Что нам готовит год водоохранных зон?

12 мая 2016

Год водоохранных зон набирает обороты. Именно весной так много работы по очистке воды от вредных примесей у сотрудников водоканалов. Если, например, брать Казань, то основным питьевым резервуаром для столицы является Куйбышевское водохранилище (река Волга) и расположенный на нем Волжский водозабор. На территории Татарстана находятся также еще три крупных водохранилища: Нижнекамское, Заинское, Карабашское.

Мы беседуем с заместителем руководителя Нижне­Волжского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов — начальником отдела водных ресурсов по Республике Татарстан Артемом Филипповым.

— Артем Анатольевич, какие задачи выполняют водоохранные зоны, почему они так важны для водоемов и каким образом их нужно охранять?

— Установление водоохранных зон — очень ответственная работа, ее выполняют геодезисты, у которых есть лицензия. В водоохранных зонах запрещены выпас скота, размещение складов ядохимикатов, органических и минеральных удобрений. Не должно быть пашни, что очень важно. Река Волга, или Куйбышевское водохранилище, имеет водоохранную зону в 200 метров. Тем не менее, сколько дачных участков на заповедной территории в том же Займище, Боровом Матюшино! С одной стороны, так исторически сложилось — люди селились у реки, возделывали землю. Однако в водоохранной зоне это делать запрещено законом.

— Какие нарушения наиболее часто встречаются в водоохранных зонах?

— Нарушений, к сожалению, очень много, стоит только выйти на большую воду — они сразу же обнаруживаются: от засыпки водной акватории, загрязнения бытовым мусором, выезда машин к воде и их мойки до незаконных построек и занятия 20­метровой береговой полосы общего пользования, которая не может приватизироваться и загораживаться. Не всегда удается выявить нарушителя и привлечь его к ответственности. Эту работу ведут контрольно­надзорные природоохранные органы: Казанская и Татарская межрайонные природоохранные прокуратуры, Министерство экологии и природных ресурсов РТ, Управление Росприроднадзора по РТ. Проводятся судебные разбирательства. В настоящее время, например, идут параллельно около 15 дел: в Зеленодольском районе выявлены участки, которые частично занимают территорию живописного озера, на реке Меше коттеджные поселки выстроены вдоль воды так, что не подобраться к берегу. В Тукаевском районе, в деревне Белоус обнаружен захват 20­метровой зоны, есть факт подсыпки землей водного фонда, что категорически запрещено. Нередко фиксируются несанкционированные канализаци­онные сбросы из труб в водоемы — пользователям не хочется платить, вот и делают подпольные сливы. Так что работы у водоохранных служб хватает.

— Доступ граждан к воде — больная тема. Но вот что непонятно: если береговая полоса сплошь состоит из построек, значит, их нужно снести? Были ли прецеденты, чтобы после суда освобождалась от построек береговая зона?

— Насколько я знаю, в практике фиксируются сносы заборов, каких­то сараев, причальных стенок, пирсов, бань, беседок, но не домов. Хотя решения судов по сносу жилых строений есть, но они не выполняются. Где­то, возможно, судебные приставы недостаточно работают, где­то мешают прорехи в законодательстве. Например, суд поручает ликвидировать постройку силами самого собственника. Тот, естественно, находит кучу причин для невыполнения: показывает свою несостоятельность, занимается отписками. Так и остается воз на месте. Вот совсем свежие факты. В Альметьевске в ходе обследования береговой полосы водоема в микрорайоне «Петуховка» выявлено 10 фактов несоблюдения свободного доступа населения к водному объекту. Четыре протокола по статье 8.12.1 КоАП РФ составили инспекторы Закамского территориального управления Минэкологии РТ, обследовав береговую полосу озера Соболековское в Нижнекамском районе, где собственники участков также огородили свободный доступ к водному объекту незаконными постройками. В Чистопольском районе проводился мониторинг реки Прость. Нарушения выявлены на землях Четырчинского сельского поселения — береговая полоса общего пользования огорожена забором, на участке расположена баня, которая находится в шести метрах от уреза воды. На земельном участке Большетолкишского сельского поселения также нарушен свободный доступ граждан к реке Прость — собственник одного из участков огородил береговую линию забором. По выявленным фактам составлены административные протоколы, выданы предписания о сносе незаконных построек. Более 30 фактов незаконного захвата береговых полос реки Меши и озера Архирейского выявлены в Лаишевском районе. Объекты капитального строения — беседки, заборы, нелегитимные берегоукрепительные сооружения — расположились прямо в береговой полосе. Между тем, согласно ст. 6 Водного кодекса РФ 20­метровая полоса вдоль береговой линии водного объекта предназначается для общего пользования.

— Каждый ли водоем имеет право на статус водоохранной зоны?

— Нет. Есть группа водоемов, для которых такой статус, к сожалению, не предусмотрен. Это, в частности, болота, озера, расположенные внутри болота, а также озера и водохранилища площадью меньше 0,5 кв. км.

— Насколько остро стоит проблема загрязнения водных объектов животноводческими отходами?

— Очень остро! Не случайно в водоохранной зоне запрещен выпас скота. Это очень серьезный и опасный источник органического загрязнения. Контролирующие органы все чаще штрафуют данную категорию нарушителей. Тех, кто занимается животноводством и переработкой его продукции, нужно принуждать к строительству очистных сооружений. Да, это дорого, многим сельчанам такие очистные не по карману, но ведь есть гранты, помощь государства.

— Приходится ли сотрудничать с муниципальными обра­зова­ниями?

— В первую очередь, с исполнительными комитетами муниципальных образований, на балансе которых находятся гидротехнические сооружения: дамбы прудов, выпускные сооружения, трубы, коллекторы. Согласно приказу Минприроды России исполкомы ежегодно обязаны предоставлять отчетность по прудам и другим гидротехническим сооружениям. К сожалению, не могу сказать, чтобы хоть один район Татарстана стопроцентно справился с этой задачей. Почему­то вместо сведений о прудах получаем информацию о родниках, ручьях, но только не о гидротехнических сооружениях. Создается впечатление, что на местах нет компетентных специалистов. Настало время провести централизованную учебу.

— Какие мероприятия намерены проводить специалисты вашего ведомства в нынешнем году?

— Отдел водных ресурсов по РТ, который я возглавляю, входит в состав Межведомственной рабочей группы, курирующей вопросы проведения Года водоохранных зон в Татарстане. Она уже неоднократно собиралась, рассматривались различные вопросы. Большое место отводится созданию набережных — и они уже появились во многих населенных пунктах республики. Очень красивая набережная (она еще строится) в Мамадыше, есть она также в Лаишеве, Рыбной Слободе. Да и Казань, наконец­то, благодаря инвестициям Федерального агентства водных ресурсов, бюджетным средствам республики, инициативе Правительства Татарстана и городских властей, обзавелась прекрасной набережной. Еще одно направление — создание условий для рыболовов­любителей. Это очень популярное хобби в республике, ведь водные объекты посещают тысячи рыбаков. И нередко именно они загрязняют берега рек, к самому урезу воды подъезжают на машинах, нарушая почвенно­растительный покров. Часто к нам на водные просторы прибывают рыболовы из других регионов. Поэтому сегодня прорабатывается возможность благоустройства наиболее популярных мест для рыболовов — в Лаишевском, Камско­Устьинском и других районах. Эти места планируется обустроить подъездными путями, площадками для парковки машин, объектами инфраструктуры, пунктами питания.

 

 

Людмила КАРТАШОВА.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"

Комментарии: