Куда несет нас рок событий?

17 марта 2016

Вот и в Донецке весна! Значит, перезимовали.

Возвращаются друзья, соседи… Все меньше остается окон, заклеенных крест­накрест от обстрелов. Бумага или скотч не защитят, конечно, если снаряд залетит. Но от осколков стекол сохранят. А ими­то чаще всего и ранились. Внимательно изучаю плакаты с предупреждением: «Когда находишь неразорвавшийся снаряд — что делать?» Да и детям в школах теперь это все чаще напоминают. Знакомая учительница рассказывает, как сразу может отличить среди детей в классе, кто только приехал, а кто все время в Донецке оставался среди обстрелов. Вторые намного серьезнее и к учебе лучше относятся.

На улицах машин все больше становится. В магазинах все почти как до войны. Только теперь производители и поставщики — все уголки России. К рублям мы уже привыкли. Даже цены не так пугают, как раньше. Просто ищем, где подешевле, за продуктами ездить стараемся на оптовый рынок. Там на первом месте российские продукты, затем местные и потом украинские. Лекарства российские многие дешевле, чем в Украине. Часто перезваниваемся с родственниками и друзьями с Украины, все сравниваем цены. У нас, конечно, за квартиру намного меньше платить приходится. И слышим иногда по телефону: «У нас все печально. Может, от вас что­то хорошее придет?»

Пенсионерка знакомая рассказывает, как живет на пенсию 2400 рублей: «Ну, там овсянку поджаренным луком заправлю. Вкусно! Раз в месяц бутылку пива покупаю с рыбой». Внук все время спрашивает:

— «Бабушка! Говори, что тебе купить!»  А я говорю — ничего не нужно! Все есть! Понимаешь, он недавно женился. Это какие расходы теперь у них…

Потеплело. Пора кустарники обрезать и деревья на даче садить — старые спилили еще осенью. Дрова в сарай сложили — а вдруг придется на дачу переселиться? Мало ли что — стреляют по­прежнему часто. Особенно по вечерам. Да саженцев хороших где взять? Наш знаменитый Артемовский садоводческий питомник оказался за линией разграничения. Меньше 100 км до него, а за день не доберешься. Блокпосты все реже работают, да и опасно: то очередной автобус на мине подорвался — объезжал по обочине многокилометровую очередь, то узнаем, что друга нашего на украинском блокпосту арестовали, машину забрали с продуктами — друзьям в Донецк вез. А он крестьянин, на земле работает. С болью ждем известия — когда выпустят? Ведь посевная началась.

На стоянке несколько десятков­ грузовиков появилось. Новенькие, чистые. Все недоумевали, для чего они? Даже мысли были: а вдруг это раненых вывозить будут или двухсотых минометов, если перемирие закончится? Все оказалось намного проще — оказывается, зерно на посевную из России возят.

Вечером людей на улицах почти не встретишь. Как­то еду поздно — девушка с грудным ребенком на руках голосует. Останавливаюсь. «Подвезите в военную часть, задержалась в гостях у свекрови. Она сильно по внуку соскучилась». Села в машину с малышом, чувствую, табачным дымом запахло. Давай ее ругать:

— Ты что с грудным ребенком курить вздумала?

А девчушка как заплачет:

— А как мне не закурить было? Мужа убили в аэропорту, прямое попадание. Он знал, что мальчик будет. Сам из Константиновки. (Это рядом с Донецком, но украинская территория). Воевать пошел, так и родители его сюда переехали. Там же преследуют таких, у кого родственники воюют. А у него в Луганске дядю в доме миной накрыло. Он так переживал, одна радость, говорил, у меня — это ты да наш будущий сын. Через два дня и сам погиб. А я сирота. Так нам в военной части комнату дали, питание малышу...

Что тут скажешь? Война… Недавно воду привезли питьевую. Смотрю, водитель новый, в камуфляже, лицо необычно серьезное. Разговорились. Оказалось, на войне два ранения получил, руку по частям собрали. Теперь, говорит, на другом фронте воюю…

Сегодня ночью опять стреляли…

Невольно вспомнились строки С.Есенина: «Не знали вы, что я в сплошном дыму, в развороченном бурей быте, с того и мучаюсь, что не пойму, куда несет нас рок событий»…

 

Юлия АРО.

Донецк.

Вернуться в раздел "Разное"

Комментарии: