Деревья — как люди. Их любят, их рубят…

15 октября 2015

…Едешь-едешь на машине по Балтасинскому району — мель­кают за окном поля, луга, аккуратные домики селений, минареты мечетей и купола церквей, сверкают вод­ной гладью извилистые речки­. И только изредка в поле зрения попадают рощи да лесные массивы, в основном расположенные на крутых обрывистых склонах речных долин.

  

Пришло время помогать природе

За последние двести лет в результате интенсивных рубок и активной хозяйственной деятельности площадь лесов на этой территории резко сократилась, особенно это касается ценных хвойно­широколиственных пород. От некогда обширных и дремучих зарослей остались лишь фрагменты. Между тем, в старые времена люди здесь занимались деревообработкой, производством мебели. В деревне Карадуван, например, вплоть до начала третьего тысячелетия работала мебельная фабрика.

И быть бы району безлесным, если бы не человек. В Балтасинском районе большое количество производных, то есть созданных человеком лесов, причем в хорошем состоянии, с богатым видовым разнообразием, с перспективой роста и развития.

Как же украшает такой рукотворный лес левый склон реки Шошмы недалеко от села Балтаси! В густом подлеске жимолость, бересклет бородавчатый, калина, рябина, волчье лыко. А еще тут липа, ель, пихта. Однозначно, в этом месте лес возрождается, человеку надо только немного помочь. А вот долины рек Кугуборка, Арборка, Кушкетка и Шошма представляют собой в основном луговые угодья, где расположены огороды, торфяные разработки, культурные поливные пастбища.

Что греха таить, в последнее время отношение к природе у многих людей чересчур потребительское — есть стремление только брать, ничего не давая взамен. Мол, моя земля, что хочу на ней, то и делаю. И начинают карьеры открывать, свалки устраивать и так далее. Но так не может продолжаться вечно. Приходит момент, когда нужно остановиться и начать отдавать — помогать природе.

Взять ту же Шошму. С животноводческих ферм по ее берегам навозная жижа долгое время стекала в речку. К началу третьего тысячелетия проблема загрязнения Шошмы животноводческими отходами встала очень остро — речка буквально пропадала. Где мытьем, а где катаньем пришлось менять людской менталитет. И ведь­таки убедили экологи вместе с районными властями, что для реки навоз — погибель, а значит это вредно и для людей, для их здоровья. И навоз теперь не копится близ ферм, а вывозится на поля.

Хоть и не броска красота балтасинских лесов, но уж очень впечатляюща. Недаром говорят: мал золотник, да дорог. Ведь лес — это наше здоровье, чистота рек и воздуха, так что надо вдвойне его беречь, охранять. Лес, кстати, помощник и в целом для балтасинской земли, главная беда которой — овраги, ежегодно уносящие все новые и новые гектары плодородных земель. Эродированность земли в районе превышает 74 процента.

 

О чем ухает филин близ деревни Нормабаш?

Богат на редкие красивые растения смешанный лес у деревни Нормабаш. Только фиалок, занесенных в Красную Книгу РТ, три вида. Среди них фиалка лысая. Смешное название, но цветок очень нежный и красивый. Как, впрочем, и другие — болотная и фиалка­селькирка. Разнообразием отличается и лесная фауна. Здесь можно встретить пять видов пресмыкающихся. В пойме Шошмы живут ужи, изредка проползет занесенная в Красную книгу медянка. А вот гадюка обыкновенная (кстати, тоже краснокнижница), облюбовавшая склоны долины Шошмы, местами даже многочисленна. На склонах оврагов и рек обитает ящерица прыткая, а в хвойных лесных зарослях встречается ящерица живородящая. В пойме Шошмы водятся лягушка остромордая и жаба зеленая, встречаются озерная и прудовая лягушки, тритон обыкновенный, изредка попадается краснокнижная краснобрюхая жерлянка.

Но чем особенно богат темнохвойный лес у деревни Нормабаш, так это птицами. Их здесь обитает 44 вида. Больше всего зябликов, часто встречаются желтоголовый королек, садовая славка, зарянка, славка­завирушка, клест­еловик, пеночка­теньковка, пухляк, московка, сойка, чиж. Во время миграций в этих местах пролетают и редкие виды птиц: кедровка, беркут, орел­могильник, чеглок, большой улит, большой кроншнеп, белолобый и серый гуси.

Хозяин Нормабашского леса — филин, любитель дремучих зарослей. В апреле, когда у самцов идет весенний ток, нередко можно услышать его колоритное уханье. Филин — птица нелюдимая, важная и вальяжная, сидит себе на ветке и поджидает добычу. Питается мышами и мелкими воробьями, но может и тетерева себе на обед отловить, а то и зайца. Кстати, филины нередко залетают на кладбища и в парки­, где много старых деревьев. Однажды в Казани, прямо в центре города, возле университета в сквере был замечен сидящий на дереве филин. Встречаются в Нормабашском лесу и уральская неясыть, воробьиный и мохноногий сычи, ястребиная сова, а в пойме реки Шошмы — белая сова. Заповедные места Нормабаша, богатые кормами, жалуют лось, кабан, встречаются здесь также норка, зайцы беляк и русак, лисица. Да и такие опасные хищники, как волк и рысь, тоже нередки.

В Нормабашском лесу расположен памятник лесокультурного дела — так называемый Рукотворный лес. Это четыре квартала (613 гектаров) растущих вперемешку дуба, березы, липы, лиственницы, эталонных по генетико­селекционным качествам сосны и ели. Хорошо принялись, разрослись опытные кедровые посадки, которые в свое время здесь посадили лесники. Благодаря кедрам в лесу появились исчезнувшие было белки — любительницы кедровых орешков.

…Утопая в густой траве, мы зашли в лес, сразу же попав в прохладную тень деревьев. Неожиданно из глубины послышалось гудение машины. И вот уже перед нами грузовик, груженный скрученной в трубы липовой корой, а сзади — уставшие лесорубы. Они объяснили, что везут луб, из которого делают мочало. А из древесины — штакетник.

Заготовкой луба и получением из него мочала в этих краях занимались издавна. Из него потом делали не только мочалки, но и веревки, щетки, плели лапти, изготавливали всякую упаковочную тару — например, кули, в которых перевозили зерно, короба и туески для хранения разных продуктов. Говорят, что лучшего материала для хранения сушеной воблы, чем натуральные рогожные кули из липового мочала, нет. За ними специально приезжали сюда из Астрахани и других волжских городов.

Мочало нынче не в моде. Веревки все сплошь синтетические, полиэтиленовая тара — удобная и легкая. Вот только утилизировать ее, как следует, никак не научимся.

 

В гости к баю Урманы

Очень интересный лес шумит близ удмуртского села Малые Лызи­. Мы прошли по тропинке за селом, оказались на чудесной лесной опушке, покрытой мягкой бархатной травой. Рядом жемчужно блестел небольшой круглый водоем, а чуть поодаль расположилась пасека. Места здесь щедры на медоносные растения, грех не заняться бортничест­вом, что и делают многие жители.

Побеседовав с местным пасечником, отведав медку, потрепав по загривку его стреноженную лошадь, мирно пасущуюся на полянке, двину­лись дальше, прямиком к темнею­ще­му вдалеке могучему лесу, проз­ван­ному в народе Мусинским, иногда­ его еще называют «Баю Урманы».

Вот что рассказал об этом лесе старожил Валерий Филиппов, чье детство прошло по соседству с этим лесом, в деревне Малые Лызи:

— Этот старый лес не зря называют Мусинским. Есть на этот счет легенда. В старину жил в наших краях, как раз возле леса, бай с такой фамилией. У него был управляющий, который очень рьяно берег и охранял этот лес. Поэтому лес так хорошо сохранился и радует людей. Аура здесь особенная, сильная. Про старинные иконы иногда говорят, что они намоленные, поэтому отличаются силой и целебными свойствами. Так и в Мусинском лесу: деревья стоят созревшие, много повидавшие на своем веку. Идешь по лесу, вдыхаешь напоенный целебным ароматом воздух, слушаешь звонкое пение птиц, и невольно ощущаешь, как уходит усталость, возвращается бодрость, повышается настроение, хочется жить и делать всем добро.

Может, про этот чудный лес писал в свое время Пушкин: «…там, на неведомых дорожках, следы невиданных зверей, избушка там на курьих ножках, стоит без окон и дверей…» И ведь есть избушка на краю Мусинского леса — почти сказочная, а из земли там бьет чудесный родник…

 

Людмила КАРТАШОВА.

Вернуться в раздел "Лесная полоса"

Комментарии: