Правильный человек

05 мая 2016

Профессия накладывает на человека свой отпечаток. Вот и Минзифар Исмагилов очки участкового никак сбросить не может, все-таки в этой должности проработал из 20 «МВД­вских» 11 лет, за которые оставил за собой только 9 нераскры­тых преступлений. И хотя после ухода по выслуге лет на пенсию годков пролетело немало и он давно уже «не при делах­», профессия дает о себе знать. Недавно с его трактора, стоявшего возле дома, ночью украли аккумулятор. Бывший «анис­кин» быстро нашел воров: смекнул, что свои одно­сельчане это сделать не могли, значит — приезжие. И точно­, вскоре гастарбайтеров из соседнего района вывели на чистую воду.

Почему об односельчанах он сделал такой вывод? А потому, что жил правильно. А люди — они такие. Может, таких, как Исмагилов — правильных, и не любят, но — уважают­.

Исмагилов давно уже не «мент», он — фермер, причем из «продвину­тых». Основной его бизнес — это сбор и переработка молока и его реа­лизация. Завод у него по сельским меркам солидный, в настоящее время принимает в сутки 20 тонн молока и часть перерабатывает. На открытии предприятия несколько лет назад побывали даже участники зонального семинара­совещания по повышению деловой активности сельского населения с участием председателя Госсовета Татарстана Фарида Мухаметшина.

Жизнь такая штука. Сегодня видишь, к примеру, где­нибудь на сельской окраине пилораму или коровник­ — в одном пила визжит, в другом — коровы мычат, и вроде бы все в порядке. А через два­три года снова мимо едешь: пилорама — заколочена, в коровнике вместо окон — черные амбразуры. Не каждому по силам вести свой бизнес, не у каждого хватает сил, характера­ и ума, чтобы противостоять экономи­ческим невзгодам. Минзифар Нургалиевич из твердой породы. Если поставил цель — идет к ней до побе­ды. Вот и завод его работает, как ча­сы. И продукция отменная — удостоена золотой медали ярмарки­выставки «Агрорусь» в Санкт­Пе­тер­бурге, свидетельство подписано министром сельского хозяйства России.

…Мы вместе с Минзифаром Нургалиевичем идем по молзаводу. Уже при входе обращаю внимание на эстакаду, пристроенную к стене — в день открытия ее не было.

— Механизировали отгрузку, — поясняет фермер. — В иных небольших заводиках как дело обстоит: подъезжает «газель», и рабочие начинают вручную перетаскивать из склада ящики с продукцией. В наше­ время такая рутина не всем по душе­. А у нас ящики устанавливаются на поддоны, которые рохлями поддеваются и вывозятся прямо на эстакаду. Облегчение труда ощутимое…

Видите, как дело обстоит? Фермер думает об облегчении труда. О людях думает. Это очень важно.

Вообще, Исмагилов — это технарь. С любой техникой он на ««ты». И не столько потому, что уже со школьных лет с отцом на тракторе пахал, сколько по таланту — дал Аллах ему этот дар. Глядя на любую машину, он ее устройство будто рентгеном пронизывает, сразу понимает принцип действия. Не случайно отец Минзифара, Нургали Шигапович, 46 лет проработавший в колхозе механизатором, при жизни с гордостью говорил о сыне:

— Это мой инженер…

Кстати, технические познания стали не последним аргументом при назначении Исмагилова личным водителем начальника особого отдела в той части, где проходил срочную службу Минзифар. А отбор в этих органах — будь здоров! Так что есть и такой штрих в биографии татарстанского паренька.

На своем молзаводе предприниматель, конечно, постоянно ведет какую­то модернизацию, внедряет технические новинки. Вот, к примеру, установка озонирования воды — с ее помощью вода, добываемая на предприятии из артезианской скважины, проходит очень серьезную очистку: ею промываются бутылки перед тем, как они заполнятся пастеризованным молоком в так называемом триблоке. А вот станок для выдува этих самых бутылок — на предприятии их делают сами рабочие из заготовок. Есть гомогенизатор — для разбивки жировых шариков, это чтобы молоко было однородным. Работает холодильник мгновенного охлаждения молока. А совсем недавно на молзаводе начали производить катык в новой упаковке: Исмагилов на дегустацию привез продукт в Казань, в Ассоциацию фермеров и крестьянских подворий Татарстана ее председателю Камияру Байтемирову и исполнительному директору «Агрокредитсоюза» Гульфире Ризаевой.

— Я Камияру Мижагитовичу очень благодарен, — говорит фермер. — Он помог мне войти в республиканскую программу технической модернизации и получить субсидию. Для любого сельхозпроизводителя пусть даже небольшая государственная помощь — это как допинг: и материальный, и моральный: значит, ты нужен и твое дело стране необходимо.

У Исмагилова нет станка, чтобы деньги печатать. Каждый рубль достается тяжким трудом. Если открыть инструкции по санитарным нормам и правилам по молочным заводам, то только чтобы прочитать их, требуется целый день. Еще несколько дней — чтобы вникнуть. А соблюсти все требования в ходе строительства — тут морока вселенского масштаба: и средства большие надо вложить, и проконтролировать, чтобы все было, как надо. Не говоря уже о том, что само место строительства должно быть согласовано со всеми органами власти и службами. Не случайно молочных заводов у фермеров по республике — раз­два и обчелся. И один из них — вот тут, в Рыбно­Слободском районе, в селе Большая Елга, у фермера Исмагилова.

На заводе работает коллектив из 8 человек. Все люди отобраны и самим Исмагиловым, и временем очень тщательно: добросовестные, трудолюбивые, чистоплотные. Среднемесячная зарплата у них — 22­23 тысячи рублей, фермер аккуратно делает пенсионные отчисления, выплачивает положенные налоги. Я побеседовал с заведующей производством Лилией Шаяхметовой. По образованию она — ветеринарный врач, окончила Казанскую государственную академию ветеринарной медицины, в системе молочной промышленности трудится уже 16 лет. И работой, и зарплатой довольна. К поставщикам молока очень требова­тельна: в заводской лаборатории обязательно проверяют поступающее сырье на жирность, плотность, кислотность, чистоту, содержание белка, наличие соматических клеток. А в последнее время особое внимание стали уделять проверке молока на присутствие в нем антибиотиков: освоили технологию тестирования. И на самом заводе технологический процесс ведется на должном уровне­.

Задержек с выдачей зарплаты у работников завода не бывает. Задержки случаются лишь у директора, инженера и бухгалтера. Директор — это сам Минзифар Нургалиевич, инженер — его сын Ильфар, бухгалтер — супруга директора Зульфия.

— Стараемся не допускать задержек и тут, — улыбается фермер, — но даже если это случается, не траге­дия — все­таки у меня пенсия идет.

Мы обходим производственную территорию за молзаводом: ее вместе со зданиями фермер выкупил у внешнего управляющего. Вот крытая автостоянка, это — мехмастерская, а тут ветхое здание фермы. Когда­то это была база крепкого колхоза «Кама». Потом начались пертурбации, все было изрядно разрушено, так что пришлось немало вложиться, чтобы для начала крыши обновить, чтобы не текло: 2000 квадратных метров оцинкованного железа настелил фермер.

На своем журналистском веку с разными фермерами доводилось встречаться, знакомиться с их опытом. Исмагилова отличает какая­то особенная основательность: все у него продумано, рассчитано и в текущих делах, и на перспективу. Хозяйство такого фермера удары рыночной стихии даже если и потрясут, но не разрушат, не отправят на дно. Вот у него помещение, где стоят до десятка бычков, выращиваемых на мясо. А это большая выгульная площадка для лошадей — вон они, красавицы, сено жуют из кормушки.

— Одна из них, Лада, в этом году двойню принесла — редчайший случай, — говорит Минзифар, — жеребят не спасли — недоношенные были, ладно хоть лошадь выходили…

Лада, услышав свою кличку, повернула в нашу сторону морду и даже сделала несколько шагов в нашем направлении.

По тому, что находится во вмес­тительном здании автостоянки, можно делать вывод о планах Минзифара Нургалиевича на будущее. Вот новый плуг — значит, намерен землю, которой у него 330 гектаров, не только поверху рыхлить, но и пахать. Вон целая гора цемента в мешках: значит, не за горами — новые строительные работы. Об этом свидетельствуют и лежащие на территории сэндвич­панели, штабеля облицовочного кирпича, металлические трубы. А к новому трактору МТЗ­92 с челюстным ковшом, экскаватором и погрузчиком фермер подвел меня с каким­то особым удовольствием:

— Не могу нарадоваться удаче, — говорит он, купил его в январе за 1450 тысяч рублей, а на днях мне знакомый радостно звонит — есть такой трактор, цена — 2650 тысяч. Так что выигрыш получился огромный. И это не важно, что трактор 2014 года выпуска, в эксплуатации он еще не был.

Если «технарь» так говорит, значит, так оно и есть.

А Минзифар Нургалиевич от трактора отходить не торопится.

— Вот смотрите, это каретка, — показывает он на механизм позади трактора, — она подвижная, поэтому позволяет рабочий орган передвигать и настраивать, как это необходимо, что очень удобно…

Обращаю внимание, что не только на автомобилях, но и на тракторах фермерского хозяйства установлены государственные номерные знаки. Далеко не везде такое увидишь.

А вскоре фермер приоткрыл новую страницу своей деятельности. Оказывается, недавно по его инициативе в районе был создан сельскохозяйственный снабженческо­сбытовой кооператив, в который вошли 15 пайщиков — КФХ и ЛПХ. Это, по сути дела, товарищество, в котором люди помогают друг другу решать проблемы.

— Фермеров у нас хватает, но в большинстве своем их хозяйства маломощные, в одиночку преодолевать трудности сложно, а тем более ЛПХ, вот мы и объединились, — рассказывает Исмагилов. — Преимущества у такого объединения налицо. Например, по отдельности фермеры свои 200­300 килограммов молока дороже 19,5 рубля продать не могут, а владельцы личных подсобных хозяйств 3­4 трехлитровые банки отда­ют и того дешевле, а кооператив покупает каждый литр у них по 20,5 руб­ля. Есть выгода? Есть. А взять материально­техническое снабжение­. Видели в ангаре штабель со шпагатом? Он в хозяйстве всегда нужен. Мы отпускаем его фермерам на полтора рубля за килограмм дешевле, чем его можно купить на рынке. А видели новую установку — термодымовая камера называется. Мы будем с его помощью оказывать услуги членам кооператива и другим заказчикам по копчению разных мясных деликатесов — колбас, окороков и т. д.

Когда я попросил Ильфара, старшего сына Исмагиловых, охарактеризовать отца, он, подумав, ответил:

— Правильный человек… Честный. Добропорядочный. Дальновидный. Когда мы вместе продумываем наши планы и при этом спорим, то через какое­то время выясняется, что прав был именно отец…

Ильфар — правая рука Минзифара Нургалиевича. У него высшее инженерное образование, и на заводе он — и зам, и главный инженер одновременно. Именно от него, в первую очередь, зависит бесперебойность работы всех механизмов. И еще привычное место для парня — кабина трактора. Конец апреля, вовсю идет боронование многолетних трав и зяби.

…За обедом мы ели горячий зур­бэлиш. Это боевая супруга фермера, Зульфия, постаралась. Дочек­помощниц у нее нет — двух сыновей­красавцев вырастили Исмагиловы, так что хозяйке большого дома забот хватает. Но она же деревенская, как пчелка, везде успевает: и дома у нее порядок, и на работе. На работе, кстати, она и бухгалтер, и экспедитор, и продавец. А когда Зульфия устает, то открывает вторую кухонную дверь и оказывается — в тепличке. Здесь она рыхлит землю, высаживает огурцы, помидоры, ухаживает за ними. В общем, отдыхает, как она говорит. Вот так «отдыхая», в апреле выкладывает на обеденный стол свежие огурцы.

Рада Зульфия своей снохе Нурие. В прошлом году Ильфар женился, Нурия сейчас заканчивает последний курс КФУ.

Нурия, дочь фермера Зарипова Гафура Бурхановича из Лаишевского муниципального района. Но это уже другая история из жизни другого фермера.

…Во второй половине дня пришел из школы Идрис — младший сын Исмагиловых. Утром в беседе с директором школы и классным руководителем я услышал много лестных отзывов о парне. Отличник, идет на золотую медаль, победитель и призер районных олимпиад по биологии, географии и татарскому языку. Успешно сдает нормы ГТО.

Как оказалось, любит Идрис и в отцовском хозяйстве работать. Когда начинается сенокос, вечером заводит парень трактор МТЗ­82 и — в поле. Сверстники его на улице гуляют, пиво пьют, а он всю ночь сено ворошит, грузит, перевозит. Почему ночью? Так надо: чтобы листочки не облетели. Если сено ворошить днем, под жарким солнцем, листочки пересыхают и облетают, один хворост остается.

В этом году Идриса от фермерских дел освободили: все понимают — впереди ЕГЭ, идет серьезная подготовка.

…Когда после посевных работ Исмагиловы с друзьями выезжают на лоно природы — отметить начало сезона с шашлыками, то обязательно вспоминают добрым словом родителей Минзифара — Нургали Шигаповича и Нурзиган Валиулловну, покойного отца Зульфии, желают доброго здоровья и долгих лет жизни ее матери Марьямбике­апе. И в эти короткие часы осмысления прожитого и происходящего сейчас, как никогда остро приходит осознание того, что не зря жизнь проживается. Как бы трудно ни было, делается что­то хорошее — и для себя, и для людей.

Не в этом ли и есть смысл нашей жизни?

 

Владимир Белосков.

 

На снимке: фермер Минзифар Исмагилов с сыном Ильфаром.

Фото автора.

 

 

 

Вернуться в раздел "Разное"