Нашла свое призвание

13 апреля 2017

Наталья Орехова из небольшого марийского села с детства мечтала стать врачом, и не каким-то там терапевтом или педиатром, а непременно хирургом. Но, как говорят, человек предполагает, а судьба располагает — не набрала девушка нужного количества баллов для поступления в мединститут. Поплакала немного после этого, попечалилась — и подала документы в один из Йошкар-Олинских аграрных колледжей. Окончила его с «красным» дипломом, стала работать в ветеринарной лаборатории. Коллеги посоветовали девушке поступить в Казанский ветеринарный институт — уж больно ловко Наташа «общалась» с братьями нашими меньшими, не гнушалась никакой грязной работы, и «резать» не боялась, помогая болящей живности выздороветь.

Так в 1999 году Орехова стала студенткой Казанской государственной академии ве­теринарной медицины, а пять лет спустя, уже с фамилией Батыршина, вместе с мо­лодым мужем приехала работать на его родину в Заинск­.

…Хрупкая женщина в белом халате по­хозяйски расхаживала по новому скотоубойному цеху в ССПК «Заинский», наблюдая за работой бойцов. Наталья Витальевна за годы работы ветврачом прониклась важностью своей профессии. Да это очевидно. Ведь все мы любим котлеты, колбасу и другие блюда, приготовленные из мяса. И тут не до сентиментальностей. Вырезка, ребрышки, фарш, которые покупаем в магазине или на рынке, понятное дело, не в поле колосьями да корнеплодами вырастают, а на животноводческих фермах да в личных подсобных хозяйствах расхаживают в виде крупного и мелкого рогатого скота, птицы. Всю эту живность, прежде чем предложить потребителям, нужно забить. И это целая наука, в том числе, психологического плана. Например, в ССПК «Заинский», как мне рассказали, бойцы перед забоем животных читают молитвы…

Наталья Батыршина обязательно присутствует не только при разделке туши, но участвует во всем процессе — начиная от приемки скота­, проверки сопроводительных документов и кончая отправкой продукции на продажу.

— Чтобы успокоить животное после транспортировки, даем ему попить водички, потом выдерживаем перед забоем от трех часов до суток, — рассказывает Наталья Витальевна.

У нее в цехе есть свой небольшой кабинетик — здесь мы и беседуем.

— В мою задачу входит проведение ветеринарной санэкспертизы туши, органолептический анализ — это исследование на внешний вид и запах. Затем беру в руки нож и вскрываю все лимфатические узлы, смотрю щечные мышцы на голове. За год с лишним моей работы в ССПК «Заинский» убедилась, что животные к нам поступают здоровые…

Согласитесь, работа у Натальи очень ответственная, именно она решает: можно ли допустить мясо, субпродукты к реализации или нет. Для этого у нее есть специальная печать — клеймо с личным номером 66 69 03. Оно, кстати, имеется у всех ветврачей в скотоубойных цехах, по нему впоследствии легко отследить поступление продукции в продажу, имя ветеринара, санкционирующего забой.

Новый скотоубойный пункт в ССПК «Заинский» оборудован всем необходимым согласно современным санитарным требованиям. Парное мясо после забоя обязательно отправляется в холодильник для охлаждения. Ветврач затем оформляет исходящую ветеринарную справку — свидетельство выезда, и мясо оправляется на реализацию.

— Каждое утро «газель» c мясом едет в Казань в агропарк, где у нас имеются две торговые точки, — рассказала Наталья. — Торговля идет бойко, люди привыкли, что мясо из Заинского ССПК качественное и безопасное, поэтому покупают с удовольствием.

Чуть смущаясь, женщина­ призналась, что очень любит свою работу, и как бы неожиданно это не звучало, но ей нравится копаться во внутренностях забитого животного… Мысленно она представляет себя хирургом, которым когда­то так хотела стать.

— Не реализовалась в человеческой медицине, зато в ветеринарии нашла себя. Это та же хирургия, — улыбается Наталья и добавляет, что две ее дочери Лиля и Диляра мечтают стать медиками.

 

Людмила КАРТАШОВА.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"