Минсинэ, яратам…

03 марта 2016

Не довелось поехать в Москву Минсинэ Латыповой из села Дубъязы Высокогорского района за медалью высшей пробы, которую ей присудили как руководителю одной их лучших в России семейных ферм. На руках крошечный грудничок — сынишка Халил, так что до поры до времени Минсинэ, как говорят, не выездная. Золотую медаль привез председатель Ассоциации фермеров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов Татарстана Камияр Байтемиров и вручил ее на одном из совещаний в Арске мужу Минсинэ Ленару. А когда тот привез медаль домой, вся большая семья — и сама Минсинэ, и старшие дети-школьники Илалия и Гумер, и подготовишка Исламия — с интересом рассматривали награду, а маленький Халил даже пытался пробовать ее на зуб… Минсинэ вытащила из шкатулки еще одну медаль — серебряную, которую получила в Москве года два назад за эффективную работу в сельском хозяйстве (тогда она сама за ней ездила), положила рядышком, полюбовалась, с благодарностью посмотрела на мужа. Без него ей бы точно такого почета не видать. А он, обняв жену, тихо прошептал ей на ушко «Мин синэ яратам». Да и как такую не любить, если даже имя ее — Минсинэ — зовет произнести «люблю».

 

Деревенская закалка

Как только в семье намечается какое­либо торжество, Минсинэ затевает треугольники с говядиной. Можно сказать, это ее коронное блюдо, которое она делает с особой любовью — все едят и нахваливают­.

Вот и вечером минувшей субботы, убаюкав грудничка, дав наказ отправляться в койки остальным детям, Минсинэ занялась треугольниками. 28 февраля день рождения у мужа Ленара — ему стукнуло 38 лет, приедут родители с обеих сторон, родственники из Казани.

— Мама, помочь? — выглянула из своей комнаты старшая дочка, девятиклассница Илалия.

— Да ладно уж, сама справлюсь­. У тебя экзамены на носу, лучше подготовься хорошенько, — отмахнулась Минсинэ.

А тут хлопнула входная дверь — наконец, и Ленар завершил свой рабочий день, начавшийся еще в четыре утра. Вошел, как всегда, с улыбкой. Минсинэ засуетилась, приглашая мужа поужинать.

— Дела на фермах, докладываю, в порядке, коровы здоровы. И даже Римма, которую мы с тобой недавно от мастита вылечили, исправно дает молоко, — отчитался Ленар.

— Да знаю, — отмахнулась Минсинэ. — Как только Илалия из школы вернулась, я на нее Халилчика оставила и побежала на дойку коров проведать. Душу отвела — и с рабочими пообщалась, и псину, что территорию охраняет, за уши потрепала. Скучаю я по работе…

— Ничего, вот Халил подрастет, мясокомбинат достроим, скотоубойный цех запустим — будет забот полный рот. Хотя их у тебя и сейчас хватает. А помнишь…

— Как мы начинали? — подхватила слова мужа Минсинэ — Да, так тяжко было, так обидно, когда нас предавали, не понимали, осуждали…

— А мы все равно не сдавались. И не сдадимся, мы же с тобой, матурым, оба деревенские, с крепкими корнями.

Ленар и Минсинэ познакомились во время учебы в Казанской ветеринарной академии, на пятом курсе поженились. С дипломами ветеринарных врачей в 2000 году Латыповы приехали работать в село Дубъязы Высокогорского района. Колхоз выделил им полдома, правда, впоследствии это жилье пришлось выкупать по полной стоимости. И вообще после 2002 года в жизни молодых специалистов, у которых уже были двое маленьких детей, началась «черная полоса» — их обманули, заставили взять кредиты, а потом началась целенаправленная травля с выбиванием денег. Трудно сказать, чем бы все это закончилось, если бы не крепкая деревенская закалка супругов, не взаимопонимание и поддержка друг друга.

А тут началось в республике движение по созданию на селе семейных ферм. Собрал как­то предпринимателей Высокогорского района глава администрации Рустам Калимуллин, рассказал о новации, порекомендовал создавать семейные фермы, отметил, что за ними будущее. Но самое главное: тем, кто откроет семейную  молочную ферму, государство намерено выплатить миллион рублей.

— Возвращались мы с Ленаром из райцентра после этого совещания в приподнятом настроении, обсуждали ситуацию, — вспоминает Минсинэ. — Миллион словно магнит тянет. Это же такой шанс, реально можно развернуться, если голова на плечах есть и руки не для скуки. Тут же, прямо в машине, решили, что открываем семейную ферму. А руководителем, главным ответственным лицом постановили сделать меня…

— Минсинэ очень сильный человек — и морально, и физически, — характеризует жену Ленар. — У русских про таких говорят: коня на скаку остановит, в горящую избу войдет. Ей ничего не стоит самостоятельно заколоть бычка, освежевать его — она же ветеринар. Хотя я стараюсь работу по убою всевозможного скота на себя брать — не женское это дело. Но что есть, то есть. К тому же, Минсинэ в юридическом плане подкованная, знает, как грамотно оформлять деловые бумаги, общаться с высоким начальством. Я абсолютно не комплексую из­за того, что главой нашего КФХ значится моя супруга. Но вся мужская часть на мне, я никакой работы не чураюсь. Да и силой природа не обидела, в юности боксом занимался, разрядник, выступал в полутяжелом весе. В жизни очень пригодилось умение за себя постоять, как в переносном, так и в прямом смысле. Так что мы с Минсинэ во всем друг друга дополняем.

К чему душа лежит, к тому и руки приложатся

Сегодня в хозяйстве Латыповых 200 га земли, 260 голов КРС, из которых 130 дойных. Удои в 2015 году составили более 5600 кг молока на каждую корову. Очень хороший показатель, который Латыповы намерены улучшить за счет грамотной селекционной работы, увеличения поголовья.

— Сколько животных сможем прокормить, настолько и увеличим поголовье, — философски замечает Ленар, ловко управляя машиной. Мы едем по селу Дубъязы, мимо фермы, строящегося мясокомбината и убойного пункта.

— У нас в наличии многие виды техники — пусть не новой, но на ходу. Имеется все необходимые орудия для заготовки сена: ворошилка, косилки, в том числе самоходная, пресс­подборщик. Для производства сенажа, силоса есть кормозаготовительный комбайн, две машины ГАЗ­-53, дизельный трактор ДТ­-75, бульдозер. Заготавливаем грубые корма, а концентраты закупаем. Трехмесячный объем молока в году уходит на заготовку и покупку кормов.

Заезжаем на площадку скотоубойного пункта. Его Латыповы начали строить год назад, сейчас готовность составляет 85 процентов, нынешним летом планируется ввод в строй, чтобы осенью полноценно приступить к работе. Мощность убойного пункта — 50 голов в день.

— Это многовато для нас, думаю, будут проблемы. Придется кооперироваться, собирать животных со всей республики, — делится планами Ленар. — Но у нас есть опыт — забивали в прежние времена в месяц  по 100 голов и более. — Еще намерены летом открыть мясокомбинат, к осеннему сезону он зарабо­тает. Планирую старшего сына Гуме­ра, ему 14 лет, к этой работе приучать. Он и сейчас вовсю помогает — летом пасет стадо, помогает на ферме. Но он ведь школьник, учиться надо. Но я на первое место не учебу ставлю, а именно работу… Знаний, теории, на мой взгляд, сегодня хватает — в школе хорошо учат. Зато не хватает психологичес­кого воспитания, души, доброты, в том числе к братьям нашим меньшим, к животным. Подрастающее поколение в такой науке особенно нуждается — это настрой на всю жизнь.

За пять лет существования семейной фермы Латыповы создали сильную и надежную команду, которая способна работать самостоятельно и ответственно. Ильсур Валеев — управляющий, командир хозяйства, бывший тракторист, много лет бороздивший колхозные поля. Он еще и сварщик по совместительству, владеет многими другими полезными рабочими профессиями.

— Я к нему всегда прислушиваюсь, — признается Ленар. — Он возрастом старше, у него опыта больше.

Стадом КРС у Латыповых командует доярка Гульзия Назмиева — ей немногим за 30, но опыта с лихвой. В день в хозяйстве производится около двух с половиной тонн молока, из них продается примерно две тонны. Остальное идет на корм телятам.

Не только дружба домами, но и крепкие производственные отношения связывают Латыповых с семьями Габдулиных и Саляховых из села Сая. Коллеги по бизнесу «забирают» молоко с ферм, расположенных в Дубъязах и селе Алат, делают из него масло, творог, сыр и другие молочные продукты, которые продают затем под маркой КФХ «М.М. Латыпова».

И все же любимое направление Латыповых — мясное, в нем они настоящие профессионалы и большие знатоки.

— Мясо на ярмарках сами продаем, но у нас не хватает земельных угодий, пока не в состоянии содержать бычков мясного направления в необходимом количестве, — признается Ленар Исмагилович.­ Поэтому телят продаем. Чего не хватает для полного счастья? Вот было бы у нас 1000 га земли — тысячу бы коров держали. А пока на мясо идут «бракованные» коровы, телочки и бычки. Но с открытием мясокомбината мясное направление получит более активное развитие.

 

Счастье — когда тебя понимают

И вот мы дома у Латыповых. Все просто, скромно, и во дворе нечищеные от снега дорожки…

— Не успеваю, — смущенно разводит руками Ленар. — Вот завтра воскресенье, со старшим сыном лопатами помашем.

Зато я узнала, что дороги и тропинки в населенных пунктах Дубъязского сельского поселения очищает от снега именно Ленар Латыпов со своей командой и техникой. Это святое, считает он, и чтобы никакая бабушка не пожаловалась, что ее снегом занесло. Глава сельского поселения Асхат Низамов не нарадуется, что есть такой замечательный и надежный помощник.

…Старшие дети Латыповых были в школе, пришлось довольствоваться неполной фотографией. Вско­ре по телефонному звонку убежал по делам и Ленар — приехали покупатели за бараном (у Латыповых в наличии стадо овец в 130 голов), надо было оформлять сделку. Вместе с Минсинэ мы уложили в люльку четырехмесячного Халила и тут же неспешно и негромко повели разговор «за жизнь».

— Женщине быть предпринимателем в сельском хозяйстве очень тяжело, по себе знаю, — призналась­ Минсинэ. — Рядом обязательно должно быть крепкое мужское плечо. Если бы не Ленар, я бы не решилась в одиночку заняться предпринимательством. Есть у меня  зна­комая из соседней деревни Янга­Аул, ей уже далеко за 40 — Резеда Исмаги­лова. Начинала хозяйство с мужем, держали 15 коров, но муж попал в тюрьму. Сейчас она одна работает, руководит КФХ, хотя это очень тяже­ло. У нее 12 коров, сама их доит. Молоко сдает переработчикам, правда, по очень низкой цене. Мы с мужем ее поддерживаем, как можем — фуражом, например. Пока держится, справляется. Но я все время думаю: насколько ее хватит при такой напряженной работе, без крепкой муж­ской руки… Есть ли у женского предпринимательства в сельском хозяйстве перспектива? Есть, но нужна пара, одной не по силам.

…Малыш закрыл глазки, засопел под наш певучий, вперемешку русский и татарский разговор. Минсинэ продолжала:

— У меня муж очень хороший. Он во всем меня поддерживает, с трех­четырех утра уже на ногах, целый день работает и никогда не скажет: я устал. А когда я говорю, что устала, он в ответ: потерпи чуть­-чуть…

Минсинэ в декретном отпуске с ребенком, а все равно в деле. Ведет всю бухгалтерскую, банковскую работу, да и не останавливалась. Коровы­то не ждут. Вечерами в неделю два­три раза ходит на дойку, чтобы коров проверить.

— Многие предприниматели сегодня рвутся в Татарстан, — говорит она. — Потому что у нас есть возможности для развития. Вот мы за эти годы получили от государства миллион за семейную ферму, сами, правда, вложили в нее еще больше… Дали нам также на развитие 3 миллиона 400 тысяч — на эту сумму закупили коров. Наша семья по договору теперь в течение десяти лет должна заниматься сельским хозяйством, постоянно развиваться. Каждые полгода и ежеквартально сдаем отчеты, фотографируем, всю информацию отправляем в соответствующие инстанции. Ежегодно нас проверяют, считают скотину: вот столько­то нетелей закупили, столько молока надоили...

Едва начинается весна, Минсинэ  закупает несколько десятков молоденьких бройлеров, растит  их до определенного момента – и в морозильник после забоя. Ближе к середине лета приходит черед уток, потом гусей. Птичьего мяса хватает семье на весь год. Да еще как вкусно может приготовить Минсинэ  птицу в духовке – пальчики оближешь!   

 

Людмила КАРТАШОВА.

 

На снимке: Минсинэ и Ленар Латыповы с младшими детьми Исламией и Халилом.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"