«Снежный ком» от «Вамина»

01 декабря 2016

В этом году всякий раз, печатая в газете республиканскую сводку надоев молока в хозяйствах крупных инвесторов, на самой нижней строчке мы видим ООО «Соя-Кулаево» Пестречинского района. Вот и в недавней сводке от 21 ноября все та же безрадостная картина с удручающими цифрами: коров — 800, суточный валовой надой — 4,2 тонны, к уровню прошлого года — 78%, суточный надой на корову — 5,8 кг. 5,8! Глядишь на эту цифру и думаешь: ну как же можно так издеваться над животными, чтобы иметь от них вот такую низкую продуктивность. И это в селе с большими сельскохозяйственными традициями. Ведь и в 80-е годы, да и в 90-е совхоз «Кулаевский», претерпевавший разные изменения форм хозяйствования, считался в Пестречинском районе крепким, сильным сельхозпредприятием — и по растениеводству, и по животноводству. Помнятся кулаевские урожаи кукурузы на силос по 400 с лишним центнеров зеленой массы с гектара — и это с использованием исключительно агротехнических методов борьбы с сорняками, а уж портреты передовых кулаевских доярок со страниц районной газеты «Вперед» практически не сходили. Что же изменилось?

И вот — Кулаево. Медленно тают над селом утренние сумерки. Скоро — дойка. До поездки на ферму в беседе с работниками хозяйства открываю для себя страницу новейшей истории хозяйства. В конце 90­х и начале 2000­х годов этому сельхозпредприятию, как и многим другим, легко не жилось, и в 2004 году просыпалась над Кулаевом «манна небесная» — пришел инвестор в лице ОАО «Вамин­Татарстан». Хозяева холдинга купили новую технику, установили на фермах молокопроводы, механизировали кормораздачу, заасфальтировали подъездные пути к коровникам и кардам. Но отличились и тем, что скупили у населения земельные паи, считай, задарма — по 7 тысяч рублей за пай площадью 5 гектаров и заложили их в банки, нахватали многомиллионных кредитов. В 2012 году холдинг обанкротился, оставив хозяйство с кредиторской задолженностью более 80 миллионов рублей. В 2013 году было введено конкурсное производство, и открылась безрадостная перспектива — распродажа имущества с молотка.

…Подъезжая к единой территории фермы и машинно­тракторного парка, ожидал, что увижу разруху. И был несказанно удивлен, когда предстала картина не хуже, чем в передовых хозяйствах. На въезде — закрывающиеся ворота, в служебном помещении — дежурный. На территории — чистота и порядок: нет нагромождения навозных куч, техника стоит ровными рядами, не видно остатков бурьяна. В работающем кормоцехе, кроме традиционного фуражного зерна — ячменя, пшеницы, ржи — увидел кукурузное зерно. Вот лежат хвойные лапки — источник каротина, а это мел. В мешках — готовые витаминные гранулы. Работают две дробилки, гранулятор.

Позже, уже от животноводов, узнал, что в рационах коров есть кормосмеси из силоса, сенажа, сена, соломы, с добавлением зернового фуража, мальтозы, патоки, а на карде, во время дневного моциона, буренки получают теплую барду. Нетелям дают запаренный овес — его следы я видел на вылизанном животными кормовом столе.

Шла дойка. В сухих чистых коровниках, добротно подготовленных к зимовке, доились самые настоящие коровы. Характерного резкого запаха аммиака, который бывает, когда нарушается технология кормления, не было.

Была пятница, и это в «Соя­Кулаево» — день подведения итогов за неделю. Вручались премии бригадам за превышение уровня надоев предыдущей недели. Пришли директор сельхозпредприятия Халим Миннебаев, главный бухгалтер Екатерина Захарова, главный зоотехник Юсуп Идиятов. Все три бригады увеличили надои, благо пошли отелы, и полагающиеся 20% от дополнительной выручки в конверте торжественно вручались бригадирам в присутствии животноводов — доярок и скотников. А в чистые опрятные бытовки были занесены пакеты с заваркой, пряниками, конфетами. Ну все прямо как в лучших­ сельхозпредприятиях! В таких помещениях, с таким кормлением, да с таким отношением начальства к рабочим надо бы от каждой коровы по 20 килограммов молока доить! Тем более, что порода коров в хозяйстве самая молочная в мире — голштинофризская.

Увы, факт остается фактом — надои низкие. Почему? Об этом мы поговорили с бригадиром лучшей на сегодня бригады №3 Натальей Битюковой. Она в хозяйстве работает 26 лет, из которых 13 лет была дояркой, а сейчас — и бригадир, и технолог по воспроизводству стада, и учетчик в одном лице. А нередко бывает и подменной дояркой, когда вдруг кто­то в бригаде заболеет или не выйдет на работу по иной причине. Наталья Николаевна в откровенном разговоре подняла штанину и показала огромный синяк на ноге — след от удара копытом первотелки, которую приучали к машинной дойке.

Так вот, Наталья Николаевна считает, что главная причина низкой продуктивности коров — это так называемый холодный метод выращивания телят, внедренный в хозяйстве «Вамином».

— У нас телята раньше содержа­лись в теплых помещениях, — рассказывает Битюкова. — Но пришел «Вамин», и мы стали выводить телят­ на карды, причем, уже через десять дней после рождения. В том числе и зимой. Считалось, что это передо­вой метод, он помогает телятам ук­реплять имунную систему, противостоять инфекционным заболеваниям и быстрее развиваться. А на деле телята мерзнут, заболевают и подыхают. А выжившие не могут реа­лизовать потенциал породы. Много ли возьмешь с отмороженных?

Что ж, как говорится, Битюковой виднее. Холодный метод содержания телят требует высочайшей технологической дисциплины. Но когда малышей, которым не было и месяца, осенью выгоняли на навозную карду под дождь, снег и холодный ветер, а потом и на мороз, при этом без усиленного кормления, ждать от них впоследствии больших надоев, действительно, не приходилось.

— Вы посмотрите на них, чего от них возьмешь? — в сердцах воскликнул один из скотников в помещении, где стояли телки. — А ведь у них подошел срок осеменяться.

И впрямь: с кормового стола поедали корм маленького роста, со всклокоченной шерстью, с недоразвитым экстерьером животные.

Но это оказалось не все. Была названа еще одна серьезная проблема: половина коров в хозяйстве болеют лейкозом.

— Особенно страдают лейкозные коровы летом, в жару, — говорит Наталья Битюкова. — Видно, как они тяжело дышат — у них в этот момент инстинкт работает на выживание, а не на продуктивность.

Половина коров лейкозных… Да, болезнь эта толком пока не изучена. Считается, что молоко от таких коров безопасное, если его вскипятить или пастеризовать. Но сам организм буренки поражен, он истощается, ослабевает. Причем, замечено, что лейкозом заболевают, как правило, самые продуктивные коровы. И эта болезнь на сегодня неизлечима.

Выход один — обновлять дойное стадо. Но как? Отмороженными первотелками? Так в «Соя­Кулаево» и делают. А куда деваться? Купить нетель в племенном хозяйстве сельхозпредприятию не по карману — она стоит до 100 тысяч рублей. Более того, нет возможности даже подержать первотелок в отдельных группах на предмет проверки их продуктивных свойств, их здоровья. Практика в хозяйстве такая, что отелилась и — «сразу в бой», в основное стадо. Иначе — сокращение поголовья: коровы в хозяйстве «падают», как в бою — то заболела, то обезножила, то отравилась, то отел тяжелый. Только не зевай, ветеринар, вовремя режь, чтобы хоть мясо в дело пошло.

«Соя­Кулаево» сегодня — это как крейсер «Варяг», врагу не сдается. Халим Хамбалович старается удержать хозяйство на плаву, у него даже место для планерок оборудовано на территории машинно­тракторного парка — ближе к производству. И людей он не боится, как иные руководители, — постоянно в контакте. Да и с какой стати — двухмесячная задержка зарплаты допущена только в этом году. Уровень ее, правда, не высок, иные скотники получают лишь 6­7 тысяч рублей в месяц. Зато ключевые работники, которые работают за двоих­троих, могут на всех видах­ техники работать, да еще проя­вляют себя стахановцами да умельцами, не обижены. Так что среднемесячная зарплата в коллективе из 106 человек в этом году — почти 18 тысяч рублей. Как в благополучных хозяйствах. Может, за счет этого и держится порядок?

Мы с Миннебаевым зашли на крытый зерноток. Естественно, не случайно. Это — как стадион под крышей, 1600 квадратных метров. Тут и в уборочную можно работать, и семена хранить. И построен он в этом году, в условиях банкротства, хозяйственным способом. Свои, местные работники строили. Да, металлический каркас был, но худую крышу перекрыли, стены поставили. Дворец, да и только!

— Нынче на посевную со своими семенами выйдем, — говорит Халим Хамбалович. — При «Вамине» все зерно вывозилось на элеваторы, своих семян не было…

Телят с улицы кулаевцы загнали в помещение, специально для этого построенное. Дощатое, правда, но сухое, с боксами. В нем животные, надеются телятницы, будут развиваться лучше.

Столь длительное время — почти 4 года — жизнеспособность сельхозпредприятия сохраняется и благодаря конкурсному управляющему Валерию Крапивину. «Белой вороной» называют его сельчане, а руководители — единственным арбитражным управляющим, который действительно хочет сохранить хозяйство. Он небезуспешно «выбивал» деньги для «Соя­Кулаево» на проведение посевной и судился на предмет получения государственных субсидий на молоко. А сейчас «подогревает» процесс поиска инвестора, который принял бы хозяйство со всеми его долгами и имуществом.

Инвестора, увы, не находится. По словам Халима Миннебаева, стоит сельхозпредприятие сейчас порядка 150 миллионов рублей. Это немало. Но главная проблема в том, что у «Соя­Кулаево» нет зем­ли. То есть фактически она, вроде бы, и есть, никуда не делась, а юридически ее хозяева — банки, и это отпугивает инвесторов.

А что же в «сухом остатке»? Несмотря на старания руководства хозяйства, сельхозпредприятие неуклонно, все глубже и глубже погружается в трясину долгов. Если при «Вамине» оно еще держалось за счет государственной помощи — в одном только 2011 году получило 100 миллионов рублей, то теперь, как банкротное хозяйство, оно лишено даже мизерной помощи. А выручки от реализации произведенной продукции — молока, мяса, зерна — не хватает, чтобы не только инвестировать в развитие, но хотя бы производить текущие платежи. В этом году груз долгов потяжелел еще на 4 миллиона рублей. Сокращается и дойное стадо. При плане 760 дойных коров осталось 630.

«Снежный ком» катится вниз и остановки не видно.

 

Владимир Белосков.

На снимках: вручение премий бригаде №3; телятницы Ф.Ахметшина и Г.Седяфарова в новом телятнике.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Под острым углом"

Комментарии: