Дорогой отцов

13 октября 2016

Николай Козин осознанно мечтал стать агрономом уже с 6-7 класса — тогда, когда многие мальчишки и девчонки в эти годы даже и не задумываются о своем будущем. А получилось так, скорее всего, не только по наследственным причинам — его отец Михаил Николаевич был агрономом, руководителем хозяйства, фермером, но еще и потому, что батя нередко брал сына с собой, разъезжая по полям. И Коля не просто катался на машине: со второго класса он уже участвовал, например, в видовых прополках сельскохозяйственных культур — это когда идешь по колосящейся сортовой пшенице, и срезаешь ножницами редкие колосья засорившей ее ржи.

— Для чего это надо? — спрашивал мальчуган.

— А это чужие плохие семена попали в землю и хотят испортить наш будущий хороший урожай, — старался понятней и доступней объяснять задачу сынишке отец. — А мы их срежем, и наше поле станет чистым от чужаков.

В 4­5 классах Коля уже работал во время уборки урожая на току, подсыпал лопатой зерно к погрузчику или разбрасывателю, в 6­7 классах ему разрешали подрабатывать севцом — в августе он сеял озимую пшеницу, да и с началом учебного года работу эту не прекращал: после уроков, одев рабочую спецовку, отправлялся с отцом, приезжавшим домой на обед, на сев. А став чуть старше, уже работал помощником комбайнера. И делал он это не по принуждению родителей, ему самому было это интересно.

— Конечно, была еще и жалость к отцу, — вспоминает Николай. — Я ездил с ним и видел, какая у него нелегкая работа, как тяжело достается ему хлеб. И хотелось помочь…

Не случайно я так подробно рассказываю о школьных годах главы КФХ «Козин Н.М.» Алексеевского района. В его лице я встретил молодого человека, по­настоящему влюбленного в землю, в свою работу — со всеми ее трудностями, сложными ситуациями, большими и малыми проблемами. Когда мы объезжали поля фермерского хозяйства близ села Малый Красный Яр, Николай Михайлович в таких подробностях рассказывал о них, о технологиях обработки, о каждом клочке, некогда заброшенном предыдущими землепользователями и вновь введенном в севооборот фермером, что казалось — это душа его поет.

Вообще надо отметить, что династия Козиных в Алексеевском районе известная и уважаемая. Так, дед Николая, Николай Семенович, более 20 лет проработал председателем колхоза имени ХХII партсъезда, о его поистине героическом пути красноречиво свидетельствуют ордена Ленина, Трудового Красного Знамени и Октябрьской революции. Сын Николая Семеновича, Михаил Николаевич, унаследовал у знаменитого отца любовь к сельскому хозяйству, трудолюбие и беззаветную преданность выбранному делу. Работая руководителем хозяйства, главным агрономом района, Михаил Николаевич отдавался работе весь, без остатка. Орденов, правда, не стяжал, но Почетный Знак победителя социалистического соревнования 1980 года говорит о многом. Именно он в 1994 году и стал зачинателем фермерского хозяйства, взяв в аренду 20 гектаров земли. Через год уже стало 50, еще через два — 100 гектаров, потом еще расширился. Если в иных районах, где хозяйствовали агрохолдинги, фермерам расширяться было практически невозможно, в Алексеевском районе работающим фермерам в этом плане было легче: власти не мешали брать в аренду земельные доли сельчан.

В 2008 году младший сын Михаила Николаевича, Николай, с красным дипломом окончил Казанский государственный аграрный университет, получив диплом ученого агронома и информационного консультанта. И сразу же стал помогать отцу, у которого было уже 360 гектаров земли. Было понятно, что для молодого специалиста это было время раздумий, выбора пути и принятия решения. Что и произошло в 2010 году, когда Николай, воспользовавшись популярной тогда программой самозанятости, составил бизнес­план по откорму бычков, создал собственное крестьянско­фермерское хозяйство, получил положенные 58,8 тысячи рублей бюджетных денег и начал свое дело. В то время многие сельчане в республике включились в эту программу: создав КФХ, открывали пасеки, ремонтные мастерские, пилорамы, парикмахерские и т.д. Число таких малых предприятий подскочило в республике аж до 20 тысяч с лишним. Однако, выполнив положенные требования, большинство из них закрылись. Остались не многие. И в их числе — КФХ «Козин Н.М.».

Сейчас у Николая Козина в обработке почти тысяча гектаров земли — это вместе с отцовскими. Михаил­ Николаевич трудился неистово, не экономил сил, марафон бежал как стометровку, и сейчас, хотя годков ему не так уж и много — 64 года, все же сдал. И Николай взял отцовс­кое КФХ на буксир: дело­то семейное.

Заслуживает особого внимания тот факт, что после развала агрохолдинга сразу более 50 человек изъявили желание передать свои земельные доли в аренду начинающему фермеру Николаю Козину. Это больше 400 гектаров. Спрашивается, чем молодой агроном завоевал такое доверие?

Основных причин две: первое — авторитет отца, а Михаил Николаевич не препятствовал сыну в развитии своего крестьянско­фермерского хозяйства. Второе — личность самого Николая. Многие сельчане видели, как парень с малолетства тянется к земле, к сельскому труду, не чурается грязной работы. К тому же получил высшее агрономическое образование, создал собственное КФХ и не закрыл его после выполнения бизнес­плана.

…Мы едем с ним по проселочной дороге.

— Вот здесь еще в прошлом году­ была залежь, — показывает он на участок вспаханной земли возле дороги, — сорняки были по пояс. А по плану землеустройства здесь числится пашня. Вот мы и ввели учас­ток в севооборот, зачем ей пустовать?

У Николая Козина четырехпольный севооборот: чистый пар — озимая пшеница — яровая пшеница — ячмень. Озимые в этом году дали больше 40 центнеров зерна с гектара, яровые — 20 центнеров, летняя засуха сказалась на яровых посевах. В целом фермер урожаем доволен.

У КФХ животноводческой фермы нет, и я задаю Николаю вопрос: а как воспроизводится плодородие почвы?

— Скоро отвечу, — сказал он.

И мы поехали дальше.

Через несколько минут — снова остановка. Вижу — с одной стороны — сухой лог, в котором, похоже, весной бурлит половодье. С другой — поле со стерней.

Николай приглашает на это поле. И я вижу среди торчащих из земли соломин нежно­зеленые всходы люцерны. Они строчками расчертили поле от края до края.

— Вот тут мы посеяли многолетку под покров, — поясняет фермер. — После 4­5 лет использования распашем — органикой корневых остатков удобрим пашню. А еще у нас имеется участок с клевером, который после двух лет стравливания тоже распахиваем. Еще измельчаем и вносим в почву солому. Ежегодно, согласно составленному плану, проводим известкование кислых почв. Используем биологические средства защиты растений, микроэлементы.

Как выяснилось, большое внимание Козины уделяют и минеральным удобрениям: в этом году, например, их внесли в физическом весе по 200 кг. При этом он не забывает о важности государственной поддержки — в последние годы она стала более ощутимой. Тут и бюджетные удобрения, и льготное топливо, и возмещение части затрат на покупку техники…

Вся зябь в КФХ «Козин Н.М.» обработана плугами с отвалом. И это принципиальный выбор фермера — поверхностную обработку он не признает.

— Вспаханная земля накапливает больше влаги, — поясняет Николай Михайлович. — К тому же такая обработка помогает лучше бороться с сорняками, вредителями и болезнями, химикаты мы почти не применяем.

Едем дальше, на базу. Останавливаемся возле поля с озимой пшеницей, посеянной по чистому пару. Ах, что за поле! Листочки всходов ярко­зеленые, в строчках — ни единого сорняка. Видно, что растеньица под скупым октябрьским солнцем радуются жизни, потому что им всего хватает — влаги, питания, света, тепла. И по агротехническим срокам они развиваются оптимально, а значит и зима не страшна.

Чем глубже знакомишься с работой молодого фермера, тем больше удивляешься: когда же он успел набраться и знаний, и опыта? Будто матерый хозяйственник тут трудится. Но тут же вспоминаешь: ведь и отец его, Михаил Николаевич, еще не отошел от дел: с ним сын советуется по всем вопросам. Да и брат, Алексей Михайлович, тоже не в Америке: работал фермером, а сейчас — заместитель начальника райсельхозуправления, у него тоже многому можно поучиться.

Николай полон оптимизма. Это чувствуется. Даже тот факт, что поля у него разбросаны по разным местам, между дальними — 17 км расстояния, а это дополнительные затраты и хлопоты, его не удручает.

— С одного края я везу зерно в Алексеевское, на склад, по одной дороге, с другого — по другой, — рассказывает он, и оба конца получаются примерно одинаковые.

Николай не чурается «грязной» работы. Во время жатвы, например, он вывозит зерно на «Камазе». А заодно доставляет работникам обеды и помогает в устранении поломок. В технике он теперь разбирается не хуже квалифицированного механика.

Да и организатор, чувствуется, способный.

— Прежде я работал в агрохолдинге, — рассказывает механизатор Юрий Трошин. — Когда он развалился, перешел в КФХ. Работы прибавилось, прохлаждаться тут не дают. Но зато зарплата стабильная, выдается без задержки. И за земельные паи зерно и сено мы с женой получаем в соответствии с договором: 2 тонны сена на двоих, 6 центнеров зерна, да и налог на землю, а это почти 800 рублей, платит за нас фермер.

Это прекрасно, когда на земле трудятся такие хозяева, как отец и сыновья Козины. Это значит, что пашня у нас под приглядом, работают на ней умело, думая не только о дне сегодняшнем. И замечательно, когда не прерывается связь поколений, когда складываются династии, проявляется здоровое соперничество отцов и детей. Все это придает общему делу некую основательность, прочность, фундаментальность. Вот тогда­то особенно остро и осознаешь, на чем стоит Россия­матушка, что придает ей сил и устойчивости, в чем заключается ее мощь и на чем зиждется ее гордое величие.

 

Владимир Белосков.

На снимках: фермер Николай Козин; «Вот моя деревня...».

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"