Прощай, Зорька...

16 ноября 2017

Или почему на подворьях не мычат коровы?

Количество крупного рогатого скота на крестьянских подворьях в селах республики продолжает сокращаться. Руководство Минсельхозпрода РТ говорит об этом буквально на каждом совещании. И что только не делают власти, чтобы остановить процесс, запустить его в обратном направлении — не получается. Почему? Попробуем разобраться.

 

«Просто стали лучше жить…»

В Ямбулатовском сельском поселении Верхнеуслонского района у населения сегодня осталось всего 20 коров. А еще лет пятнадцать назад буренки мычали чуть ли не в каждом дворе, а это более 150 хозяйств. Держать коров не гнушались даже учителя. После уроков и воспитательной работы с детьми спешили в хлев, чтобы покормить, подоить любимую коровушку, называли ее своей кормилицей.

Помню встречу тех времен в Ямбулатове со старейшей учительницей начальных классов Ниной Филипповной Лидоновой, которая, как и ставшие учителями шестеро ее сестер и братьев, с детства была приучена к тому, чтобы ухаживать за коровами и другой живностью, которую держали на подворье.

— Да и не прожить было на селе крестьянам без коровы, без огорода в голодные послевоенные годы, — рассказывала пожилая женщина, когда мы сидели на лавочке у ее дома. — Я ведь помню еще те времена, когда дети ходили в школу в лаптях, пропахших навозом. Потому что уже с раннего утра помогали родителям ухаживать за животными. Я вот до сих пор, хоть и старая совсем стала, гусей держу, сама пасу их на лужайке возле дома. Не могу без того, чтобы во дворе было пусто и тихо.

А вот нынешние учителя, да и другие категории жителей в Ямбулатове, о том, как за коровами ходить, лишь от своих матерей и бабушек слышали. Полон рот других забот, совсем не сельского пошиба. Да и что скрывать, на работу сельчане сейчас зачастую идут не в поле или на ферму, а в современный офис с оргтехникой и прочей городской начинкой. А после насыщенного трудового дня телевизор хочется посмотреть — надо ведь знать ситуацию в стране и в мире, по сотовому телефону с друзьями и родственниками тянет проблемы обсудить, в интернете нужно посидеть и сыну или дочке помочь с предметом «информатика», «видик» включить, в райцентр или в Казань съездить — благо, своя машина под окном… До коровы ли тут, для которой сено и другие корма заготавливай, навоз убирай, а еще ее каждый день надо доить, да не один раз… А не дай Бог заболеет — замучаешься ветеринара вызывать да расплачиваться с ним за лечение. Так стоит ли себя утруждать, если можно пойти в магазин, купить там молоко, колбасу, яйца и все, что нужно к столу?

Вы не поверите, но когда я поинтересовалась у главы Ямбулатовского сельского поселения Марселя Ахметзянова (между прочим, бывшего комбайнера), почему на подворьях стало меньше коров и другой живности, он сказал: потому что люди стали лучше жить… Вот такой неожиданный поворот — грань между городом и деревней почти стерта. В домах сельчан есть газ и вода, печек уже давно никто не топит — централизованное отопление, многие дороги в населенных пунктах приведены в порядок, магазинные полки заполнены товарами. Все как в городе, а нынешние зарплаты земледельцев и животноводов позволяют им делать покупки. Таким образом, продукты на столе все чаще не свои…

В Ямбулатове в последние годы стабильно и успешно работает агрофирма «Заря». Большой сегмент в этом хозяйстве занимает животноводство — одних коров на фермах более четырехсот, а общее поголовье приближается к тысяче голов. У агрофирмы есть свои рынки сбыта молока, в том числе, в самом Ямбулатове. И кто покупатель? Само население. Агрофирме выгодно, населению — удобно. Не мудрено, что люди предпочитают магазинные продукты собственным.

Хотя и остались в Ямблулатове любители собственной живности. Это, например, Андрей Коновалов, у которого в хозяйстве есть корова и три бычка. Две коровы содержит в своем ЛПХ Валерий Укадеров. Он, кстати, стал одним из первых фермеров в своем краю — еще в 1991 году. Возглавлял фермерское хозяйство «Труженик», имел три трактора и весь набор сельхозтехники для обработки земли. Кроме комбайна, который так и не потянул. Не просто давалось Валерию фермерство, в конце концов с ним пришлось завязать… Сейчас возраст у Валерия Григорьевича пенсионный, сил хватает лишь на ЛПХ. Ну а коро­вы — это как любовь на всю жизнь, с ними лишь гробовая доска разлучит... Валерий Укадеров считает, что жить в селе, покупать молоко и мясо в магазине — во всех отношениях не мудро и расточительно. Нужно трудиться на подворье, возделывать огород, держать скотину, в первую очередь корову, питаться плодами своего труда. Экологически чистыми и надежными, тогда и проживешь долго, без болячек.

 

В селе родился — селу пригодился

Общаясь с пожилым деревенским населением, часто узнаю, что у многих из них дети живут в городе, выбрав профессии менеджеров, юристов, секретарей и прочих клерков — к родителям приезжают по выходным и праздникам, как на дачу. Ну а старики, коль помощи нет, вынуждены избавляться от скотины, и отводят любимую Зорьку или Звездочку на скотобойный пункт…

Недавно побывала в селе Дятлове Лаишевского района в семье Романычевых. В старом родительском доме доживает век 94­летний Михаил Иванович, с ним вместе — его семидесятилетняя дочь Валентина. Когда­то в хозяйстве корова была, другой живности полон двор. Теперь тихо, слышно только, как яблоки в саду падают на землю…

— Теперь нам скотину держать не выгодно, слишком хлопотно и накладно, — откровенничала Валентина Михайловна, когда в теплом деревенском доме мы пили чай с городским печеньем. — Приходит время — и старикам многое становится не по силам. А у детей и внуков, переселившихся в город, своя жизнь, ответственная работа. Хотя молодежь нас не забывает, приезжают по выходным. Но, в первую очередь, чтобы отдохнуть…

В деревне Пановке Алексеевского района проживает 83­летняя Мария Барчонкова. Одна. Она еще бодра, многое сама делает. Но корову не держит — тяжело, да и с животиной помельче рассталась. Благо, в магазине, который под боком, все можно купить. Дети, повзрослев, не захотели жить в деревне, разъехались по городам и весям. Теперь только в гости наведываются. И так практически у всех пожилых жителей Пановки.

— Раньше у нас народа много жило, у каждого в семье детишек по 5­7 человек. Скотину разную держали. А теперь в Пановке одни пенсионеры остались, — сокрушалась Мария Павловна.­ Разве что курочек кто имеет, а коровы ни одной не осталось.

Таких одиноких стариков в сельской местности много. И ничего не поделаешь — молодежь вправе выбирать то, что ей больше по душе. Плохо то, что сельские парни и девчонки предпочитают родным сельским просторам железобетонный городской пейзаж. Для страны плохо. Не будем кривить душой: в том, что дети уезжают, нередко и сами родители виноваты: не сумели привить своим чадам истинной любви к малой родине, к очень нужной обществу работе на земле.

Хорошо, что есть примеры другого плана. Вспоминаю встречу нынешним летом в одном из детских оздоровительных лагерей под Казанью с мальчишками из деревни Дон­Урай Рыбно­Слободского района — Артемом Якиным и Ришатом Сафиным. Последний с увлечением рассказывал не только о своих мальчишеских увлечениях типа футбола или рыбалки, но и о том, как помогает родителям по хозяйству, ухаживает за коровами, овцами, многочисленной птицей на подворье. Парень искренне признался, что очень любит животных.

Глядевший на друга с некоторой завистью Артем сообщил, что в их хозяйстве живут только кошка с собакой.

— Раньше и мои родители держали скотину, потом пришли трудные времена и все пустили на мясо, — с сожалением рассказывал подросток. — Но вот опять отец хочет купить корову, и может, не одну. Кормов хватит, у нас уже есть поле с люцерной. С нетерпением жду этого момента, представляю, как буду ухаживать за нашими коровами…

Вывод: если молодежь с детства приучена к крестьянскому труду, воспринимает его (в первую очередь, благодаря родителям и учителям) не как тяжкую повинность, а как очень нужное и интересное дело — из таких ребят точно вырастут те, «кто пригодится там, где родился». Как, например, Дамир Хузин из села Олуяз Сабинского района, который фермерствует вместе с отцом и о другой жизни вне родного села не помышляет. Как Ильфар Миннуллин из села Cингели Лаишевского района, работающий с отцом на семейной ферме. Как молодая доярка Настя Сидорова из Кайбицкого района, перенявшая эстафетную палочку у своей матери, тоже доярки. Как Виталий Устраев из села Владимирово Мамадышского района, сразу после школьной скамьи отправившийся работать на ферму скотником. Как Айнур Сафиуллин из села Сая Высокогорского района, которому путевку в жизнь и в профессию комбайнера дал его школьный учитель Фарид Абдуллин.

  

Позовем на помощь школу?

Согласитесь, нечасто встретишь школьного учителя, в летние канику­лы работающего на комбайне. Фарид Абдуллин из села Альдермыш делает так уже много лет. А потом делится опытом с учениками, обучает их профессии механизатора. Причем, не официально, а по собственной воле, проводя, так сказать, дополнительные уроки в свободное от основного образовательного процесса время. Между прочим, механизаторы в сельской местности нарасхват, да вот только учиться, получать квалификацию им негде. В школе предмет «механизация» отменили, закрыли СПТУ в селе Усады, где обучали будущих механизаторов. Так что в Высокогорском районе сейчас негде их готовить. Между прочим, ситуация с кадрами для села остро стоит и в других районах республики. Знаю, например, что закрыли СПТУ в селе Монастырское Тетюшского района.

— А молодежь обязательно надо учить, привлекать к работе механизатора уже со школы. Только так мы можем, с одной стороны,              уменьшить отток молодых людей из села, с другой — заполнить опустошенную нишу в этой профессиональной сфере, — считает Фарид Абдуллин. — Да, я фанат, который передает парням свой многолетний опыт. Но если не я, не мы, старшее и опытное поколение, то кто научит молодежь любить и ценить свою землю, благородный труд земледельца и животновода?

 

P.S.: Наверное, пришло время не просто определить новые приоритеты в нашей жизни, но и целенаправленно им следовать, исправляя погрешности, увы, былого. Мы хорошо знаем имена певцов, актеров, моделей, политиков, порой не очень талантливых и чистоплотных, но которые на слуху, на телеэкране, преклоняемся перед ними, воздаем им почести. А знаем ли мы имена главных вершителей судеб страны, людей труда? И, в первую очередь, нелегкого сельского труда? Нет, они остаются в тени. Телевизионщики их не замечают — «не формат». И как ни парадоксально, но и этот фактор во многом формирует нынешнюю грустную ситуацию с сельским населением, его стремительное сокращение. Так быть не должно.

 

Людмила КАРТАШОВА.

На снимках: Халиса Сагдеева, владелица ЛПХ из села Нижние Метески Арского района; кем они станут — эти ребята?

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "Под острым углом"

Комментарии: