Кто сажает село на мель?

15 февраля 2018

Отправляясь в командировку в Атнинский район, я фантазировал себе, что еду в край, где сельчане как сыр в масле катаются. И эти мечты были не беспочвенные. Атнинский район — самый молочный район Республики Татарстан, а Татарстан — самый молочный регион России. А поскольку молоко считается одним из самых востребованных продуктов на Земле, то почему бы тем, кто его производит, не «кататься как сыр в масле»? Это было бы логично, справедливо и по-рыночному.

Атнинский район — он какой­то особенный. Трудолюбие — это, похоже, у здешних людей в крови. А еще в крови честность и порядочность руководителей хозяйств. На всю жизнь врезалась в память фраза знаменитого председателя колхоза «Искра» Файзи Ахметовича Галиева, проработавшего руководителем хозяйства более полувека: «Я старался жить и работать так, чтобы идя по улицам родного села, не оглядываться боязливо назад…».

Район уже многие годы возглавляет Габдулахат Хакимов. Его считают жестким, даже деспотичным руководителем, сохранившим в отдельно взятом районе социализм. Ну примерно как Александр Лукашенко в Белоруссии. Все помыслы председателей сельхозкооперативов здесь направляются на то, чтобы с каждым годом производить продукции все больше и больше. И главный продукт в ассортименте — это молоко. Молоко в атнинских хозяйствах — это мерило значимости руководителей, как организаторов производства и как личностей. Не увеличиваешь, не наращиваешь — уходи, оставь место другому. И ведь получается! В прошлом номере «Земли­землицы» была опубликована республиканская сводка, где в графе «Производство молока в расчете на 100 га сельхозугодий» Атнинский район лидирует, далеко оторвавшись от всех остальных. Министерство сельского хозяйства и продовольствия РТ старается всячески распространять этот опыт.

Мне довелось за годы работы в журналистике побывать практически во всех хозяйствах района. И не один раз. На этот раз маршрут снова пролег в СХПК «Тан».

Вот кто бы что ни говорил, а нет более точного инструмента познания жизни и происходящих в ней событий, чем наблюдение. Что изменилось в «Тане» за последние 4 года? Это то, что рядом «со старым коровником» появился новый, современный молочный комплекс на 1000 коров. Красивый, технологичный, удобный и для людей, и для коров. С компьютеризированным пунктом управления стадом и комплексным учетом состояния коров и их продуктивности, раздевалками и душем, бытовой комнатой и лабораторией.

Новый коровник — это условия содержания. Безусловно, очень важный момент. Я беседовал с передовой дояркой Ильмирой Назировой, которая помнит времена, когда молоко от коров в молочный блок носили в ведрах вручную, а вилы и скребок были привычными, каждодневно востребованными орудиями труда. Вот тогда у молодежи началось отторжение от фермы, как от места с непрестижным тяжелым трудом, тогда­то их и потянуло из деревни в город.

Сейчас у доярок «Тана» появилось чувство собственного достоинства. Они знают, что теперь у них условия, как на лучших европейских фермах. Труд стал легче, поскольку у доярок осталась одна обязанность — доить, другие операции возложены на вспомогательный персонал. Производительность труда доярок возросла значительно.

И все же, чтобы так ощутимо прибавить в производстве молока, надо было совершить целую революцию во всех звеньях молочного конвейера: кормопроизводстве и кормлении животных, зоотехническом учете и селекционной работе, ветеринарном обслуживании и кадровой политике. И она была совершена! И успешно. А все потому, что была проделана большая подготовительная работа. Революции на голом месте не свершаются, под них сначала долго и кропотливо строят фундамент. Более десяти лет строил этот фундамент специалист с высшим ветеринарным образованием Алмаз Сибагатуллин. Начиная с 2005 года, когда он был назначен на должность руководителя «Тана», он мобилизовывал трудовой коллектив на достижение лучших результатов. Сейчас характерные элементы этой революции налицо. Это, кроме современного комплекса, новый комбикормовый цех, где производятся кормосмеси по 6 рационам: 4 — для коров разного периода лактации и физиологического состояния и 2 — для молодняка КРС. Это 3 новые бетонированные силосные траншеи, построенные с поддержкой из республиканского бюджета. Это дисковая мельница для плющения зерна — средство для улучшения переваримости концентрированных кормов. Это высокопроизводительная импортная техника: 6 зерноуборочных комбайнов «Тукано», 2 широкозахватных косилки «Макдон», кормоуборочные комбайны «Ягуар» и «Полесье». И это устоявшаяся практика биохимического анализа кормов: в Атнинской агрохимлаборатории перед скашиванием трав и постоянный недешевый анализ в Клинской лаборатории заготовленных кормов по 15 компонентам перед составлением рационов и скармливанием. Наконец, это высокопородное стадо с внедрением стопроцентного искусственного осеменения спермой лучших в мире быков­производителей, благодаря чему сельхозкооператив получил статус племенного репродуктора.

В цифрах результат этих усилий выглядит так: если в 2005 году от 710 коров было получено 3099 тонн молока, или 4366 кг на корову, в 2013 году от 1000 коров — 5989,4 тонны молока или 5989 кг на корову, то в 2017 году — уже 9172 тонны или 9172 кг на корову. Рост производства за 12 лет — трехкратный!

В настоящее время в «Тане» насчитывается 1150 коров, валовое суточное производство составляет 31 тонну или по 27 кг молока на корову­. Вся эта вышеописанная практика­ и результаты деятельности сравнимы­ с мировым уровнем. Так что про «сыр в масле» в начале статьи было­ сказано не для красного словца. Реальное ознакомление с опытом рабо­ты коллектива хозяйства еще боль­ше укрепили мои ожидания. Но…

Если сравнить сельхозкооператив «Тан» с кораблем, то он скрежещет днищем по дну. Нет, еще не сел, еще по инерции движется, но уже медленно, еле­еле, того и гляди зачерпнет кормой волну. Ощущение такое, будто кто­то невидимый скрытно прицепил к кораблю еще одну тяжелую цепь с таким же тяжелым якорем, и корабль его волочит из последних своих возможностей. Что же случилось?

А случилось то, что не мог бы придумать ни один фантаст в мире, каким бы воображением он не обладал. Рухнули закупочные цены на молоко. Не снизились, не упали, а именно рухнули. Обвалились. Как рушится многоэтажный кирпичный дом после мощного взрыва — с грохотом, скрежетом, облаком пыли. Только представьте себе: в январе прошлого года «Тан» отгружал продукцию по цене 31­32 рубля, а сейчас — по 21 рублю. 10 — 11 рублей разницы на килограмме! В сумме — это минус 300 тысяч рублей в день или 9 миллионов рублей в месяц. Сразу три фонда оплаты труда будто корова языком слизнула! И ведь что удивительно: рухнули цены в конце года, когда повсеместно из­за массового перевода коров на предродовой отдых происходит сезонное снижение производства молока, из­за чего спрос на эту продукцию взлетает, и цены на него резко поднимаются. На него, этот рост, рассчитывали и атнинцы. Ведь продажа молока — главный источник их дохода и укрепления экономики. В «Тане» — так вообще от молока поступает более 90% всей денежной выручки. И вдруг — такое…

Пусть тысячу экспертов с академическим образованием скажут, что это — рынок, что он сам регулирует цены, опираясь на спрос и предложение. Мы, мол, в свое время сами за него голосовали, отказываясь от социалистической уравниловки и бесхозяйственности. На самом деле это — диверсия. Хорошо спланированный террористический акт, который направлен не на ликвидацию какой­то отдельной фигуры или группы неугодных лиц, а на уничтожение целой отрасли экономики страны — сельского хозяйства, а вместе с ним и кормильца страны — крестьянства.

Речь для трибуны, скажете? Пожалуйста, вот цифры, взятые из отчетных данных работающего на мировом уровне самого молочного хозяйства самого молочного района самого молочного региона страны. 2017 год: произведено продукции — на 373,4 млн. рублей, а понесенных затрат — чуть меньше 350 млн. рублей. Прибыли, согласитесь, не много. Рентабельность зерна — минусовая, но к этому мы уже привыкли: «недород — горе, урожай — беда». Но — молоко! Только исключительно за счет более­менее справедливых цен в первом полугодии «Тану» удалось достигнуть более­менее приличного результата. Но что будет в 2018 году?

— Сейчас на продаже килограмма молока мы получаем всего 3­4 рубля прибыли, — рассказывает Алмаз Сибагатуллин. — Создается впечатление, что наше молоко никому не нужно. Это означает, что придется туго затянуть пояс и переходить на режим выживания…

Руководители атнинских хозяйств не привыкли жаловаться. Они всегда нацелены на движение вперед вверх. Вот и в планах коллектива «Тана» — довести валовой надой молока до 50 тонн в сутки. Но для этого надо построить новое родильное отделение, купить новый мощный кормоуборочный комбайн — «Ягуару» уже 9 лет и он все чаще­ ломается. Нужен еще один животно­водческий комплекс. Да и зарплату работникам не мешало бы поднять — 24,6 тыс. рублей в месяц только при сравнении выглядят неплохо… И все эти планы подвисают в воздухе. Ведь в мае наступает срок оплаты основного тела 7­летнего инвестиционного кредита, а это отчисление 1,5 млн. рублей в месяц, не считая процентов. Считай, вся прибыль от молока пойдет в эту дыру.

Не продумали? Не просчитали? Так не скажешь. Ведь 2015­2016 годы были удачными для хозяйства, прибыль была ощутимой. Поэтому и надежда была. Да и как в бизнес­плане можно на полном серьезе просчитывать такой риск, как «выброс молочной отрасли на камни»?

На днях на традиционном республиканском совещании, прошедшем­, как всегда, в режиме видеоконферен­связи с участием руководства всех районов республики, заместитель Премьер­министра РТ — министр сельского хозяйства и продовольствия РТ Марат Ахметов объяснил случившееся обрушение цен на молоко тем, что в течение преды­ду­щего года в страну был завезен боль­шой объем сухого молока, масла, сыров и сыроподобных продуктов.

Это какой же объем молочной продукции надо было завезти, чтобы обрушить российский рынок! Там что, на границе, всех таможенников разогнали, что ли? Или у нас уже не действует режим эмбарго, как ответ на санкции Запада? Ведь чтобы уронить цены на молоко на треть в такой огромной стране, как Россия, это надо, чтобы рефрижераторы шли и шли через границу сплошным потоком без остановки.

А может, так оно и происходит?

 

Владимир Белосков.

На снимках: лучшие коровы в республике; элита животноводства России — доярки СХПК «Тан»; председатель СХПК «Тан» А.Сибагатуллин.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"

Комментарии: