Марафон фермеров Латыповых

11 мая 2017

В прошлом году семья Латыповых въехала в новый дом на окраине деревни Турнаяз Высокогорского района. Дом большой, кирпичный, в два теплых этажа. Хозяин дома, Ленар, хотел достроить мясокомбинат в Русских Алатах, но жена Минсине уго­ворила мужа вложить деньги в дом.

А еще Ленар купил иномарку. Большой внедорожник. Хотел купить племенных нетелей, но опять­таки жена настояла на своем.

— Жизнь­то одна, и она короткая, не всегда же вкладывать средства только в производство, — говорит Минсине. — Работа — она никогда не кончается…

Мы сидим за обеденным столом, пьем чай. Латыповы только что приехали из Казани: задержались в Росреестре. Семья большая: муж, жена, четверо детей — два мальчика и две девочки. У ребят жизненный путь определен: восьмиклассник Гумер будет хозяином строящегося мясокомбината, полуторагодовалый Халил — будущий хозяин семейной фермы.

Я смотрю на старшую — Илалию. Она учится в десятом классе, круглая отличница.

— А ей какую должность вы определили в своем фермерском хозяйстве? — спрашиваю.

Илалия — не белоручка. И за телятами присмотрит, и, когда надо, коров подоить может. Причем, все это ей нравится. Но когда родился Халил, ее обязанностью стало присматривать за ним, да в доме убираться.

И вдруг Минсине — глава крепкого, развивающегося фермерского хозяйства, ставшего призером всероссийского конкурса «Лучшая семейная животноводческая ферма», посмотрела на меня и будто переменилась в лице:

— Подальше отсюда…

Деньги фермерам даются тяжким трудом. Минсине встает в четыре часа. Ленара в это время дома уже нет. Он — на ферме, обходит коровник, карду, осматривает стадо, заглядывает на машинный двор. В любом хозяйстве каждый день надо все посмотреть, проверить, проконтролировать. А хозяйство немаленькое. Дойных коров только 130 насчитывается. Да еще 120 голов молодняка. И все это стадо каждый день — и утром, и вечером — надо кормить, поить, доить. И не абы как. Чтобы денежка водилась, нужно все это делать с умением, желанием и любовью.

Ленар и Минсине — специалисты с высшим ветеринарным образованием. Знания помогают им, как они считают, приблизить уровень ухода за животными к их потребностям. А какие потребности у коров? Известно какие — чувствовать себя королевами. А это значит, чтоб коровник был дворцом — тепло и без вони, кормление — полноценное, дойка — минута в минуту. И чтоб отношение к ним было уважительное — без криков и понуканий. Если дело поставлено не так — не жди, хозяин, большого молока.

— И вот когда вдумаешься во все это у начала пути, да попытаешься осознать, что ждет впереди, можно сразу повернуть оглобли, — говорит Ленар. — И только молодость, уверенность в себе, романтика, да неведение толкают нас вперед. А когда ты взял с ходу один барьер, второй, третий — осознаешь, что назад пути уже нет: слишком много положено на карту.

— Спрашиваю Минсине:

— Бывают моменты, когда хочется головой об стенку?

Она в ответ:

— Раньше было. А сейчас все как­то устоялось. К тому же долги по кредитам к уменьшению пошли, да и кое­что для себя стали приобретать, результат видим…

Минсине рассказывает, как одна­жды поехали навестить отца Ленара­ в Буинский район. Приехали, поздоровались, сели за стол. И вдруг — звонок от Ильсура, это правая рука фермерской четы — он и механик, и завфермой, и механизатор — доярка не вышла на работу. И на звонки не отвечает. Латыповых как обу­хом по голове — что делать? Коров­ нельзя оставлять без дойки. Один­два раза не подоил — готовь к выбраковке на мясо. Во всяком случае­, половине стада мастит обеспечен. А что такое мастит? Это, грубо говоря, гной в вымени. Такое молоко уже на продажу не отправишь, в лучшем случае телятам. А восстановить стадо — это миллионные затраты.

Доярка есть доярка. Зарплата у нее неплохая, 30 тысяч рублей. Но она одна на такое поголовье. И хотя содержание коров беспривязное, и есть доильный зал на восемь мест, все равно нагрузка большая. Вот, наверное, и сорвалась.

Минсине умеет лечить коров от мастита. Но это можно обслуживать до оздоровления двух­трех буренок одновременно. Но не пятьдесят­шестьдесят! И Латыповы, осознав ситуацию, тут же собрались и рванули назад, на свою ферму. А у самих в голове мысль: это же три часа пути! Что будет с коровами? И они позвонили Ильсуру: «Пожалуйста, найди кого­нибудь, пусть подоят — заплатим хорошо».

Приехали: коровы подоены. Это Ильсур нашел­таки бывшую доярку, поклонился ей в ноги, уговорил. А ночью звонит нагрешившая доярка: простите, мол, утром выйду.

— Простили, а куда денешься, желающих идти в доярки сейчас нет..., — говорит Минсине.

Дубъязы, рядом с которыми расположилась деревня Турнаяз, — бывший райцентр. Население тут все больше скатывается на рельсы городского образа жизни: скота на подворьях все меньше, заработки в основном на стороне. А что? Магазины — рядом, там все есть. Даже молоко со сметаной. Зачем напрягаться? Дело идет к тому, что профессия «доярка» тут станет понятием абстрактным.

…В середине разговора Ленар встал, извинился, оделся и вышел. И пропал. На ферме — нет, на машинном дворе тоже. Наконец, его джип въехал на территорию фермы. Вышел Ленар из машины взволнованный. Спрашиваем, куда он запропастился.

— Да, понимаете, такое дело…

Он замялся, раздумывая, говорить или не говорить. Потом все же решился:

— Пастух пропал. Пас стадо, а недавно мне звонят: мои телки на поле соседнего хозяйства зашли — никто за ними не смотрит. Вот я и рванул туда, собирал с Ильсуром телок. Одни пошли на поле, другие — к деревне, третьи остались пастись…

А случилось вот что. Фермерское стадо паслось возле русского кладбища. А там после пасхи да родительского дня чуть ли не на каждом кресте — стопочки с водкой да конфеты с печеньем. Вот пастух, обнаружив выпивку с закуской, и наклюкался. И забыл, что ему доверили стадо на 8 миллионов рублей.

Смотрю на Ленара:

— Ну и что с этим пастухом будете делать?

Он устремил взгляд куда­то вдаль.

— Да ничего делать не буду. Он вообще­то хороший мужик. Шестой год у меня работает, на лето приезжает из Ульяновской области. Я ему после пожара даже дом купил в его родной деревне…

Латыповы — известные в республике фермеры. Создав свое крестьянско­фермерское хозяйст­во в 2010 году, они за довольно короткое время, пользуясь государ­ственной поддержкой и вкладывая собственные и кредитные средства, построили семейную ферму, создали продуктивное молочное стадо. А еще с трудом, со скрипом, но обзавелись 300 гектарами земли. 110 гектаров им выделил район — в аренду на 5 лет, остальная земля — это выкупленные паи сельчан, разбросанные клочками по окрестности. На этих вот клочках приходится и пахать, и сеять, и урожай убирать.

Земли все равно не хватает, но сеном, сенажом и соломой свое стадо фермеры обеспечивают. Фураж подкупают, завозят еще свекловичный жом из Ульяновской области и барду со спиртзавода. Применяют также белково­витаминные добавки. Это Ленар старается сделать рацион животных богатым. Хороший уход и сытное кормление позволяют им ежедневно продавать более 2 тонн молока.

Продавать… По­разному это мож­но делать. Можно — с выгодой, а можно и в убыток. Интересный маркетинговый ход придумали предприимчивые фермеры Латыповы. Они скооперировались с тремя семьями из соседней деревни. И отпускают им молоко по 24 рубля за килограмм. А те реализуют продукцию на рынках столицы республики по рыночной цене. Выгодно получается. И молоко это, между прочим, жирностью более 4 процентов. Это вам не беленая вода.

Коровы, как известно, привязывают своих хозяев к себе накрепко. И если не любить их, не любить то дело, которое выбрал, такая привязанность через какое­то время может показаться рабством.

Латыповы любят свое дело, любят животных. И организуют работу так, что раз­два в году позволяют себе на пару недель отрываться от фермы. Они уже побывали в Египте, в Таиланде, в этом году мечтают съездить в Сочи. И правильно. Жизнь — не спринтерская дистанция. Это — марафон, а значит, отталкиваясь одной ногой, в промежутке до следующего отталкивания другой ногой надо уметь, в махе, расслабляться и отдыхать. Иначе быстро устанешь. А нарабатывается такое умение постоянными тренировками.

Латыповы умеют и работать, и отдыхать. И они — настоящие марафонцы. Их тренировки — каждодневный напряженный труд.

 

Владимир Белосков.

На снимках: фермер Ленар Латыпов; семья Латыповых (слева направо) — Илалия, Ленар, Халил, Исламия, Минсине и Гумер.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"