Фермеры из Старых Киязлов

22 декабря 2016

Альфира переживала: на улице 30-градусный мороз, а завтра ехать в Казань на рынок — торговать мясом. Рынок хотя и благоустроен, с крышей, но все же открытый, не согреешься. Да это ладно — дело, в общем-то, привычное, и для нее самой, и для сыновей. Все знают, как одеваться в такую погоду. К тому же время от времени можно и в теплый павильон по очереди заходить, греться. Будет ли народ — вот главный вопрос. Пойдет ли торговля? А то прокатаешься туда и обратно не солоно хлебавши — обидно будет. Труд — ладно, когда это его крестьянин мерил. Но ведь это и время, и бензин, все-таки от Старых Киязлов до столицы республики — 200 км, а это не шутки. «Мороз — бог с ним, не запуржило бы…», — беспокойные мысли так и лезли в голову.

К постоянным разъездам Альфира Шакирова за свою крестьянскую жизнь, казалось бы, привыкла. Сначала в начале 90­х годов с мужем заготавливали в селах и деревнях родного Аксубаевского района и вывозили на рынок в Набе­режные Челны мясо. Кстати, получи­лось удачно: построили на скопленные за эти годы магазин в Старых Киязлах. Потом, создав крестьянско­фермерское хозяйство, колесили по всей стране в поисках подходящих телят для откорма на собственной ферме. Альфира и Раис хотя и не сразу, но все же смекнули, что успех их мясного бизнеса во многом будет зависеть от того, каких телят они будут ставить на откорм. Ведь что получалось вначале? Закупали телят где придется — и в округе, и в соседних регионах, привозили, ставили на откорм. А с них — как от козла молока: сколько ни корми, они набирать вес никак не хотели, так… по 300­-400-­500 граммов в сутки. Только корма переводили. А корма эти в копеечку вставали. А копеечка у фермера — каждая, до одной монеты — считанная, ибо дается нелегко. Землю надо обработать, да все сделать вовремя, без опозданий, посеять, защитить посевы от сорняков, вредителей и болезней, убрать урожай, подработать, заложить на хранение, да по всем правилам… И потом все это — в навоз?

«Ну уж нет, так не должно быть», — рассуждали Шакировы вечерами. «Что­то мы делаем не так…». Стали пристальней наблюдать за скотом и открыли для себя «Америку»: разные телята по­разному откликались на одно и то же кормление: от одних, как ни корми, никакого толку — одни затраты, другие поднимались, как на дрожжах. «Нужны телята здоровые, мясной породы», — пришли к выводу Альфира и Раис. И стали искать таких, считай, по всей России. И нашли. Село на границе Челябинской области и Башкортостана, где народ пока еще не разленился и держит много скота. Вот с местным населением и вступили в неформальную кооперацию фермеры из Татарстана: стали закупать у них скот симментальской породы. И — попали в точку: по полтора килограмма среднесуточного привеса стали давать телята, завозимые из нового места. И вот уже сотрудничество — без бумажных договоров и печатей — живет и развивается несколько лет. Когда в бизнесе никто никого не обманывает, не кидает, нет причин для его развала.

У Шакировых в настоящее время два магазина, 50 гектаров земли в собственности, столько же — в аренде, ферма на сотню голов мяс­ного скота, парк сельскохозяйственной техники. У них все хорошо, жизнью они довольны. Это они заявляют сами. И данное их заверение заставляет задуматься: почему, работая в одних и тех же экономических условиях, одни фермеры хозяйствуют — будто лямку тянут, у других встречающиеся трудности — словно очередной барьер перед бегуном: перепрыгнул и дальше побежал. Как Шакировы. И тут уж надо смотреть в самый корень — на родителей, на отношения в семье.

Возьмем Раиса. Младший среди 9 братьев. Родился и вырос в Старых Киязлах. Отец — Минзакир Миншакирович работал в колхозе водителем, мать, Затия Шафигулловна, была разнорабочей. С детских лет Раис приучался к крестьянскому труду: помогал старшим братьям на подворье, а в выходные помогал отцу мастерить сани. Сани — это был побочный бизнес семьи Шакировых. Времена были советские, «спекуляция» не поощрялась, тем не менее, за зиму Шакировы изготавливали до 100 саней. А начиная с 6 класса, Раис раз в год, в канун новогоднего праздника, получал от отца персональный наряд­подарок: изготовить сани самостоятельно, продать, а вырученные деньги израсходовать по своему усмотрению. Мальчик получал от отца только передние, загнутые части полозьев — все остальное он должен был делать сам. И ведь получалось у мужичка, и покупатели находились. Правда, цены были дифференцированные: за отцовские сани давали 25 рублей, за сани Раиса — 20 рублей. Но ведь это были времена, когда другие мальчишки выпрашивали у родителей на кино 5 копеек, а буханка белого хлеба в магазине стоила 20 копеек. Вот так и в Раисе, и в его братьях родители воспитывали и трудолюбие, и укрепляли дух предпринимательства и желание иметь деньги. Шакировы, несмотря на свою многочисленность, жили безбедно. И не удивительно, что после окончания школы Раис поехал учиться в Бугульминское профтехучилище на заготовителя: в этой сфере деятельности предпринимательская жилка оказалась очень кстати.

И вот какое совпадение: семья Альфиры, в девичестве Хановой, тоже была многодетной — у нее были еще шесть братьев. Отец, Вализян Ахунзянович, в молодости получил в колхозе производственную травму, поэтому ему пришлось выучиться на бухгалтера. Мать, Зайнап Назмутдиновна, трудилась разнорабочей. И хотя Альфира была младшей и ее родители и братья любили, все же крестьянский труд она вкусила в полной мере: с 3 класса уже доила корову, сено сгребала, дрова из леса возила, складывала в поленницу. Ну и дома, конечно, убиралась. Но при этом оставалось время и на художественную самодеятельность — танцевала, и на спорт: играла за школьную команду в баскетбол, волейбол, занималась легкой атлетикой и даже заняла однажды 2 место по спортивному ориентированию в зональных соревнованиях. А после окончания школы поступила на очное отделение Казанского педагогического института.

Что же тут удивляться тому обстоятельству, что через два года Раис и Альфира поженились? Удивляться не приходится. С тех самых пор они неразлучны. Может быть, поэтому и дела идут?

У Шакировых подросли два сына — Илюс и Айзат. Илюс окончил Казанский аграрный университет, стал инженером. Технику, как и отец, знает назубок. И сейчас включился в работу крестьянско­фермерского хозяйства. И сразу матери — облегчение. За телятами, туда и обратно 1600 км, ездят Раис Закирович с сыном. Да и на рынке погрузкой — разгрузкой есть кому заниматься, не надо нанимать сторонних.

Мы идем по откормочнику. Он и снаружи красивый, и внутри обустроенный, как надо. Лобастые бычки­симменталы стоят в два ряда, жуют месиво из соломы и фуража.

… Я спросил Альфиру: чем и как кормите животных? Сколько фуража даете на голову? Она задумалась и взглянула на мужа. И ведь это, согласитесь, здорово, что не надо ей, как главе КФХ, вникать во все мелочи, ибо в некоторых вопросах есть на кого положиться, как на самого себя. А кто на ферме главный? Раис. Да, здесь есть скотники, причем, квалифицированные и старательные — Минтагир Галиуллин и Ильдус Хисамов, но ежедневный учет и контроль ведет Раис Закирович. Он тут и командир, и первый помощник скотников в одном лице.

Так вот, в основе рациона бычков на ферме Шакировых — дробленая зерносмесь из ячменя, пшеницы, вико­овса из расчета примерно 10 кг на голову. Еще сено и солома вволю. Весной добавляется свекловичный жом. И всегда есть вода, соль и мел. И все — ни силоса, ни сенажа. В зимний период бычки находятся в помещении на привязи, в летнее — на карде с дощатым навесом. И вот при таком уходе такие замечательные результаты. Кстати, и на вкус мясо из КФХ Шакировых — будто с частного подворья.

— Когда мы начинали, все проблемы решали сами, никому до нас дела не было, — вспоминает Альфира Вализяновна. — А в последние годы даже жить интересней стало — государство подставило фермерам свое плечо. Вот эту ферму мы построили с бюджетной помощью — выиграли грант. Значительную часть техники тоже приобрели с господдержкой — жатку, пресс­подборщик, тракторную тележку, борону дисковую навесную, опрыскиватель…

Сейчас такие факты — факты бюджетной помощи фермерам — уже не удивляют, многоукладность в аграрном секторе республики и равноправность всех форм хозяйствования стали реальностью. Зато удивил инженерный талант Раиса Закировича, из металлолома собравшего зерноуборочный комбайн «Нива», да не просто «кормильца» — для скашивания хлебов, а с молотящим аппаратом. На нем он и молотит свои хлеба. И урожаи — что надо. В этом году, например, вышло по 25 центнеров с гектара. А в лучшие годы отдельные культуры давали до 50 центнеров. Кстати, даже в памятном своей аномальной засухой 2010 году Шакировы взяли со своих полей урожай, позволивший им с собственными кормами достойно пережить зимовку. Какой севооборот? Однозначно: чистый пар — озимые — яровые зерновые и многолетние травы.

— Мы возделываем люцерну — очень засухоустойчивая кормовая культура, — поясняет Раис. — А помогает мне в земледельческих делах Владимир Иванов — отличный механизатор.

…У Шакировых в Старых Киязлах большой двухэтажный кирпичный дом. Старший сын копит деньги, чтобы обзавестись собственным жильем — ведь подходит время жениться, создавать семью. Правда, не решил еще, где это будет. Как он сам говорит, возможно, что и в Казани. Он по молодости и неопытности своей считает, что «и на расстоянии можно управлять фермерским хозяйством». Молодо — зелено, как говорится. Впрочем, не за горами диплом и второго сына Шакировых — Айзата.

— Пока о какой­либо преемственности вопрос у нас не стоит, — говорит Альфира. — Мы ведь с Раисом и сами еще молодые. А в сыновьях своих уверены: придет время — они примут правильное решение.

 

Владимир Белосков.

На снимках: фермеры Ша­кировы; Илюс — дипломированный инженер.

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"