Фермерская линия

24 сентября 2015

ООО «Престиж-пресс» недавно издало книгу Владимира Федоровича Башмачникова «Подрезанные крылья российского фермерства». Автор — доктор экономических наук, профессор, один из основателей фермерского движения в России, возглавлявший 16 лет Ассоциацию крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), ныне главный научный сотрудник ВИАПИ им. А.А.Никонова, почетный Президент АККОР.

В книге на основе анализа значимых успехов фермерского сектора российского сельского хозяйства обосновывается насущная необходимость и показывается реальная возможность его существенного расширения. Автор дает развернутую характеристику имеющихся для этого объективных предпосылок и, опираясь на мнения большого количества фермерских экспертов (делегатов фермерских съездов и научно­практических конференций), называет экономические и политические условия, необходимые для дальнейшего развития фермерства.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, которые уже в теме: фермеров, активистов фермерского движения, макроэкономических и аграрных политиков, преподавателей, аспирантов и студентов, реально собирающихся работать в сельском хозяйстве, ученых аграрно­экономических НИИ, агрочиновников.

Мы посчитали, что в подборке материалов об истории сельского хозяйства Татарстана уместно будет поместить и отрывки из данной книги.

«Еще коротко об одном интересном примере организации инфраструктуры, осуществляющей производственно­хозяйственное обслуживание молокопроизводящих товарных крестьянских подворий и малых КФХ. В первый день казанской конференции ее участники побывали на таком «инфраструктурном объекте». В программе оно называлось сельскохозяйственным производственным кооперативом «Ватан» Пестречинского района. В справке­характеристике, приложенной к программе, были показаны его количественные параметры. Молоко собирается от многих сотен подворий в 16 населенных пунктах в среднем по 15 т в день. Сырье проверяется на качество, охлаждается и доставляется на свой молочный завод. В процессе ознакомления с предприятием и беседы с его руководителем выяснилось, что с недавних пор это уже не потребительский кооператив. Вся система сбора и переработки молока уже несколько месяцев принадлежит бывшему директору кооператива «Ватан», а ныне главе КФХ «Ватан» Гимранову Замиру Гамировичу. Когда­то на первой научно­практической конференции по проблемам развития сельскохозяйственных потребительских кооперативов Казани именно этот человек, уже тогда директор кооператива, доказывал своему оппоненту, фермеру­сборщику молока от подворий, что кооперативы будут более успешны, чем сборщики­частники. Но прошло семь лет (подчеркнем, что для кооператива «Ватан» — семь успешных лет), и вот, вопреки ожиданиям, на месте кооператива орудует, работает КФХ. Такую метаморфозу участникам конференции объяснил сам Замир Гамирович.

На первых порах, когда в кооперативе было около ста подворий и когда были малоимущими как пайщики, так и кооператив, работа кооператива всем нравилась, цены устраивали, планы развития одобрялись, авторитет председателя­директора Гимранова укреплялся. Но шло время, в кооперативе укреплялась материальная база. Благодаря кредитам и государственным субвенциям кооператив начал и успешно закончил строительство молочного завода. Реализация переработанного молока значительно улучшила финансовую ситуацию в кооперативе. А деньги породили внутрикооперативные раздоры. Обеспечить сплоченность очень большого коллектива — задача сложная. Обязательно образуются группы «по интересам». Видимо, что­то было упущено в регулировании внутренних отношений. Несмотря на то, что финансовые планы рассматривались и утверждались демократическими методами, в отдельных населенных пунктах группы сдатчиков молока стали требовать распределения всех денег между пайщиками. Именитые пайщики­сдатчики из местного чиновничества и руководства (в чьих подворьях тоже были коровы и которые тоже «сдавали» излишки молока в кооператив, будучи его членами), стали по привычке вытягивать из кооператива денежные подачки на свой отпуск и т.п.

Все это лихорадило работу кооператива, сбивало с курса на развитие. Нужно было что­то и как­то менять, чтобы не порушилось доброе начинание. Советовались в районной и региональной ассоциациях фермеров, крестьянских подворий и кооперативов. Советовались в Минсельхозпроде республики. Было решено с учетом большого объема государственной финансовой помощи кооперативу и того, что сроки государственного влияния на использование государственных средств еще не прошли, переоформить активы, которые не были нажиты пайщиками совместно, на КФХ Гимранова З.Г. вместе с обязанностью сохранить и продолжить обслуживание крестьянских подворий по сбору молока и предоставлению им других производственно­хозяйственных услуг уже в качестве опорного фермера — интегратора. Гимранов рассказал и показал, что условие­требование, сформулированное госорганами и фермерской ассоциацией, выполняется в полном объеме.

По возвращении из КФХ «Ватан» в автобусе участники конференции активно обсуждали услышанное и увиденное. В полемике было высказано немало суждений. Говорили о том, что не следует увлекаться быстрым наращиванием количества членов кооперативов (в большом собрании всегда большой «базар»). Предлагали, что при быстром наращивании производственных активов за счет государственных средств нужно сохранять право госоргана на контроль за со­хранением и использованием средств на достаточно длительный срок (от 5 до 10 лет). Рассуждали: для того, чтобы развивались внутренние взвешенные отношения в связи с использованием общих имущества и ресурсов, необходимо в уставах и на практике наряду с правами членов кооперативов включить их субсидиарную ответственность за потери. И самое важное суждение — наряду с кооперированием для помощи крестьянским подворьям и малым КФХ полезным, продуктивным может быть их интегрирование с сильными крестьянскими (фермерскими) хозяйствами. Выбор той или другой формы предопределяет совокупность местных факторов и условий.

…Тему создания первичных кооперативных ячеек — партнерств узкоспециализированных фермерских хозяйств участники конференции активно обсуждали при посещении кооператива «Индейка» в Зеленодольском районе. Четыре КФХ совместно производят мясо индейки — индюшатину — от выведения цыплят до забоя взрослой птицы, разделки тушек, упаковки и отправки готовой продукции на реализацию. Хозяйства специализируются на выполнении определенных технологических стадий. Головное КФХ, принадлежащее Т.Зиганшину, специализируется на первой стадии — получении и доращивании цыплят до 40 дней. Другие проводят выращивание птицы и далее — заключительный откорм. В каждом хозяйстве работают только члены семьи­владельца КФХ. Наемный труд используется только на заключительной стадии всего производства — на конвейере по разделке тушек, на упаковке и на отгрузке продукции. Это достигается благодаря квалифицированному применению самой передовой «канадской» технологии.

…На казанской конференции особый интерес участников привлек рассказ директора агропромпарка, функционирующего больше года, о выстраивании отношений этого флагмана логистически­торговой инфраструктуры с фермерами­поставщиками сельхозпродукции. Этот повышенный интерес имеет весомую причину. Особенность нынешнего построения российского агропромышленного комплекса (АПК) состоит в том, что все, как говорилось раньше, «командные высоты» в сфере заготовки сельхозпродукции, ее фасовки, переработки, оптовой и розничной торговли с самого начала реформ прочно заняты крупным агропродовольственным капиталом…

Но вот начались санкционные и антисанкционные войны. Установлено частичное эмбарго на импорт сельскохозяйственной продукции в Россию. Поставлена задача продовольственного импортозамещения. Вдруг для российских властей прояснилось, что силами крупногабаритного сельского хозяйства — агрохолдингами и мегафермами с этой задачей не справиться. Вспомнили, что много раз в истории России голод предотвращала крестьянская продукция — это и во время НЭПа, и в лихие 90­е годы. Стало понятно, что усилия и средства, направляемые на развитие самих крестьянско­фермерских хозяйств и даже на создание их первичных кооперативов, задачу не решат. Необходимо выстраивать хозяйственные пирамиды, состоящие из фермерских хозяйств и их первичных кооперативных объединений. На вершинах таких пирамид должны быть крупные инфраструктурные агропромышленные предприятия­организации государственно­кооперативного характера, не уступающие частно­капиталистическим агропромышленным центрам. В верхних эшелонах власти, кажется, начинают понимать, что это и будет основное звено, за которое можно тащить всю фермерско­крестьянскую цепь импортозамещения.

Решено было начать со строительства нескольких крупных агропромпарков или логистическо­распределительных центров. Первенцем стал такой центр в Казани, который обошелся государству в 2,5 миллиарда рублей. Сегодня это уже действующее многофункциональное сооружение. Оно внешне похоже на огромный продовольственный рынок. В агропромпарке имеется много прекрасно оборудованных цехов для предпродажной подготовки различной сельхозпродукции.

 На стадии разработки проекта председатель совета фермерской ассоциации Татарстана К.М. Байтемиров предлагал руководству республики сразу определить статус этого формирования как Кооператив кооперативов. Но поскольку инвестиции были государственными (60% бюджет России и 40% бюджет Татарстана), то для начала было решено учредить ОАО со стопроцентной собственностью государства. Управляет работой агропромпарка дирекция под контролем Наблюдательного Совета, в состав которого входит представитель фермерской ассоциации.

В этой ситуации Байтемиров К.М. предложил дирекции агропромпарка поработать с фермерами через сельскохозяйственный потребительский кооператив второго (республиканского) уровня. Но дирекция поначалу эту идею отвергла — наивно мечтали сотрудничать с тысячами крестьянских хозяйств, что называется, напрямую, «без посредников». Но на конференции директор парка признал, что намерения оказались утопическими. Дирекции оказалось не под силу выстроить доверительные взаимовыгодные ответственные отношения даже с десятками фермеров. Поэтому вернулись к рассмотрению предложения председателя совета фермерской ассоциации.

Ныне крестьянско­фермерская продукция поступает по нескольким каналам. Основной из них — это через кооператив кооперативов «Фермер», дополнительный — это КФХ напрямую, и третий канал — это коммерческие перекупщики. Они не исключаются, потому что на территории агропромпарка создается конкурентная среда, а сам парк уже успешно конкурирует с крупными торговыми сетями.

…Опытные «экскурсанты» выспросили на торговых местах у фермерских продавцов (много фермеров торгуют самостоятельно), какова арендная цена торгового места. Ответ — «12000 рублей в месяц» — вызвал высокую положительную эмоцию у задававшего вопрос фермера из Калуги Саяпина А.В. У них в области тоже вступил в строй подобный агропромпарк, только не государственный, а частный. Его хозяин отверг работу через кооператив или фермерскую ассоциацию — выстроил собственную работу, а фермерам назначил арендную плату в 80000 руб. за торговое место в месяц — т.е. в 6 раз дороже!

После такой информации у участников сформировалось положительное отношение к увиденному и услышанному в агропромпарке в Казани. Они заключили, что в Татарстане не просто построено полезное и технически совершенное инфраструктурное сооружение. Здесь рождается и формируется кооперативный вариант эксплуатации этого сооружения, удобный и, главное, — выгодный для крестьянских хозяйств».

 

На снимке: заместитель Премьер­министра – министр сельского хозяйства и продовольствия РТ Марат Ахметов (в центре) знакомится с продукцией КФХ «Ватан».

Вернуться в раздел "Разное"