Кто? Кто в избушке живет?

29 мая 2014

По-другому это жилище на окраине села Танайка, что в Елабужском районе, и не назовешь — избушка. На фоне построенных и строящихся рядом коттеджей и добротных домов она кажется временным сооружением для хранения,

к примеру, строительных материалов. Щитовые стены из какого-то непонятного материала — что-то вроде ДСП — кажется, не позволяют даже предполагать, что это —
жилой дом и что здесь обитают люди.
Но люди здесь, тем не менее, живут. С лета 2012 года. И отчаянно борются за то, чтобы их не выселили.
С чего все началось? Наверное, правильнее будет сказать — из туманности. Десять лет назад из Узбекистана, как из тумана, в Татарстан, в Елабугу приехала семья Галиевых: муж, жена и две их дочери. Родина оказалась неласковой — не приютила, не приголубила. Денег не было, поэтому долго мыкались по съемным квартирам, работали то там, то здесь. Пока не услышали о государственной жилищной программе, согласно которой людям, живущим и работающим на селе, оказывается помощь в строительстве жилья в виде субсидии. Это была долгожданная, обнадеживающая улыбка фортуны.
Галиевы — Асхат Билурович и Дилбар Номозовна — люди грамотные, разузнали, что к чему. И поняли, что их старшая дочь Диана вполне может претендовать на жилье, как молодой специалист, если устроится на работу в какой-нибудь сельскохозяйственной организации. 70% погашения расчетной стоимости жилья за счет государства так манили семью, уставшую от постоянных переездов из одной чужой квартиры на другую, что было принято решение: надо воспользоваться. И девушка, хотя заочно училась в Елабужском институте социально-гуманитарных знаний, устроилась на работу в умирающую агрофирму «Нива» — поваром. Проработав в ней три года, получая зарплату сеном, а иногда и вовсе месяцами не получая ничего, была включена в заветный список на получение жилищной субсидии. В сердцах Галиевых затеплилась искорка надежды на скорое избавление от бытовых неурядиц и на новую жизнь — человеческую, без постоянных мытарств и нервных стрессов.
Одна удача, как правило, тянет за собой другую. Через некоторое время Галиевым предложили участок земли с недостроем — той самой избушкой.
— Не знаю, что с нами тогда было, но наша двадцатилетняя дочь, приглашенная подрядчиком, построившим этот дом, почти не глядя, подписала договор, согласно которому она обязана выплатить за это сооружение — со стенами из фанеры, без окон, без пола и потолка, без коммуникаций — 874 498 рублей 58 копеек. С ума сойти! — говорит по телефону мать Дианы — Дилбар Номозовна, которая уже два года работает в Москве продавцом, чтобы хоть как-то поддержать семью материально.
Ей вторит сама Диана:
— Мне сказали в исполкоме, что если мы свои тридцать процентов не вложим в строительство дома, субсидии нам не видать.
Как бы то ни было, но Галиевы взялись за обустройство избушки. Вернее, одной его половины. Положили пол и потолок, провели газ, электричество, воду, поставили пластиковые окна. Вселились. И начали даже обшивку дома, да остановились — мало ли чего?
И как в воду глядели: вскоре ЗАО «Агрофирма «Нива» обанкротилось. Чтобы не выпасть из подпрограммы «для молодых специалистов», Диане надо было срочно искать работу — опять же в сельскохозяйственной организации. По правилам подпрограммы молодой специалист, получивший субсидию на жилье, должен в сельском хозяйстве отработать 5 лет.
— В Елабужское хлебоприемное предприятие ее не взяли — сказали, образование не по профилю, — рассказывает отец Дианы — Асхат Билурович, машинист подъемника в нефтяной организации. — А здешний фермер заявил, что возьмет, но страховые отчисления в Пенсионный фонд пусть сама платит. А где нам было взять на это деньги? Глава Танайского поселения Морковкина, оказавшая нам помощь в избавлении от наложения чужого земельного участка на карте землепользования, тут тоже развела руками. И пришлось Диане устроиться на работу в банк — консультантом. А это уже — не сельское хозяйство…
В общем, Исполком Елабужского района перекинул Галиеву из очереди для молодых специалистов в другую — просто «для граждан, проживающих в сельской местности».
Чтобы стало понятно, что это означает, скажем: в прошлом году в Елабужском районе жилье по подпрограмме «молодые специалисты на селе» получили 6 человек, по подпрограмме «граждане» — 2 человека. Стоит ли удивляться, что перспектива получить жилищную субсидию у Галиевых, находившихся в первой очереди в самом верху, отдалилась на неопределенный срок, поскольку во второй очереди они оказались под номером 14?
И остались Галиевы один на один с подрядчиком — ООО «ДизайнСтройСервис», который стал требовать оплаты.
— Мы лишнего не требуем, — заявляет руководитель строительной организации Мирзанур Хабибрахманов. — Мы таких домов поставили двадцать пять штук, закуплены они в Казани у ООО «Народный дом», все они стандартные, были разработаны как раз для реализации приоритетного национального проекта…
Почти 900 тысяч за такой домик? Это называется «лишнего не требуем»? Я был в Исполкоме Елабужского района, встречался с его руководителем Рафилем Аюповым, а также с начальником отдела учета и распределения жилья Еленой Толстогузовой. Мне показали официальное письмо, адресованное Дилбар Галиевой в ответ на ее жалобу в адрес Госсоветника РТ М.Ш. Шаймиева. Вот что в письме написано: «Уважаемая Дилбар Номозовна! В ответ на Ваше обращение по вопросу предоставления социальных выплат в рамках реализации Федеральной целевой программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года» Исполнительный комитет Елабужского муниципального района сообщает: Галиева Диана Асхатовна является участником федеральной целевой программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года» по категории «граждане». Порядок предоставления социальных выплат гражданам утвержден Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2013 года №598 «О федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года» и постановлением Кабинета Министров РТ от 20 июля 2009 г №511 «Об утверждении Правил предоставления субсидий из бюджета Республики Татарстан бюджетам муниципальных образований на улучшение жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности, в том числе молодых семей и молодых специалистов (с изменениями от 11 июля 2012 года).
Предоставление гражданам социальных выплат осуществляется согласно очередности. В каждой из указанных групп граждан (в пункте 6 настоящего Типового положения) очередность определяется в хронологической последовательности по дате подачи ими заявления.
Галиева Д.А. состоит в очереди с 12.01.2009 года за номером очередности 14».
Вот, в общем-то, и вся история, конца которой пока не видно. Видно только то, как накалены отношения в семье Галиевых — каждый из членов, что вам провод высокого напряжения. И все по одной причине — от нерешенности жилищного вопроса. Они не могут в этой избушке, где вчетвером обитают, даже прописаться — потому что это недострой. Они не могут доводить домик до ума — а вдруг его отнимут. И не могут пока доказать, что не стоит эта изба тех денег, которые с них требует подрядчик. Хотя, по словам Асхата Галиева, независимая экспертиза показала, что настоящая цена дома составляет 52% от договорной.
… В пригородном селе Танайка, знаменитом своими частными огородами, из которых издавна обеспечивалась витаминной продукцией, особенно репчатым луком, и Елабуга, и Набережные Челны, и Нижнекамск, я пробыл весь день. Ожидая кого-то из Галиевых, находившихся, как потом выяснилось, на работе, встречался и беседовал с представителями местного самоуправления, фермерами, жителями села. Видел и новую прекрасную школу, рядом со старыми, потемневшими новые красивые дома, ездил по асфальтированной дороге, радовался широкому ассортименту товаров в здешних частных магазинах, при этом отмечая, что на полках красуется и молоко, и молочная продукция. «А что, своего молока танайкинцам не хватает, что ли?» — задал вопрос продавцу. И услышал: «Да у нас коров-то осталось чуть-чуть. Только фермер Праздников и снабжает население, держа у себя двенадцать буренок. Все, особенно молодежь, все больше норовят городской жизнью жить».
Как иллюстрацию к сказанному, я увидел за околицей заброшенные, превратившиеся в скелеты из железобетонных клюшек коровники, почти до половины заросшие бурьяном. А в отдельных развалинах признаки фермерской деятельности: тут — тепличку, там — овечий гурт, здесь — нечто вроде гаража. Эта картина наглядно — без лишних вопросов — свидетельствовала о том, как неимоверно трудно заниматься на селе аграрным бизнесом, как тяжело вставать на ноги сельским предпринимателям. И явственно ощутил, как на этом далеко не мажорном фоне страдания отдельной семьи кажутся уже не столь заметными и острыми, как кажется в начале.
Вот так глаз и замыливается. Так и черствеем.

НАША СПРАВКА:

За 2006-2012 г.г. на реализацию мероприятий по улучшению жилищных условий граждан, молодых семей и молодых специалистов, проживающих в сельской местности Республики Татарстан, было выделено 6 488,491 млн. руб. (в т.ч. бюджет РФ — 2 684,069 млн. руб., бюджет РТ — 3 804,422 млн. руб.), из них на молодые семьи и молодых специалистов — 5 369,826 млн. руб.
Количество получивших государственную поддержку с 2006 по 30.12.2013 г.г. составляет 9 063 семьи. Ввод жилья на 30.12.2013 г. составил 943,1 тыс. кв. метров (в том числе за 12 месяцев 2013 года — 57,9 тыс.кв.м.).
На финансирование мероприятий по улучшению жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности, в том числе молодым семьям и молодым специалистам в 2013 году было выделено 607,088 млн. руб. бюджетных средств, в том числе 206,408 млн. руб. из федерального бюджета и 400,68 млн. руб. из республиканского, что позволило обеспечить жильем 669 семей. При этом муниципальными районами представлено заявок на 6020 семей, из них 2075 — с объектами высокой технической готовности (стены, крыша, без отделки).

Это сколько же лет надо ждать очередникам, чтобы, наконец, осуществить свою мечту?

Владимир БЕЛОСКОВ.

На снимке: Асхат Галиев.

Вернуться в раздел "Разное"