Краеугольный камень

31 мая 2018

Итак, крестьяне в очередной раз получили дубинкой по голове — в виде низких цен на зерно в прошлом году­ и резкого падения цен на молоко. По молоку государство отреагировало частичными компенсациями — 4 рубля за килограмм из федерального и 3 рубля за килограмм — из рес­публиканского бюджетов, чем смягчило ситуацию, но не облегчило, поскольку за последние месяцы скакнули цены на дизельное топливо и бензин. По зерну пообещали с этого года компенсировать затраты на транспортировку экспортного зерна до порта, но что из этого получится, пока не известно. По­прежнему остаются очень высокими цены на сельскохозяйственную технику, минеральные удобре­ния, средства защиты растений. Все эти неблагоприятные факторы ощутимо бьют по финансовому состоянию сель­­­хоз­пред­приятий и кресть­янско­фермерских хозяйств, по зарплате работников, остающейся в целом на весьма скромном уровне. И как бы мы с трибун не пытались приукрасить положение дел на селе, весьма красноречиво ее характеризует демографическая ситуация: в сельском хозяйстве Татарстана сегодня работает менее 3% населения республи­ки. Сельчане на все происходящее в аграрной отрасли по­прежнему реагируют ногами.

Нам со стороны не видно, как конкретно нехватка денег отражается на то, что происходит в хозяйствах. Мы не видим, как то и дело старые, изношенные тракторы останавливаются из­за поломок в борозде, и механизаторы, в большинстве своем уже пожилые, ругаясь, а может, и плача, снова и снова их ремонтируют. И ладно, если под рукой есть запчасти. А бывает, что и нет. Уходит время, люди теряют в зарплате, несут большой материальный и моральный ущерб.

Не изменилось отношение сельчан к животноводству. По­прежнему профессии доярки или скотника, как их ни переименовывай, к числу престижных не относятся и более­ привлекательными не становятся. На комплексах и фермах все больше видишь людей предпенсионного возраста, пусть даже и в красивых белых халатах.

Так что же — село умирает? Неотвратимо и безвозвратно? Это ключевые вопросы современности. Попробуем на них ответить.

Мне кажется, что если бы это было так, то были бы оп­ро­вергнуты все объективные законы диалектики — развития от низшего к высше­му, от количества к качеству, по спирали снизу вверх. А законы эти, как известно, не напи­са­ны­ чьей­то рукой, они сущест­вовали и продолжают сущест­вовать вне зависимости от нас. От нас зависит только одно: сможем мы опереться на них в своих действиях или нет?

Посмотрите, что происходит. Сокращение численности работников сельского хозяйства идет уже много лет. А ва­ловое производство зерна, молока и мяса не уменьшается, а где­то даже и растет. Поля обрабатываются, засеваются, дают урожай. Коровы­ доятся, их поголовье в сельхозпредприятиях остается более­менее стабильным. Из-­за африканской чумы свиней сократилось поголовье свиней, но при этом выросло производство птичьего мяса.

Интересные процессы идут на селе. Как в техническом оснащении, так и в кадровом. Поскольку на всех уровнях управления отраслью и в самих хозяйствах стоит задача не только не отступать с достигнутых рубежей, но и развиваться дальше, на селе поя­вились высокопроизводитель­ные машины, широкозахватные агрегаты, которые значительно повысили производительность труда механизаторов. Одновременно растут и сами кадры: повышается их квалификация, накапливаются знания, шлифуются умения­ и навыки. «Поначалу было страшновато, — сказал неда­вно при встрече механизатор из села Кулаево Пестречинского района Хаитбай Досчанов, управляющий мощным посевным комплексом «Моррис», похожим на большой дом на колесах, а теперь ничего — привык». Хаитбай с сыном Азаматом этим комп­лексом засевают почти все поля бывшего совхоза «Кулаевский» — ныне ООО «АгроЛак», и только на маленьких участках используется дополнительно сеялка СУЗТ­4. Раньше, как говорят старожилы, на посевной были задействованы три трехсеялочных и два односеялочных агрегата. Теперь два трактора вместо пяти и три тракториста вместо опять­таки пяти.

Перейдем на фермы. Были­ времена, когда доярки обслуживали по 15 коров — это при ручной дойке. Потом поя­вились доильные аппараты, и количество обслуживаемых ко­ров увеличилось до 25. Нынче на молочном комплексе ООО АПК «Продпрограмма­» Мамадышского района коровы содержатся беспривязно, доятся в доильном зале, и 3 доярки обслуживают 900 коров в первую смену, 3 — во вторую и третью, затем меняются очередностью. 150 коров на одну доярку! А надои?! 30 килограммов на корову в сутки! Мировой уровень. А чего удивляться, если в коллективе работает сама Сания Насибуллина, неоднократная победитель республиканских и районных конкурсов профессионального мастерства. Рядом с такой подтягиваются­ и остальные.

Сария Сабирова из ООО «Менгер» Атнинского района, в отличие от Насибуллиной, в прошлом году принимала участие в республиканском конкурсе первый раз и сразу же стала чемпионкой среди тех доярок, которые участвовали в соревновании в номинации доильных залов. У Сарии свой путь наверх: она получила сре­днетехническое образование, окончив Атнинский сельскохозяйственный техникум по специальности бухгалтер. Председатель пригласил ее на ферму­. Она предложение приняла и не жалеет об этом. Работу свою любит, к тому же и зарп­лата неплохая — 30 тысяч рублей в месяц. Лучшие коровы ее — Ландыш и Лолита — дают до 40 килограммов молока в сутки. Трудится она в новом коровнике. По стопам матери пошла и дочь ее Талия.

Конкретная ситуация, нужда заставляют искать и находить пути решения возникающих проблем.

В последние годы в республике во главе хозяйств встают дети, а то и внуки тех фермеров, которые первыми торили тропу новых отношений на селе. Это еще один резерв прочности сельского хозяйст­ва. Эти люди немногословны, они — деловые. Сталкиваясь с трудностями, они не ищут тех, кто им поможет, а стараются самостоятельно решать вопросы. А все потому, что им не с чем сравнивать. Они не знают, что такое «программа 100», им и в голову не прихо­дит, что когда­то солярка стоила 4 копейки за литр, а кило­грамм молока — 10 копеек. У них так, как у их отцов­, не саднит сердце, не скребет на душе, не возмущается их сущность. Они работа­ют спокойно и упрямо. А новые поколения фермеров будут еще круче. И они будут решать самые сложные задачи.

В природе существует такое явление, как онтогенез. Применительно, например, к растениям, это путь от отрастания корешка у семени до естественной смерти этого растения. Так вот, какой бы страшной, самой аномальной засухе ни подвергалось растение, оно все равно проходит весь путь своего развития, только в ускоренном режиме, и, в конечном итоге, будучи от жары чахлым и угнетенным, умирая, все равно дает и рассыпает свои созревшие, щуплые от нехватки влаги, семена, давая начало новой жизни.

Но это — самые сильные растения, из таких ученые­селекционеры создают сорта. Более слабые умирают, так и не дав потомства.

Мне кажется, что сейчас са­ма суровая действительность­ просеивает, как сито муку, людей села, с каждым годом оставляя все более сильных, приспособленных, знающих. И самый жизнеспособный отряд — это дети фермеров. Не случайно, даже в нынешних непростых экономических условиях именно фермерский сектор обеспечивает более высокую динамику роста производства продукции.

Фермеры на селе будут всегда. Только возможности их не безграничны.

А вот у общества есть выбор. Или помочь им выращивать богатые урожаи, производить все больше молока и мяса, другой продукции. Или оставить все как есть, пустить отрасль на самотек, отдать во власть онтогенеза. В первом случае хлеб, молоко и мясо на нашем столе будут гаранти­рованными, понятного и приемлемого качества, по доступ­ной цене, во втором — фермеры останутся, и будут поя­вляться их дети и внуки, но которые, как чахлые от засухи­ растения, хотя и будут производить продукцию, непременно будут, но — мало, больше для себя. А кормить нас в этом случае с радостью будет заграница. Только не понятно, чем и по какой цене.

Каждый из нас, проходя свой путь по жизни, определяет свои ориентиры. У нас есть выборные государственные органы, где люди выбрали путь служения народу. У кого­то это получается лучше, у кого­то — не очень. У тех, кто принимает законы и решения, есть возможность подставить под аграрный сектор, которому сегодня очень нелегко, свое плечо покрепче, основательней, не прогибаясь. Все же лучше не испытывать сельчан на прочность, не проводить с ними эксперименты на выживание, а помочь с реализацией продукции по достойной цене, чтобы они не чувствовали себя изгоями общества и не бежали из села.

 

Владимир Белосков.

Вернуться в раздел "Разное"

Комментарии: