Почему с охраной труда у нас беда?

08 сентября 2016

В одном из подразделений ОАО «Кайбицыагрохимсервис» близ деревни Большая Куланга Кайбицкого района 15 августа произошел несчастный случай. В поле шла уборка хлеба, комбайн остановился — нужно было позаботиться о ремонте. Механизатор поскользнулся, упал прямо под комбайн… В больнице поставили диагноз: закрытый перелом правой бедренной кости со смещением костных отломков. Долго придется пострадавшему отлеживаться, проходя курс лечения. Да и будет ли окончательно восстановлено здоровье — еще вопрос. Травма очень серьезная, да и возраст комбайнера уже немолодой — 54 года.

 

 

С риском для жизни

Как утверждает статистика, именно в разгар страды — в уборочную и посевную — на полях и в сельскохозяйственном производстве фиксируется наибольшее количество несчастных случаев. А в целом по травматизму, в том числе со смертельным исходом, сельское хозяйство, считающееся весьма травмоопасным, занимает второе место после строительной отрасли.

— Это напрямую связано с тем, что материально­техническая база на селе в основном изношена, — утверждает председатель Татарстанской республиканской организации профсоюза работников агропромышленного комплекса РФ Фарида Гарифуллина. — Сегодня техника и оборудование в сельхозпроизводстве обновляется не так регулярно, импортная техника покупалась лет десять назад. Надо менять запчасти, а они очень дорогие, да еще за валюту: приходится экономить, ремонтировать своими силами, так сказать, «на авось», в результате все опять ломается. Еще один момент — на местах охрана труда возлагается на специалистов в основном как общественная нагрузка, то есть, эта работа неоплачиваемая. А коль нет нормального заинтересованного ответственного лица — нет и соответствующей организации, дисциплины, нет профилактики, которая играет огромную роль в решении проблем охраны труда.

В этом году автору этих строк довелось поездить по республике во время уборочной — работы велись в стремительном темпе, механизаторы трудились от зари до зари. Так, впрочем, всегда бывает во время страды, главный девиз которой — пока стоит хорошая погода, нужно успеть убрать хлеб, а отдыхать уж потом. С одной стороны трудовой энтузиазм радует, с другой настораживает: не обернется ли спешка и многочасовая, без передыха, работа бедой? Ведь уставший человек чаще совершает ошибки и попадает в зону риска. Хорошо, если он предупрежден, заботится о своем здоровье, прошел все необходимые инструктажи. А если нет?

В Рыбно­Слободском районе охрану труда совмещает с основной работой консультант по механизации Управления сельского хозяйства Зуфар Ахтямов. Забот у него и без того хватает, да деваться некуда — больше некому поручить столь ответственный участок, как соблюдение правил техники безопасности.

— По охране труда стараюсь делать что положено и все требования выполнять на высшем уровне, — рассказывает Зуфар Фатыхович. — Перед полевыми работами в обязательном порядке выезжаем в хозяйства, и не один раз, проводим инструктажи по подготовке техники перед ее выездом на полевые работы: во время посевной, кормозаготовок, уборки, обработки почвы. Этот цикл длится от ранней весны до глубокой осени. Проверяем также, чтобы технику ставили на хранение по ГОСТу. В зимний период проводим ремонт техники, подготавливаем ее к весне. Охрана труда и соблюдение правил техники безопасности — очень важный сегмент в сфере сельского хозяйстве, такая работа должна быть системной, каждодневной. Но она почему­то совмещается, и это очень нелегко. Но самое главное — люди страдают. Считаю, что специалисты по охране труда на селе должны быть освобожденными.

Такого же мнения придерживается начальник сельхозуправления Рыбно­Слободского района Камиль Гаязов:

— Нам очень нужен освобожденный специалист по охране труда. Ахтямов с работой хорошо справляется, но что это ему стоит! Вот у нас район чисто сельскохозяйственный, один из самых больших в республике по земельным ресурсам — 106 тысяч гектаров сельхозугодий, 84 тысячи гектаров пашни. Профилактика нужна на высшем уровне — тогда не будет ЧП, а при совмещении этого в полном объеме не добьешься.

Бесспорно, лепту в рост травматизма на селе вносит отсутствие на многих предприятиях штатных специалистов по охране труда. И порой даже там, где они есть, подход формальный, работа таких специалистов сводится лишь к сбору подписей в журнале по инструктажу. А до аттестации рабочих мест у руководителей зачастую и вовсе руки не доходят.

 

 

Как поле боя

На всю жизнь запомнился мне страшный эпизод из студенческой практики в 70­е годы, когда мы, студенты Казанского университета, помогали сельчанам на зернотоке близ села Троицкий Урай в Рыбно­Слободском районе. Вместе с нами работали молодые ребята одного из механических техникумов Казани. Девчонки, по самые глаза завернутые в платки, ворошили зерно, а парни возились с агрегатами. Один из молодых людей неожиданно упал. Все вокруг стали кричать, что его ударило током, наперебой предлагая различные методы «оживления» — от искусственного дыхания до закапывания в землю. Но парня не спасли, приехавший врач констатировал смерть.

Не помню, не знаю, по чьей вине это случилось — может, парнишка и сам нарушил правила техники безопасности по незнанию или неосторожности. Дело не столько в том, кто конкретно виновен, а почему так случилось. По статистике, между прочим, чрезвычайные ситуации в сельском хозяйстве чаще всего возникают по вине самих людей. Практика показывает, что профилактика в сфере охраны труда на селе сильно хромает.

— В сельском хозяйстве в сезон бывает много привлеченных работников. Какие у них права? Если в коллективе, куда он пришел работать, есть профсоюзная организация, трудовой договор — все аспекты охраны труда там расписаны, обозначена ответственность, — делится информацией Фарида Гарифуллина. — Это актуальная проблема — если люди привлечены к работе без гарантий, значит, они не застрахованы и могут остаться без помощи при несчастном случае. Она им не положена, как и больничные… Вопрос особенно актуален среди фермеров, которые привлекают наемных работников. Кстати, фермеры у нас в республике не имеют своей профсоюзной организации, хотя у них много проблем, в том числе в плане трудовых отношений. Обращалась к ним — заинтересованности пока нет…

В самом деле, анализ причин несчастных случаев показывает, что зачастую виновата в ЧП не техника, не технологический процесс, а сам работающий человек, который по тем или иным причинам не соблюдал правила безопасности, нарушал нормальное течение трудового процесса, не использовал средства индивидуальной защиты и т.д.

 

 

Предупрежден, значит защищен

Сегодня многие работодатели, чего уж греха таить, к профсоюзам относятся с пренебрежением, как к ненужной структуре.

— Я считаю, что независимо от формы собственности, если в хозяйстве работает наемный работник, там должен быть профсоюз, коллективный договор, который регулирует взаимоотношения между работниками и работодателями, — говорит Фарида Гарифуллина. — Где есть профсоюз, там обязательно в наличии колдоговор, и этот документ во многом принуждает к ответственности работодателя перед его работниками. Но у профсоюзов нет полномочий как­то принуждать работодателей к заключению колдоговоров… Хотя согласно ст.22 ТК РФ работодатель обязан заключать коллективные договора. Поскольку мы являемся общественной организацией, которая создается на добровольной основе, далеко не везде сегодня созданы и работают профсоюзные организации. Некоторые работодатели говорят: как работники решат, так и будет. Ну, а работники в ответ: что скажет работодатель… В ноябре прошлого года вышел Указ Президента РТ о развитии социального партнерства в сфере труда Республики Татарстан. Это очень серьезный и необходимый документ, который регламентирует партнерские отношения. Надеемся на его эффективность.

В принципе, профсоюзы с пониманием относятся не только к работникам, но и к работодателям. Цель­то общая — производительный труд, поэтому работать нужно в тесной связке. Но вот что примечательно — по статистике в тех хозяйствах, где нет профсоюзных организаций и колдоговоров, уровень охраны труда и других социальных гарантий для работников ниже. Объяснение простое: там, где есть профсоюз, постоянно проводится обучение персонала, проходят всевозможные профильные семинары, специалисты обеспечиваются полезными нормативными документами. Фарида Гарифуллина является членом координационного совета по охране труда в Министерстве сельского хозяйства и продовольствия РТ, постоянно держит руку на пульсе.

Отметим, что вопросам охраны туда в советские времена уделялось больше внимания, чем сегодня, причем, подход был очень серьезный. В пору социализма в профсоюзных организациях на селе работали целые отделы, за направление отвечали инженеры по охране труда. Сейчас таких должностей нет. Раньше в областном комитете профсоюза насчитывалось более десятка технических инспекторов по охране труда, сегодня работа ведется в усеченном составе, да и само содержание деятельности стало иным. Во главу угла поставлена не профилактика, а конкретный несчастный случай, его расследование.

Каким образом это происходит и какое участие в процессе принимают профсоюзы? Обычно алгоритм действий таков: работодатель (именно он несет ответственность за происшедшее) извещает о случившемся Гострудинспекцию, Федерацию профсоюзов РТ. Создается комиссия, которая расследует ЧП, составляется акт. Все ее члены должны иметь специальные удостоверения, дающие право на расследование несчастных случаев на производстве. Бывает, что дело доходит до прокуратуры, до судов, может последовать и уголовное наказание, а не только лишь административное. Бывает, что несчастные случаи скрываются. Но лучше этого не делать — со временем правда все равно выходит наружу. Когда случилось несчастье на производстве, человек не думает о будущем — ему обещают какую­то сумму за молчание, он соглашается. Но со временем оказывается, что здоровье сильно подорвано, пострадавший начинает искать справедливость. Восстановить ее не члену профсоюза практически не реально.

Профсоюзы стараются объективно рассматривать все несчастные случаи на производстве. Если даже работник что­то нарушил сам, всегда присутствует и вина работодателя: что­ то недоделали, недоработали, не предупредили как следует. Бывают случаи, когда работников элементарно заставляют выполнять небезопасную работу, или у них не хватает квалификации, не позволяет состояние здоровья. Наконец, есть и такой момент — люди слишком легкомысленно относятся к своей безопасности и здоровью. Если проанализировать статистику, то чаще всего несчастные случаи в сельском производстве происходят, повторимся, по вине самих работников. С ними и инструктажи, и определенную работу проводили, спецодежду, спецобувь — выдавали, а работники все игнорировали. Речь идет о тех хозяйствах, которые имеют для этого финансовую возможность. А ведь многие ее имеют… Например, когда ездили по полям Апастовского района, работники были в форме, а в Рыбной Слободе на механизаторах ее уже не было…

Вернуться в раздел "Разное"