Чтоб не стать козленочком…

23 февраля 2017

Все как всегда. Даже в вопросе развития органического сельского хозяйства. Головастые и смелые — впереди, руководство — позади и как бы с народом. Никто никого в кострах не сжигает, но и торможение налицо.

А вот ответьте на вопрос: почему наше поведение так разнится — одни бегут, а другие стоят? Всему причина — знания. Или они есть, или их нет. Это — раз. А второе — осмысление этих знаний: обладание ими должно вселить ужас. Если рядом с вами появится, к примеру, тигр, а у вас глаза будут завязанные, вы с места не тронетесь и не закричите. Потому что не будете знать о его близости. И даже сбросив повязку, вы можете не сразу поверить в реальность опасности — кто­то сначала подумает, что видит сон или смотрит кино. Для рывка или обморока необходимо осознание.

Так вот: продвинутые и головастые вовсю и давно кричат о том, какое страшное будущее ожидает человечество из­за того, что продукты питания становятся все более опасными для здоровья. Мы, простой народ, тоже как бы «в курсе», но идем в магазины и покупаем все, что есть на прилавке. Не осознали! Страдаем аллергиями, ожирением, сердечно­сосудистыми и онкологическими, нервными расстройствами и головными болями… Но еще терпим. Охаем­ахаем, кряхтим и стонем, но — терпим.

Самые терпеливые в мире — русские. То бишь, россияне. Может, потому что пьем много водки? Коли сознание в тумане…

На семинаре «Органическое сельское хозяйство в Республике Татарстан», состоявшемся в рамках недавно прошедшего Поволжского агропромышленного форума в выставочном центре «Казанская ярмарка», народу собралось немного, что как нельзя лучше отражает отсутствие в аграрном обществе большого интереса к проблеме.

Но те, кто пришли, равнодушными не остались. Одни получили дополнительный заряд эмоций для дальнейшей своей работы в направлении органического земледелия, другие углубили свои знания и понимание ситуации.

А ситуация в мире такова: примерно 700 млн. человек потребляют органическую продукцию. Об этом собравшихся проинформировал исполнительный директор Национального Органического Союза Олег Мироненко. Откуда эта цифра взялась? Ведь точный подсчет потребителей произвести невозможно!

Точный нельзя, а приблизительный — можно. Во­первых, раз цифра есть, значит, во многих странах мира есть четкие критерии органической продукции, а они прописываются в разного рода подзаконных актах. Выходит, есть и законы. Во­вторых, если считают людей, потребляющих органическую продукцию, значит, есть и места, где ее можно купить — только там можно произвести более или менее точный подсчет покупателей. Покупателей подсчитали, умножили примерно на четыре или пять, то есть количество едоков в семье: вот вам и число потребителей. Как сказал Мироненко, к началу 2017 года уже 90 стран мира имеют свое законодательство по органической продукции. В Европе к отряду стран­органиков в настоящее время готовятся примкнуть Украина и Белоруссия.

Россия — даже не в хвосте. Просто где­то сзади. У нас нет закона об органическом сельском хозяйстве. И появится ли он в ближайшее время — большой вопрос.

Спрашивается, а зачем для органической продукции нужен какой­то закон? Паши да сей, производи да продавай. Кто мешает? В принципе — никто. И у нас, надо заметить, есть отдельные хозяйства, производящие продукцию, которую можно было бы назвать органической. Но это — выбор руководителей этих хозяйств, их, так сказать, гражданская позиция. Безумству храбрых поем мы песню, но далеко на такой энергетической субстанции не уедем. Нужен экономический базис, а он создается на основе закона.

Почему нужен закон? К примеру, вырастили вы пшеницу без пестицидов и минеральных удобрений — это одни из критериев при производстве органической продукции. Урожай у вас получился меньше, чем у соседа — тот и минеральными удобрениями растения подкормил, и защитил посевы от сорняков, вредителей и болезней ядохимикатами. Но ваш расчет — на здравомыслящего покупателя: он, мол, за экологически чистую продукцию заплатит больше и ваш недобор компенсирует.

Но вы просчитались! Во­первых, заготовители пшеницы вам не поверили, ибо у вас не оказалось доказательств, что ваша пшеница органическая. А если даже вы оказались ну очень продвинутыми и обзавелись документами с данными всяких агрохимических и биологических анализов, проведенных за свой счет, все равно дороже обычной вашу замечательную пшеницу не купят, потому что еще есть мелькомбинаты, хлебозаводы, магазины, и в этой цепочке тоже будут возникать всякие заморочки. А самое страшное — впереди, это — покупатели, то есть мы. А мы давно никому и ничему не верим, и дороже платить за хлеб, даже если на него повесят табличку «Органический», не станем. Знаем, обманщиков и мошенников у нас много, дурят на каждом шагу.

И что получается? Вы произвели органическую пшеницу, продали по той же цене, что и ваш сосед, и остались в проигрыше. Надолго вас хватит в ваших «донкихотских» устремлениях?

Отсюда вывод: у производителей должен быть экономический стимул производить органическую продукцию, а у покупателей должны быть гарантии, что они покупают не кота в мешке.

А поскольку желающие покупать и потреблять органическую продукцию у нас есть — практика, как всегда, опережает законодательную власть, то нужен закон. Только согласно ему появится система сертификации — органы, которые будут выдавать сертификаты на органическую продукцию тем, кто ее действительно производит. И когда продавцы убедятся, что эти сертификаты не туфта, а покупатели удостоверятся, что их в очередной раз не разводят, система заработает.

Какая же обстановка у нас в республике? Если взять Министерство сельского хозяйства и продовольствия, то тут ситуация неоднозначная. Если в отдельных регионах России делаются какие­то шаги в нужном направлении — в Краснодарском крае, Ульяновской и Воронежской областях, например, где пытаются сформировать свою, региональную законодательную базу, то у нас дальше создания общественного органа при министерстве пока не пошли. Хотя, что интересно, тот же Мироненко заявил, что именно Татарстан может и должен стать ведущим регионом по освоению технологий органического сельского хозяйства и производству органической продукции.

На чем зиждутся такие надежды? Если разобраться, то у нас предпосылок для продвижения в направлении создания системы органического сельского хозяйства достаточно. Главное, что у нас есть руководители и специалисты, которые понимают проблему. Они живые, они работают. И многие из них стараются внедрить элементы биологизации земледелия на практике. На прошедшем семинаре довелось услышать выступление руководителя ООО «Карабаш­Агро» Бугульминского района Айдара Гараева. Возглавляемое им хозяйство уже несколько лет является экспериментальной территорией Института органического сельского хозяйства: работают без пестицидов и минеральных удобрений, землю не пашут. При этом на площади более 2 тысяч гектаров ухитряются работать без кредитов и платить ежемесячно двум десяткам наемных работников в среднем по 15 тысяч рублей в месяц.

Мы не раз писали об опыте хозяйств, где в севооборотах достаточные площади выделяют под чистые и сидеральные пары, многолетние травы, бобовые культуры, а это важные составляющие в системе и биологизации растениеводства в целом, и органического земледелия в частности. У нас есть и хозяйства, которые работают без пестицидов и минеральных удобрений.

Однако полного перечня хозяйств, где работают с акцентом на биологические методы, и уж тем более с использованием технологий органического земледелия, нам никто не даст. Его просто нет. Такой систематизацией, похоже, никто не занимается. Во всяком случае, с такой информацией на семинаре не выступили ни заместитель министра по земледелию Ильдус Габдрахманов, ни председатель Общественного совета по производству органической продукции при Минсельхозпроде РТ Валерий Гогин.

Между тем, научные исследования в этом направлении в нашей республике ведутся, и ведутся довольно активно. Вопросами органического сельского хозяйства занимаются, в частности, в Институте проблем экологии и недропользования Академии наук РТ, в Казанском государ­ственном университете (КФУ), в Казанском государственном аграрном университете. О своих 30­летних исследованиях в области животноводства рассказал член­корреспондент Академии наук РТ Роберт Ильязов. У нас, оказывается, есть карты с выделением зон, как пригодных для производства органической продукции, так и не пригодных. Например, невозможно произвести такую продукцию вблизи автомагистралей, промышленных зон, дымящихся автосвалок, на территориях, загрязненных осадками, принесенными когда­то воздушными массами из зоны катастрофы Чернобыльской АЭС, на почвах, начиненными солями тяжелых металлов и т.д. Таких площадей в республике, надо сказать, немало. Но, слава Богу, и здоровых зон тоже хватает. И было бы правильно, не откладывая в долгий ящик, такой возможностью воспользоваться. Как заметил выступивший на семинаре фермер Сайдаш Исрафилов, может, хватит совещаться и пускать пыль в глаза, пора бы уже на органической продукции и зарабатывать.

Давно пора! Валерий Гогин, как бы подводя итоги семинара, рассказал о книге дочери американского фермера, в которой с болью говорится об омертвелости Мексиканского залива, об отравленной грязными стоками реке Миссисипи. И напомнил о том, что и наш водный объект, называвшийся некогда великой рекой Волга, летом тоже цветет, что говорит о ее загрязнении.

Пора тормознуть, провести рекогносцировку и скорректировать направление движения. Пребывание с завязанными глазами вовсе не означает, что тигр нас не съест.

 

Владимир Белосков.

Вернуться в раздел "Разное"