Буренка на дворе

17 ноября 2016

В предыдущем номере нашей газеты был опубликован материал под заголовком «Молоко крестьянских подворий». В нем речь шла о проблемах производства и заготовок молока в личных подсобных хозяйствах населения. Сегодня — продолжение темы.

Что такое сельский уклад жизни? Первое, что приходит на ум, это — корова. Потому что корова — это все. И не только молоко, сметана, творог, мясо. Это еще и ранние побудки, звон подойников на дворе, мычанье, говор хозяев. Первое общение сельчан на выгоне. Когда город летом спит — село пробуждается, поднимается, включается в повседневные хлопоты, в работу. Сельчане — взрослые, дети — идут с хворостинами, гонят рогатых и видят на востоке алые полосы рассвета. А это и полчетвертого, и четыре часа. А куда деваться? Без труда не выловишь рыбку из пруда.

А труд есть труд — он делает человека. Не будь труда, приросли бы мы жировыми прослойками к диванам, креслам, кроватям. Спасибо тебе, буренка, за то, что ты есть.

Вечером, когда стадо возвращается с пастбища и коровы с достоинством несут полное вымя молока, а народ встречает их у ворот, нет пейзажа более деревенского и более мирного.

Корова — это и кормилица. Это стакан парного молока с утра с краюхой хлеба. Или вечернего, холодного — не все парное любят. И это не то молоко, что из магазина. Оно густое, жирное, вкусное. Потому что не от тысячи разных коров, а от одной, любимой буренки, которую каждый день гладишь, говоришь ей ласковые слова, даешь ей сено, фураж, убираешься в хлеву.

Ну да, бывают коровы разные, у иной молоко — что вода, и запах какой­то не такой. Но это не она виновата, не буренка, это хозяйка такая.

Корова — это и сметана, и творог. Сметана такая, что ложка стоит. А творог — ум отъешь.

А какой у коровы язык! Да, он шершавый, но лизнет в щеку — сердце от радости замирает. А уж глаза — это нечто небесное: бездонное, завораживающее, волнующее. Ресницы — с полметра! И все это без макияжа, без косметических изысков. Естественная, природная красота!

И вот вопрос: почему же коров, таких хороших да пригожих, на селе становится все меньше?

А вы попробуйте, поухаживайте за буренкой. Это большая, очень большая работа. И большие средства на ее содержание.

Во­первых, корове нужен теплый хлев. Дощатый сарай не подойдет — вымя замерзнет, да и навоз зимой будет так примерзать, без лома его не возьмешь. Поэтому хлев должен быть бревенчатый, на худой конец кирпичный или насыпной. Такой дорого стоит.

Во­вторых, корове нужно много кормов. Потому что молоко у коровы на языке. Одного зернового фуража требуется на год минимум одна тонна. И то с учетом того, что и с хозяйского стола ей будет что­то перепадать: остатки печеного хлеба, картошка и ее очистки, суп, каша и т.д. Что летом ее будут пасти на дешевых зеленых кормах. Полтысячи рублей в месяц пастуху за одну голову плюс кормежка — это как бы не в счет. Но это не все! Без грубых и сочных кормов голодно будет буренке. Значит, летом надо позаботиться о сене, соломе, кормовой свекле. Значит, в июньскую пору, с утра пораньше, пока еще роса не высохла, надо ехать на луг и косить. Ну, хотя бы тонны три, если корова одна. Но ведь у нее и теленочек каждый год нарождается, он тоже хочет есть. Значит, и для него надо напрячься. А если коров три­четыре? А на минифермах нынче и до восьми доходит!

Кормовую свеклу можно вырастить на огороде. Заботливые хозяева это и делают, потому что свекла — это источник, прежде всего, сахара. А буренки сахар любят. Хранить, правда, свеклу не все умеют, тут опыт нужен.

И от моркови корова не откажется, и от свекловичного жома с сахарного завода, и от барды или патоки со спиртзавода. Не будешь лениться — корова отблагодарит, обязательно отблагодарит. В самые трудные времена семья будет сыта.

А кто будет спорить, что силос и сенаж — это тоже что ни на есть коровья еда? Но где их взять?

В общем, постоянная забота о кормах — это удел всех, кто держит на подворье домашнюю живность. Корове, понятное дело, кормов нужно больше.

Сельчанину никогда корма легко не давались. Когда были колхозы и совхозы, в ходу была натуроплата, когда за добросовестный труд сельчане могли получить и зерно, и сено, и солому. Но не вдоволь, а вдовесок к тому, что семья заготавливала сама. Добывать корм «где­то» — это тоже было частью сельского уклада жизни.

Агрохолдинги с их «революция­ми» и службами безопасности сотрясли сельский уклад жизни основательно. Начались ограничения с пастьбой скота, с сенокосами, труднее стало приобретать дополнительный корм. А низкие закупочные цены на молоко населения привели к тому, что потерялся экономический смысл держать корову.

А взять такой вопрос, как раздой первотелки. Представьте себе, что в один не прекрасный момент вас начали регулярно тянуть за соски. Что вы станете делать? То­то и оно. Вот и первотелки брыка­ются, бодаются, рвутся с привязи. Приучить их к доению — это настоящая­ мука недели на две, а то и три.

Знаю свежую историю, как одна знакомая именно из­за этого продала корову и больше уже не завела. Первотелку приходилось и привязывать, и станок ей сделали из досок узкий, чтобы ни туда и не сюда. И как же была озадачена женщина, когда, выехав по делам и вечернюю дойку оставив свекрови, вернулась и услышала, что буренка спокойно стоит и без проблем доится. Только утром следующего дня выяснилось, что свекровь долго и упорно загоняла вечером из стада во двор снохи с помощью соседей чужую корову, загнала, ее подоила, а утром выпустила в стадо. Своя же, нагулявшись, возлежала на задах, жевала жвачку и вздыхала.

Такая вот история.

И еще. Может быть, это даже самое главное — корова привязывает к себе. Надолго от нее никуда не отлучишься. Это как спутник — где ты, там и корова, где корова — там и ты. Корова олицетворяет собой то самое крепостное право, которое было как бы отменено в России полторы сотни лет тому назад, но которое, на самом деле, для крестьянина никуда не делось. Благодаря корове. Хотим мы этого или не хотим, а данное обстоятельство тоже поддавливает на психику, особенно молодежи, взращиваемой телевидением на всяких шоу и прочих развлекательных программах.

Поголовье коров стало сокращаться. А поскольку спрос на молоко всегда устойчивый, рынок моментально на этот спрос отреагировал: молоко, уехавшее было из села в город, обезличенное и обезжиренное, поехало из города обратно в село. С каждым годом все больше и больше. Зайдите в продуктовый магазин любого пригородного населенного пункта — там вы найдете любой молочный продукт. Зачем держать ставшую невыгодной корову? Так вешняя вода, нашедшая в плотине трещинку, с каждой минутой расширяет ее все больше и больше.

Вопрос: на сколько сократилось поголовье коров в селах и деревнях? Если обращаться к разным источникам, то мы увидим большое разночтение. Зато у нас есть, так сказать, многочисленные свидетельские показания и собственные наблюдения. Так вот, у нас в Татарстане, например, во многих больших селах, где лет пятнадцать назад на пастбища выгоняли по два стада, в каждом из которых было по 100­-150 коров, сейчас выгоняют один гурт голов в 50-­60. Не много в республике найдется сел и деревень, где поголовье коров равнялось бы количеству дворов. И это — в благополучном по животноводству регионе России.

Сельский уклад жизни под большой угрозой. А значит, под угрозой продовольственная и национальная безопасность нашего государства. И без должной государственной поддержки крестьянских подворий никак не обойтись. Что предпринимается?

На сайте Минсельхозпрода РТ можно найти перечень направлений и условия государственной поддержки личных подсобных хозяйств из бюджета РТ. Это строительство миниферм, приобретение товарных и племенных нетелей и первотелок, приобретение молодняка птицы, услуги по искусственному осеменению коров, приобретение кормов для содержания кобыл старше трех лет, проведение ветеринарных профилактических мероприятий по обслуживанию коров, содержание дойных коров (3 тыс. руб. на корову), козоматок и козочек старше одного года (1 тыс. руб.). На все эти направления поддержки в 2016 году выделено более полумиллиарда рублей. По данным на 1 ноября на развитие ЛПХ было выделено субсидий на общую сумму 436 млн. рублей. Самая высокая деловая активность сельского населения наблюдается в Балтасинском муниципальном районе, где в рамках субсидирования понесенных затрат владельцам ЛПХ возмещено 23,9 млн. рублей. В Арском районе этот показатель составляет 22,1 млн. рублей, Дрожжановском — 19,8 млн. рублей, Актанышском — 18,2 млн. рублей, Кукморском — 18,8 млн. рублей, Нурлатском — 17,1 млн. рублей, Аксубаевском — 16 млн. рублей, Мамадышском — 15,1 млн. рублей.

Меры правильные. В сочетании с субсидированным кредитованием, а также увеличением рекомендованной Минсельхозпродом РТ арендной платы за земельные паи с 500 рублей за гектар до 700 рублей за год они дают определенные результаты. В том плане, что нет обвального сокращения поголовья скота в ЛПХ. Более того, поголовье коз в крестьянских подворьях даже возросло — за год на 8 тыс. голов. В ряде районов отмечен рост и поголовья коров.

Тем не менее, представляется, что меры эти недостаточные. Особенно на фоне низких закупочных цен на молоко населения, которые летом в иных районах снижались до 13­14 рублей за килограмм, что никак нельзя назвать стимулирующим фактором. Вот почему руководство республики всерьез и основательно взялось за контроль уровня закупочных цен: и на молоко сельхозорганизаций, и на молоко личных подсобных хозяйств. Минсельхозпрод РТ, в частности, теперь будет ежемесячно рекомендовать минимальные закупочные цены на молоко и отслеживать ситуацию на рынке.

А вообще пора всерьез, на самом высшем уровне рассмотреть вопрос о включении коровы в Красную книгу РФ и рассматривать сокращение каждой отдельной­ особи как «ЧП» со всеми вытекаю­щими последствиями. И пусть эта информация отражается не только в официальных документах, но и на главной странице Интернета, наряду с такой важной информацией, как о чем грустит Бузова или во что одета Водонаева. Тогда появится надежда, что задача сохранения поголовья дойного стада, а значит и укрепления продовольственной и национальной безопасности страны станет общенародной идеей, предметом озабоченности всего нашего общества.

 

P.S.: Минсельхозпрод РТ рекомендовал следующие минимальные цены на молоко на ноябрь 2016 года (за 1 кг продукции без НДС): молоко высшего сорта — 24 рубля, молоко первого сорта — 22 рубля, закупаемое у населения молоко — не ниже 20 рублей.

Мониторинг цен на закупаемое у населения молоко показал, что по сравнению с октябрем цена выросла на 2,84 рубля. Самая высокая цена в Аксубаевском районе — 22 руб. В Алексеевском районе цена составляет 21,95 руб., Балтасинском — 21,73 руб., Чистопольском — 21,70 руб., Бугульминском — 21,50 руб., Алькеевском — 21,25 руб., Мамадышском — 20,90 руб., Сабинском — 20,57 руб., Кукморском — 20,50 руб., Пестречинском — 20,40 руб., Арском — 20,38 руб., Рыбно­Слободском — 20,30 руб., Атнинском — 20,20 руб., Зеленодольском — 20,13 руб. В то же время есть районы, где уровень цен ниже 19 рублей. Среди них Ютазинский — 17 руб., Елабужский, Заинский, Лениногорский, Нижнекамский — по 18 руб., Апастовский — 18,50 руб.

 

Владимир Белосков.

Вернуться в раздел "Разное"