 года идет серьезная поддержка семейных ферм. Неско­лько лет подряд в республике при участии Председателя Госсовета РТ Фарида Мухаметшина проводились зональные совещания с главами сельских поселений по повышению деловой активности населения с поощрением лучших глав поселений, лучших личных подсобных хозяйств и руководителей семейных ферм.

И все же факт остается фактом­: только за последний год в крестьянских подворьях количество дойных коров сократилось почти на тысячу. Почему?

На днях довелось побывать в Буинском районе. Здесь за год, по данным Минсельхозпрода РТ, произошло самое большое сокращение поголовья коров — минус 350. Судя по тому, что здесь на протяжении всего года были одни из самых низких закупочных цен на молоко населения, это обстоятельство и сыграло свою главную отрицательную роль. Но странно: даже после памятного республиканского совещания, грозных предостережений руководства, а затем и письма вице­премьера РТ — министра сельского хозяйства и продовольствия Марата Ахметова главам районов о рекомендуемых ценах на молоко населения не ниже 20 рублей за килограмм в Буинском районе с ноября установлена цена 17 рублей 50 копеек. Хотя в Алексеевском районе, например, еще на 25 октября она составляла 21 руб. 84 коп. Разница огромная! И если взять за эталон цену на молоко в Алексеевском районе, то в Буинском сдатчикам недоплачивают за каждый литр 4 рубля. Очень много!

«Население, личные подворья — это ваша база, — увещевал глав поселений и молокосборщиков на районном совещании глава Буинского района Азат Айзетуллов. — Не будет коров и населения — и вас не будет…»

Похоже, жизнь сложней и загадочней, чем наши самые смелые представления о ней.

— Наша цена — 19 рублей 50 копеек за килограмм молока населения, это установка агрохолдинга ОАО ХК «Ак барс», — заявил директор Буинского филиала АО «Зеленодольский молочно­перерабатывающий комбинат» Айрат Шарипов.

От каких­либо дальнейших комментариев по этому поводу директор отказался.

— А мы готовы с ноября пла­тить­ за каждый литр молока населению по 20 рублей, — сказал управляющий­ СССПК «Родничок» Александр Шувакин. — Более того, готовы доплачивать за высокое содержание в молоке жира и белка. Но большая просьба главам поселений: помогите сделать так, чтобы в сдаваемом населением молоке воды было поменьше.

Потом, после совещания, по­яснил:

— Вот сейчас зима, и физиология коров, рационы их кормления таковы, что жирность молока должна подняться до 4­4,4%, а содержание белка — до 3,1­3,2%. По факту же на молокоприемный пункт наши заготовители часто привозят из сел и деревень молоко с жирностью 3,7­3,8% и белком менее 3%.

На предложение назвать конкретные села и деревни, откуда поступает молоко пониженного качества, управляющий ответил отказом.

— Летом, когда молока было много, я бы назвал эти адреса, а сейчас молока мало, так что — извините…

Понять такую позицию не тру­дно­. В селе Аксу, например, мы встретились с хозяйкой подворья Альфией Шарафутдиновой — бухгалтером ООО АФ «Бола» по оформлению земельных паев. Она с мужем Давлетом содержит 4 дойных коров, а также 4 телят, 13 овец, 25 гусей, 20 уток, 60 бройлеров, 30 несушек. Супруги каждый день встают в 4 часа утра, и начинается их многочасовая трудовая вахта: кормление скота и птицы, доение коров, уборка помещений. Потом они идут на работу, Давлет — водитель на бензовозе. Вечером вся процедура повторяется­. И так — 365 дней в году, на протяжении многих лет. Летом — сенокос­. При этом основную часть кормов прихо­дится закупать, несмотря на то, что ООО АФ «Бола» платит неплохую арендную плату за четыре земельных пая, сданных Шарафутдиновыми этому хозяйству в аренду. У супругов трое детей, они не белоручки, помогают, но и на то, чтобы их вырастить, одеть­обуть, затем обучить средств требуется немало. Вот Шарафутдиновы и стараются.

А жизнь есть жизнь: случилось, например, у Гумеровых форс­ма­жорное обстоятельство — где взять деньги? Пришлось сразу двух коров из шести продать. Сейчас покупают нетелей — восстанавливают поголовье. Вся жизнь этих людей — настоящий подвиг! Бесконечный трудовой процесс без выходных и праздников.

Пенсионерка Нурсия Зарипова, работавшая дояркой и телятницей и имевшая на подворье двух коров, когда умер муж, оставила одну буренку. И цена на молоко, которого она продает ежедневно 12 литров, играет в данном случае не главную причинную роль. Просто женщине стало реально тяжело управляться с двумя буренками.

— Спасибо Нурсие и за одну, — говорит глава Аксунского сельского поселения Шавкат Гатауллин, аксакал в отряде руководителей местного самоуправления республики, занимающий свой пост 25­й год. — Корова — это как столб, к которому привязывают ее хозяев — никуда ни уехать, ни отдохнуть.

О том, что содержание на подворье коровы сродни подвигу, говорит показатель плотности скота на 100 дворов. Так вот, по словам заместителя главы Буинского района Зульфии Сайфутдиновой, если в Исаковском сельском поселении, например, на каждые 100 дворов приходится 102 коровы — прекрасный показатель, то в Нижне­Наратбашском и Черки­Гришинском — 11 коров. А почему? Два последних — пригородные, под боком множество производств и разных организаций. Там работает много людей, не обременяющих себя заботами о домашнем скоте и птице. И ничего — живут. Вот и наратбашцы с гришинцами сбрасывают с себя «хомут», приспосабливаются к городскому образу жизни.

Село Аксу — село настоящих тружеников. Здесь почти в каждом подворье и скота много содержат, и птицы. Причем, динамика роста поголовья положительная. А уж по огородным делам с аксунцами вообще мало кто сможет конкурировать — особенно по выращиванию моркови. Отсюда и дома в улицах — на загляденье: почти сплошь большие, красивые, с причудливыми орнаментами на фасадах и воротах.

Закупочные цены на молоко, конечно, регулирует рынок. Но многое зависит и от руководства районов, от административных и регулирующих мер. Если в Балтасинском районе, к примеру, давным­давно личные подсобные хозяйства рассматриваются как равноправные с крупными хозяйствами производственными единицами, то и отношение к ним соответствующее. Значительная часть молока населения там принимается высшим сортом, и закупочная цена на него в течение года соответствующая — 20 руб. 50 коп. И заготовители здесь за свои услуги набрасывают всего 1 рубль 2 копейки, в отличие от ряда районов, где не стесняются накидывать до 4 рублей, а то и больше. Как отмечают в Минсельхозпроде РТ, закупочные цены на молоко населения на уровне 17 рублей и меньше имели на конец октября целых 17 районов республики. Это, кроме Буинского, Лениногорский, Тукаевский, Ютазинский, Бавлинский, Заинский, Сармановский, Муслюмовский, Елабужский, Тетюшский, Зеленодольский, Верхнеуслонский, Актанышский, Агрызский, Апастовский, Камско­Устьинский, Мензелинский. Не случайно, что и сокращение поголовья коров у населения произошло в большинстве именно этих районов.

 

Владимир Белосков.

Вернуться в раздел "Под острым углом"

Комментарии: