И словом, и делом

17 ноября 2016

Минталип Минеханов — глашатай фермеров. И еще — настоящий фермер. Два в одном. Это — редкий дар. Обычно как бывает: если человек хорошо говорит — так себе работает. Если работяга — как правило, молчун. Это — стереотип мышления. Он-то и мешал какое-то время «собратьям по цеху» правильно воспринимать Минталипа Исмагиловича.

А он уже тогда, еще 15 лет назад, знал, что говорил. На одном из фермерских съездов в Москве при участии вице­премьера Виктора Зубкова так пропесочил руководство Россельхозбанка за дополнительные 2% комиссионных при оформлении кредитов, что сконфуженному Трушину, возглавлявшему тогда главный аграрный банк страны со 100-­процентным участием государства, ничего другого не оставалось, как отменить эти поборы, тут же уменьшив их до 0,8%.

Бывает как: набрался смелости сельчанин, выступил с трибуны — семь потов сошло. И — все, думает, он свою миссию выполнил, а там будь что будет. И чаще всего — ничего не бывает, любое дело еще созреть должно. Минеханов не такой. Чтобы устранить километровые, многочасовые очереди в конце апреля на Менделеевском заводе минеральных удобрений он неоднократно предлагал руководству МСХ и П РТ выдавать субсидии на удобрения в марте и добился этого. А ведь это не простой вопрос решился — заставить ускориться громоздкий чиновничий аппарат бывает сложней, чем заставить ехать трактор без двигателя.

Вот еще история. Во время проведения выставки — ярмарки «Золотая осень» в Москве состоялось крупное совещание Росагролизинга с участием представителей со всех регионов России. Разговор шел о том, как решить проблему затаривания баз техникой, которая морально устаревает в связи с отсутствием ее реализации. Предлагалось много вариантов выхода из тупика. Когда совещание близилось к завершению, взяли слово представители Татарстана — фермер Минталип Минеханов и председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий РТ Камияр Байтемиров. Они предложили реализовывать технику по программе 50:50, то есть 50% ее стоимости погашает приобретатель, остальные 50% субсидирует государство. Данное предложение было услышано, и эта программа работает по сей день, меняется только процентное соотношение.

— Сейчас моя задача — прекратить необоснованные придирки инспекторов ГИБДД к фермерам за перегруз на осях «Камазов» при перевозке сельскохозяйственной продукции, — говорит Минталип Исмагилович. — Ведь как бывает: везем мы, к примеру, на элеватор зерно. Грузоподъемность машины — 15 тонн. В кузове у нас — 11,5 тонн. Все, вроде бы, должно быть нормально. Но останавливает нас инспектор, заруливает на автовесы и — машину на штрафстоянку, пока не заплатим штраф. Спрашивается, за что? А дело в том, что зерно — сыпучий материал, при перевозке он перемещается по кузову. А конструкция кузова такова, что никогда равномерного распределения груза на оси не бывает: на задней — перегруз, на передней — недогруз.

В развитие темы скажу, что для перевозки различных сельскохозяйственных грузов — например, сена и соломы — нам приходится наращивать борта автомобиля, прицепа. Так делают почти во всех хозяйствах. Но… самостоятельно сделал — штраф! Почему же не делает этого завод — изготовитель? За год приходится по нескольку раз устанавливать и снимать борта в зависимости от перевозимого груза: семенного материала, удобрений, сена, соломы... И почему за конструкторские изъяны должны нести наказание фермеры? Можно, конечно, решить проблему, если вместо одного рейса делать два. Но ведь это — дополнительные затраты, упущенное время. А фермеру каждая копеечка соленым потом достается…

У КФХ «Минеханов М.И.» в окрестностях Набережных Челнов 450 гектаров земли. Выращивает, кроме основной культуры — картофеля — озимую и яровую пшеницу, рожь, ячмень. Были попытки ушлых дельцов, торгующих землей, подрезать фермерские угодья, да ничего у них не получилось. Не на того напали! Не один год шла судебная тяжба, но справедливость восторжествовала.

— Отдаю должное моей дочери Лиле, — говорит Минталип Исмагилович. — Она по образованию бухгалтер и в фермерском хозяйстве ведет бухгалтерию, но жизнь заставила ее вникнуть и в премудрости юриспруденции. И она сумела в нужные моменты в судах четко и правильно расставить акценты.

При этих словах невольно вспомнилась пословица: «Яблоко от яблони…».

Вообще, ораторское искусство, а владение словом Минталипом Исмагиловичем по­другому не назовешь, это, похоже, семейное в роду Минехановых. На днях встретились с Минталипом Исмагиловичем и с его сыном Рамисом на базе фермерского хозяйства. О нынешних делах КФХ его глава, даже прихворнувший, рассказал, будто песню пропел. Это понятно. Но когда Рамис, представитель, так сказать, второго поколения фермеров, а оно считается не говорящим, вдруг стал излагать свои мысли, да так, что каждое слово — хоть сразу золотом, да в гранит, пришлось подивиться. Хотя, подумалось потом, у человека — два высших образования да 16 лет фермерского стажа. Чему тут удивляться? Отцовские гены плюс знание дела — все­таки 16 посевных и уборочных за плечами — дают результат.

Да, сейчас уже можно твердо сказать, что фермерское хозяйство Минехановых состоялось. Если, конечно, позволительно так говорить о каком­либо фермерском хозяйстве вообще. Сколько случаев уже бывало: у того — ферма сгорела, у этого — сенохранилище, у третьего — цыплят мор унес, у четвертого… Как по тонкому льду идет фермер, трещит лед под ногами, того и гляди проломится.

Не сразу все гладко шло и у Минехановых. Хозяйство их специализируется на производстве картофеля. Так вот, как­то весной, в конце апреля, вывезли фермеры семенной картофель к полю, разложили слоем в полметра — метров на сто протянулась картофельная гряда. И вдруг прогноз — в ночь ожидается заморозок. Что делать? Оставшийся на ночной охране Минталип Исмагилович стал отслеживать температуру воздуха. 22 часа — плюс 2. 23 часа — 0. 24 часа — минус 1… Так, прогноз сбывается. Фермер занервничал, и понятно: все семена можно заморозить, а это значит урожай под угрозой.

— Пришлось принимать срочные меры, — вспоминает Минталип Исмагилович с улыбкой. — И времени­то на поиски помощников не было — спасать «второй хлеб» нужно было немедленно.

Тогда ему было не до улыбок. Пораскинув мозгами, взял топор и направился к ближайшей посадке, протянувшейся в полукилометре от поля. Там начал валить сухостой и жерди таскать к картофельному бурту. В ночи, под звездами и луной, с катящимся по лицу горячим потом, фермер был похож на бурлака на Волге из известной картины Репина. Дотащив жерди до картофельной горки, разложил жерди вдоль нее с наветренной стороны, облил соляркой и поджег. Пламя озарило местность, дым пошел на семенной материал. А Минеханов отправился в очередной рейс. Так он таскал жерди и поджигал их до утра, пока столбик термометра снова не пополз вверх, показав 0 градусов. Только тогда уставший до ломоты в спине Минталип Исмагилович позволил себе двухчасовой передых — на больший отдых времени не было: надо было начинать посадку.

Эта история произошла 13 лет назад. Минталип Минеханов, по характеру эмоциональный, решительный, не боящийся никаких трудностей, стал более основательным и расчетливым. И фермерское хозяйство свое он создал по себе: целых 120 гектаров у него — на орошении, никакая засуха не страшна. Нынче, например, так получилось по севообороту, что под поливом у него оказалось 70 гектаров яровой пшеницы. Так вот, если в большинстве хозяйств республики из­за летней засухи посевы этой культуры сильно пострадали, то у Минеханова она дала почти 40 центнеров с гектара — не меньше, чем озимая пшеница.

Откуда, спрашивается, у фермера система орошения на полях? Государство помогло. По программе 20:80. То есть 20 процентов — собственные средства фермера, 80% — бюджетные.

Не проходят Минехановы и мимо других возможностей государственной помощи. Иначе не выжить, уж очень большой диспаритет цен у нас в России. Картошку и по 5 рублей за килограмм иной раз не продашь, а солярку приходится приобретать за 30 рублей с лишним за литр. А сколько раз по полю с весны до осени приходится на тракторе проехать, чтобы вырастить урожай «второго хлеба»! До 10 раз! Осенняя вспашка плюс культивация, иной раз и внесение сложных удобрений; весной — боронование, фрезерование, посадка, двух­трехкратное окучивание, трех­четырехкратная обработка против сорняков, вредителей и болезней. Да еще на электроэнергию приходится тратиться, чтобы привести в движение оросительную систему.

И как же приятно посмотреть на то, что создано руками фермеров Минехановых! Тут и целый парк тракторов, и зерноуборочный комбайн «Полесье», и комплекс машин для послеуборочной подработки зерна, и прицепная почвообрабатывающая и посевная техника. Особенно внушительно смотрится база хранения картофеля и его сортировки. Хранилище вместительное, на 15 тысяч тонн, с системой принудительной вентиляции. Научились хранить клубни фермеры: здесь целые горы «второго хлеба», и даже намека нет на гниль, ни клубня заплесневелого не видно. А ведь так далеко не у всех получается, на картошку в последнее время каких только болезней не напало. Красиво смотрится сортировальный комплекс германской фирмы «Гримме». Весной на конвейер, на переборку клубней вся большая семья Минехановых приезжает. Тут и супруга Минталипа Исмагиловича Рамзия Зарифулловна, и дети Рамиса и Лили, а внуков у Минехановых­старших уже целых пятеро. Вот уж весело бывает! Тут и труд, и праздник одновременно.

— Сейчас основную нагрузку по фермерскому хозяйству несет Рамис, — говорит Минталип Исмагилович. — Он передал управление своим собственным бизнесом своей супруге, а сам полностью сконцентрировался на сельском хозяйстве. Да это и понятно: в этой отрасли вполнакала, вполглаза да вполуха нельзя — отдаваться надо полностью, без остатка. Я доволен тем, как он ведет дела. По образованию он гуманитарий, но и пахать, и сеять научился. И даже ремонтировать технику…

— А куда деваться? — комментирует слова отца Рамис Минталипович. — Хозяйство наше пригородное, квалифицированные кадры найти не просто. Так что самому впрягаться приходится постоянно.

Молодой фермер на секунду задумывается, а потом продолжает:

— А вообще заниматься сельским хозяйством — дело благородное. Я иногда встречаюсь с друзьями за чашкой чая, у нас компания из двенадцати человек, все люди серьезные, состоявшиеся, и все ко мне относятся очень уважительно — из нас двенадцати лишь двое занимаются конкретным производством.

Рамис стоит в рабочей робе, кряжистый, уверенный в себе человек. Только что он на автокаре перевозил в сетках картофель из неотапливаемого помещения непосредственно в хранилище. Этих сеток много, за день не перевезти. Картофель пойдет на стол горожан, в школы, больницы, детские сады, на рынки. Эту продукцию, не случайно называемую в народе «вторым хлебом», он вырастил сам — с отцом, с семьей, рабочими, и гордится этим. И нет никаких сомнений, что эстафета созидания, которую много лет достойно нес и продолжает нести Минталип Минеханов, переходит в надежные руки.

 

Владимир Белосков.

На снимке: отец и сын Минехановы.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"