Господдержка села должна быть выше

13 июля 2017

С 5 по 7 июля под Казанью проходил «Всероссийский день поля». В прошлом номере газеты был опубликован наш репортаж в места события, в котором мы рассказали о достижениях агропрома. Нынче предлагаем нашим читателям ответы участников «Дня...» на вопросы: 1. Какую проблему сельского хозяйства вы считаете наиболее острой? 2. Как повысить конкурентность отечественной сельхозпродукции в условиях открытости рынка?

 

Юрий Еров,

генеральный директор

ОАО «Ассоциация «Элитные семена Татарстана»:

— Глобальная проблема — это сокращающаяся государственная поддержка сельского хозяйства. При этом сохраняются высокие банковские ставки по кредитам. Посмотрим правде в лицо. Средние хозяйства не способны брать кредиты, а значит и не имеют возможностей для развития. 5%­ ные льготные кредиты, вокруг которых в этом году была такая шумиха, сумели получить из тысячи сельхозпредприятий единицы. Идут месяцами согласования между Москвой и регионами, а толку — пшик.

Для повышения конкурентности надо выпускать более качественную продукцию — другого не дано. Не по техническим условиям ее делать, поскольку ТУ каждое предприятие пишет под себя, а по ГОСТу — со всеми его жесткими требованиями.

 

Вахит Исламгалиев,

глава крестьянско-фермерского хозяйства «Исламгалиев В.В.», Бавлинский район:

— Острая проблема — прыгающие цены на сельхозпродукцию. К примеру, сегодня килограмм молока принимают за 30 рублей, завтра цена падает до 20 рублей. И никто нам не гарантирует, что послезавтра она не упадет до 10 рублей. Планировать производство, экономику хозяйства невозможно.

Что касается конкурентности нашей отечественной продукции, ее мы не достигнем никогда. Запад — более развитый, уровень поддержки сельского хозяйства там в десятки раз выше. Нам и не снилось. А у нас — одни слова. Даже кредиты — и те недоступны.

 

 

Раиль Шайдуллин,

директор ООО «ХаРаШа», Лаишевский район:

— Самая острая проблема сельского хозяйства — нет конкретного хозяина. А там, где эти хозяева появляются, им не дают работать. А на «кого­то» никто не хочет работать. Все…

Если расшифровать сказанное, то смысл в том, что слишком много тех, кто мешает работать желающим работать. Например, те, кто занимается закупками импорта. Импортную технику у нас продвигать легче. Хотя наша отечественная техника конкурентна — и по качеству, и по окупаемости, а нередко и превосходит импорт. В чем корень зла? Покупая импорт, иные руководители думают, что нашли решение всех своих проблем. Но когда встает вопрос обслуживания этой техники, они вдруг осознают, что российская техника все же проще и надежней. Но деньги уже вложены, и сельхозпроизводитель остается один на один со своими проблемами — дорогими запчастями и дорогим техобслуживанием. Землю импортными машинами утоптали, да так, что дождевая вода с нее стекает, как с асфальта.

Как жить дальше? Пусть санкции продолжаются. Пусть из­за границы к нам ничего не идет. Научимся сами выращивать овощи и фрукты, больше производить качественного молока и мяса. Понятно, что держать границы на замке в условиях ВТО долго не получится. А значит, надо работать. Продолжать работать. У нас высокая себестоимость продукции, и это проблема. У нас энергоносители дорогие и нет никакой поддержки. Была бы поддержка более весомой, можно было бы и продукцию делать более дешевой. А так — бесполезно…

 

 

Александр Фокин,

директор НПО «АгроМакс», Набережные Челны:

— Сейчас многие стремятся переделать импортную технику на отечественный лад, потому что эксплуатация довольно­таки дорогая. Хотят снизить эксплуатационные затраты. Ищут разные подходы. Например, как заменить импортную деталь на нашу, отечественную. Уже и крупные компании обращаются. В импортной технике много всевозможных опций, но уровень наших кадров таков, что многие опции остаются не задействованы. Это все равно, что купить дорогой смартфон и использовать его как простой телефон, не пользуясь интернетом, фотоаппаратом, видеокамерой и т.д. Мы пока не доросли. Некому ремонтировать, обслуживать и даже использовать. Я бываю на комплексах и фермах, во многих есть импортные доильные залы с разными техническими возможностями. Ничего не используется. То есть заграничную технику купили, переплатили много, а имеющиеся функции используют минимально.

Вопрос — как снизить затраты? У нас кто­то рентабель­но работает, кто­то не рентабельно. Да, у нас есть сельхоз­производители, которые испо­льзуют все функции и иннова­ции, заложенные в куп­лен­ной технике. Но таких мало.

Мы производим доильную технику, молокопроводы, про­ходные станки… Интересующихся все больше. Например, сибирские регионы закупают. В Татарстане с нами активно сотрудничают Тукаевский, Нижнекамский, Сармановский районы. В агрофирмах «Агросилы», например, мы помогли оптимизировать затраты на эксплуатацию и обслуживание доильного оборудования «ДеЛаваль».

 

Римма Ибатуллина,

директор НПИ «Биопрепараты», Казань:

— Больная почва — вот главная проблема. С семенами мы научились работать, а с почвой нет. В ней распространяются новые смешанные бактериально­грибные инфекции. Например, новые расы фузариоза. Она насыщена такими токсично­плесневыми грибами, как мукор, аспергелиус, пенецелиум… Из­за них у нас погибают клубеньки на корнях бобовых растений, значительно снижается урожай. Вот их надо подавлять, а подавлять их можно только сильными биофунгицидами, которые имеют в своем составе такие микроорганизмы, которые эффективно борются с грибами.

Считается, что природа — самооздоравливающаяся система. Но она перестала самооздоравливаться, потому что неграмотно используются минеральные удобрения, пестициды, технология применения их часто не соблюдается. В почве происходит нарушение биологического и агрохимического баланса. Начиная работать в хозяйстве, надо, прежде всего, делать биохимический анализ почвы и действовать, ориентируясь на него.

Чтобы выйти на мировой рынок, нужна глубокая переработка нашей растениеводческой продукции. Но для этого необходимо, прежде всего, производить качественную, экологически чистую, безопасную продукцию. А оздоровить почву можно только с помощью микробных препаратов. К сожалению, они в почвенной среде не размножаются. Даже широко используемые минеральные удобрения переводят в доступные формы полезные микроорганизмы почвы. Мы помогаем сельхозпроизводителям оздоравливать почву.

 

Татьяна Романова,

заместитель директора по инновационно-производст­венной деятельности ФГБНУ «Всероссийский НИИ сельскохозяйственной микробиологии», г.Санкт-Петербург:

— Может быть, удобрения используются достаточно грамотно, но их усвоение растениями находится на уровне 30­40, в некоторых случаях до 60%. Все остальное — балластные вещества, которые накапливаются в почве, со стоками внутренних вод стекают в наши водоемы. Все это нарушает экологическую среду. В результате появляются новые виды заболеваний не только у растений, но и у человека.

Высшее образование наше зачастую отстает от новых знаний науки, учебные программы старые, лекционный материал не использует все самое передовое из науки и практики мирового опыта. Может быть, в Татарстане и не так, а в России в целом очень мало выпускников аграрных вузов идет работать на село. В аппарате управления, в холдингах работает много людей, очень далеких от сельского хозяйства. Для них главный критерий — это цифры: внести столько­то удобрений таких, столько –то сяких. Зачастую такие управленцы не хотят слышать и видеть результаты мониторинга почвы, воздуха. А мы проводим и генетический мониторинг почвенной микробиомы. Это необходимо, чтобы влиять на оздоровление почвы и окружающей среды. Накоплено достаточно знаний и мирового опыта, чтобы все это претворять в жизнь.

 

 

Виктор Любимов,

ветеринарный врач, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник федерального научного агроинженерного центра ВИМ, г.Москва:

— Несмотря на применение роботизированного доения и новых доильных аппаратов известных производителей, очень острой остается проблема маститов у коров. Примерно 30% дойного стада являются больными циклическим и клиническим маститом в той или иной степени. Мастит — это, попросту, воспаление вымени, из­за чего оно начинает гноиться. Все это происходит из­за того, что доильная аппаратура не соответствует физиологии коровы. Корова не признает технического прогресса, ей нет дела до кадровых проблем, и она по­прежнему хочет, чтобы ее 40 секунд стимулировали к доению. Современные машины, а по сути конструкторы физиологию животного игнорируют, стремясь удовлетворить запросы заказчиков по ускорению процесса доения. Самое страшное то, что ветеринарная служба для лечения маститов применяет антибиотики, которые попадают даже в товарное молоко, на молокозаводы, а потом и на наш стол. В результате идет привыкание к ним человеческого организма, ослабевает наш иммунитет. Таким образом молоко становится опасным.

Мы разработали устройство для щадящего лечения маститов, принцип которого заключен в использовании тока малой частоты на аккумуляторах. Мы получили патент на аппликатор вымени, разработали технические условия. Самое главное — это экологически безопасный эффективный способ лечения коровы. Это устройство мы показали на выставке, работаем с хозяйствами, внедряем новинку в производство. В Татарстане нашим устройством заинтересовались агрофирмы холдинга «Агросила».

Вернуться в раздел "Разное"