Куда идем, агропром?

01 октября 2015

В Минсельхозпроде РТ состоялся «круглый стол» по актуальным проблемам села и сегодняшнему социальному положению работников агропромышленного комплекса. Вела дискуссию председатель Татарстанского республиканского комитета профсоюза работников АПК РФ Фарида Гарифуллина.  В обсуждении злободневных вопросов принял участие председатель Комитета по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике Госсовета РТ Тахир Хадеев.

 

Ф.Гарифуллина:

— Надо отметить, что сегодня агропромышленный комплекс нашей республики динамично развивается. Успешно продолжается реализация Государственной программы развития сельского хозяйства на 2013­2020 годы. В то же время,  несмотря на принимаемые руководством республики меры, продолжается рост закредитованности сельхозпредприятий. Диспаритет цен на энергоносители, ГСМ, сельхозтехнику, минеральные удобрения и продукцию сельхозпредприятий не позволяет хозяйствам работать рентабельно, нормально развиваться.

Сегодня мы находимся в непростой ситуации обострения  экономического и политического противостояния, инициированного США и рядом других стран. В ответ на их санкции правительство нашей страны вынуждено было запретить ввоз различных видов сельхозпродукции из­за границы. Любые запреты в условиях ВТО – это плохо. Но у нас  появилась возможность пополнить отечественный рынок собственной продукцией. Мы уверены, что наша отрасль  сможет достойно ответить практически на любой вызов. А для этого, мы считаем, необходимо снизить налоговые ставки, увеличить  государственную поддержку сельхозпроизводителей. Это позволит отечественному агропромышленному комплексу быть более  конкурентоспособным.

Н.Артемьев, председатель Тетюшского райкома профсоюза:

— Самые острые вопросы на селе сегодня – это низкая зарплата, слабая постановка работы по охране труда и безопасности работников, проблема занятости населения и недостаточный уровень решения социальных вопросов. Низкая рентабельность производства ведет к  тому, что работодатели вынуждены ограничивать зарплату. Мало выделяется средств и на охрану труда. Если по нормативам на работника в год требуется примерно 6000 рублей — на спецодежду, медосмотры, средства гигиены и т.д., то фактически в 2014 году в целом по АПК района было выделено 2187 рублей, в этом году — примерно столько же.

  Что касается занятости, приведу только две цифры: когда­то в АПК района трудилось 15 тысяч человек, нынче — 3 тысячи. А что тут удивляться? Взять село Верхние Тарханы. Было время — там было хозяйство, механизаторы работали на полях, животноводы — на фермах. Да, были непростые годы. Пришел инвестор, разорился. Сейчас не то что гаражи и фермы — контора «разбомблена». А люди на работу ездят кто в Ульяновск, кто — еще дальше.

Х.Хакимуллин, председатель Балтасинского райкома профсоюза:

— Наш район — животноводческий. Материальное положение людей во многом зависит от цен на молоко. А цены скачут, как зайцы. В феврале литр молока стоил 19 рублей 65 копеек, а с 1 мая цена упала до 15 рублей, с 1 июня она стала еще ниже – 14 рублей 50 копеек. Менее, чем за полгода, падение — на 5 рублей с лишним.  Если каждое хозяйство в среднем продает ежедневно 10 тонн молока, посчитайте, сколько оно не добирает денег по сравнению с февралем. 50 тысяч рублей. В месяц — 1,5 миллиона!  Вот в какую дыру проваливается зарплата наших сельчан. На зерно цены еще худо­бедно держатся на определенном уровне, а на молоко – нет. Надо повысить роль государства в регулировании цен. Вон, в Белоруссии, в магазинах молоко и молочные продукты только белорусские. Импортных там нет...

М.Бочков, заместитель  председателя рескома профсоюза:

— Поддержу коллегу. Село живет молоком и мясом. В магазинах, заметим, цены на молоко не снижаются. У кого разница остается? Вот этот вопрос надо поднимать. Она должна оставаться у сельхозпроизводителя. Многие вопросы на селе обострились с созданием крупных агрохолдингов. Их надо раздробить на компактные хозяйства — по 3­4 тысячи гектаров. Известно же, что банкротили и хорошие хозяйства. А надо не банкротить, а помогать хозяйствам. Надо было не холдинги поддерживать, а средние хозяйства. Тогда и ситуация на селе была бы сейчас другая. Ведь что сейчас происходит? Уже некого посадить на комбайн, автомашину. Нет людей! Разбежались!

С.Захарова, председатель первичной профсоюзной организации КГАВМ:

— У нас есть ярмарка вакансий, есть договора Минсельхозпрода РТ с хозяйствами, кое­какие меры материальной поддержки молодых специалистов. Но вот приезжает молодой человек в село и остается с социальными проблемами один на один. Нет жилья, социальной инфраструктуры — школы, детсада, больницы. Выехать в райцентр не на чем.  Да еще зарплата низкая. Да и ту дают или с задержкой или сельхозпродукцией — например, зерном. А у него пока — ни кола, ни двора, тем более коровы. Какой выход? Только один — ехать  в город, взять ипотечный кредит, купить квартиру или построить дом. Но тогда уж точно: «Деревня, прощай…»

И.Галиуллин, председатель первичной профсоюзной организации КГАУ:

— Хочу поддержать коллегу из ветеринарной академии. Если мы не хотим, чтобы село совсем обезлюдело, надо проявлять заинтересованность к специалисту с первого курса вуза. Тут и летние практики, и условия труда и быта, и подъемные. Другого пути просто нет…

Х.Хакимуллин:

— Меры по решению жилищной проблемы на селе, принимаемые сегодня, явно недостаточные.  Нашему району на это дело в текущем году выделено 15 млн рублей, в том числе 8 млн рублей — для молодых специалистов. А что такое 8 миллионов? Это 7­8 семей. А очередь у нас — 300 семей. Когда она дойдет?

Ф.Гарифуллина:

— Вопрос ставится правильно. Типичная ситуация: доходит до молодого человека очередь на субсидию по жилью, а у него уже борода выросла, из категории «молодые специалисты» парень выпал…

А.Гайнутдинова, председатель  первичной профсоюзной организации ООО «Челны–Бройлер»:

— Наше предприятие стабильное, и зарплата неплохая, и премии бывают. Основательно идет работа по решению кадрового вопроса: готовим птицеводов, ветврачей, технологов. Но остро стоит проблема жилья. С 2006 года субсидии на жилье получили только 40 семей. Да и у тех проблемы: нет газа, дорог. Есть проблема с транспортным сообщением. Каждый день люди из поселка 3 км  до соседнего села идут пешком, чтобы сесть на общественный транспорт.  А глава сельского поселения говорит, что 3 км — это не проблема.

 Если мы хотим решать кадровую проблему на государственном уровне,  надо, строя жилье, заранее проводить инженерные коммуникации: газ, воду, электричество, а не мучать людей годами.

Т.Файзуллина, председатель   Нурлатского райкома профсоюза:

— О пенсионном обеспечении работников АПК без слез говорить сложно. В нашем районе после создания агрохолдингов осталось 1,5 тысячи сельскохозяйственных работников. Их средняя зарплата едва превышает 10 тысяч рублей в месяц. А низкие зарплаты — это низкие пенсии. Наши сельчане — герои. Я поражаюсь: многие доярки ездят на работу за 30­40 км, уезжая из дома в 3 часа ночи и возвращаясь в 9, а то и 10 часов ночи. А у них — дети, домашнее хозяйство, подворье. И при этом получают мизерные зарплаты. Многие сельчане пришли работать в сельское хозяйство после 8 класса, оставили там свое здоровье, а пришли  к минимальным пенсиям — 6900 рублей. Это стыд и позор! Обратите внимание — у нас нет даже официальной статистики по пенсиям работников АПК, только по сельским работникам, а сюда входят и учителя, и врачи, и работники культуры. Нынешнее руководство сельхозпредприятий не знает, что в свое время зарплату люди получали не только за количество произведенной продукции, но и за качество, за стаж, за классность, за звание. Были «красные уголки», сауны, душевые, бытовые комнаты с самоварами и чайниками. Сейчас всего этого практически не осталось. Да, в нашем районе нет задолженности в Пенсионный фонд, это радует, но платы эти низкие.

А. Ерохина, ведущий специалист отдела социального партнерства Федерации профсоюзов РТ:

— На пенсии у государства денег расходуется немало – более 10% бюджета. С одной стороны хорошо, что люди стали жить дольше, но с другой – ситуация с пенсиями стала ухудшаться. Не случайно в Татарстане 38% пенсионеров продолжают работать, в РФ — 51%.

Известна аксиома: хорошая зарплата – хорошая пенсия. К сожалению, многие работники вынуждены трудиться в теневом рынке, обрекая себя на минимальную пенсию. Доля скрытых от пенсионных отчислений зарплат возросла с 47% в 2002 году до 55% в 2010­м. Долг сельхозформирований в Пенсионный фонд только по Татарстану составляет 1,8 млрд рублей. По данным Отделения Пенсионного фонда РФ на 1 сентября в республике нет ни одного сельскохозяйственного района, в котором средний размер пенсии превышал бы среднереспубликанский уровень — 11575 руб.  Самые низкие размеры пенсий — в Алькеевском  районе – 9585 руб., в Дрожжановском – 9586 руб., Аксубаевском — 9616 руб., Рыбно­Слободском — 9940 руб.

Мы уже не раз инициировали свой, республиканский закон о «Ветеранах труда» — такой приняли многие регионы страны. Но безрезультатно. Госсовет РТ нас не поддержал.

Н. Борознов, руководитель аппарата Федерации профсоюзов РТ:

— Было время, когда 95% работников АПК являлись членами профсоюза. Сейчас, с приходом инвесторов и созданием холдингов эта цифра уменьшилась до 60%. Не нравится руководителям крупных компаний, когда им говорят о необходимости повышать зарплату, о коллективных договорах, разных выплатах. А ведь активно работающая профсоюзная организация — это здоровый микроклимат в коллективе. Мы обращались к руководству и ОАО «ХК «АК Барс», и «Татспиртпром», и «Просто молоко», и «Красный Восток»,  и Казанского булочно­кондитерского комбината, и ОАО «Казанский хлебозавод №2» о необходимости функционирования профсоюзных организаций. Отклика нет. А кто будет защищать рабочего человека? Доярок? Механизаторов? Или им защита не нужна?

О.Шилова, председатель Зеленодольского райкома профсоюза, член ЦК:

— Нам, профсоюзным лидерам, надо самим подтянуться. У нас есть большие сложности по перечислению профсоюзных взносов по вертикали. А это сильно усложняет работу профсоюза АПК. Дисциплину в этом деле надо укреплять.

Второй важный вопрос — коллективные договора профсоюза с руководством сельхозпредприятий. Эта работа предполагает и требует основательных знаний и трудового законодательства, и закона РТ о профсоюзах, и Республиканского трехстороннего соглашения, и других нормативных актов. Без этого — никуда.

И еще один острый вопрос. В Москве состоялось заседание президиума ЦК профсоюза работников АПК. Было предложено не поддерживать  инициированную Госдумой РФ «заморозку» закона о ежемесячной 25%­ной доплате к пенсиям сельчан, проработавших на полях и фермах не менее 30 лет, если они не выехали на жительство из села в город. У механизаторов, доярок здоровья уже нет, когда они выходят на пенсию. Неужели еще и эту дополнительную тысячу рублей у них отнять, которую большинство будет тратить на лекарства?

Т.Хадеев:

— По решению поднятых здесь проблем сделано и делается немало. Избран Президент республики, назначено правительство, есть депутатский корпус и органы местного самоуправления. Теперь надо только работать. Мы должны увеличить производительность труда, чтобы больше зарабатывать. К нам, в Татарстан, приезжают из других регионов, изучают наш опыт. Значит, есть что изучать.

Что касается проблемы агрохолдингов, то она существует. Тут не грех было бы вникнуть в опыт Белгородской области, где много холдингов, но и функционируют регуляторы социально­трудовых отношений. Почему бы рескому профсоюза работников АПК РТ не изучить белгородский опыт?

Во всяком случае, все, что здесь было сказано, надо осмыслить, проанализировать и выработать и стратегию, и тактику действий по решению насущных вопросов села.

 

От редакции: участники «круглого стола» выработали рекомендации и требования, которые будут адресованы  органам государственной власти, как Российской Федерации, так и Республики Татарстан. А также райкомам профсоюза и профсоюзным комитетам по усилению работы на местах.

 

Записал

Владимир БЕЛОСКОВ.

 

(В следующем номере газеты  читайте полное выступление на «круглом столе» председателя рескома профсоюза работников АПК РТ Фариды Гарифуллиной).

Вернуться в раздел "Разное"

Комментарии: