Призванье — работать на земле

08 сентября 2016

«Лицом к лицу — лица не увидать, Большое видится на расстоянье…», — писал известный поэт Сергей Есенин. Вот и фермер Фаргат Сибгатуллов из села Новые Тинчали Буинского района не особенно-то задумывается о героике своих будней, не пытается возвеличивать свой труд и свой вклад в укрепление продовольственной безо­пасности страны. Он просто работает. Каждый год боронит, сеет, убирает урожай, пашет… И делает это старательно, грамотно, на совесть. Об этом, кстати, свидетельствуют и его многочисленные дипломы и грамоты, которые его супруга бережно складывает в стопочку и хранит. Среди них есть и федерального уровня, и республиканские, и районные. Особенно обращают на себя внимание несколько почетных грамот от районного руководства за наиболее организованное и качественное проведение весенних полевых работ.

Фаргат Сибгатуллов — представитель так называемой «первой волны» фермеров в Татарстане. Зарегистрировав свое КФХ еще в конце далекого 1991 года, отклонив при этом лестное предложение авторитетного руководителя о назначении главным инженером перерабатывающего завода, он с тех пор и идет по своей фермерской стезе. Если художнику заказать юбилейную картину «Фермеры», я бы в первом ряду предложил нарисовать и Фаргата Сибгатуллова. Почему? Наверное, и за то, что высокий, кряжистый, сильный. Но не только. Еще за его внутреннее спокойствие и уверенность. Уверенность человека, осознающего свою правоту и знающего себе цену.

Вопрос на засыпку: в чем сила фермера? Ответ: в умении делать все. Это значит, что ты должен и уметь руководить, и быть инженером, агрономом, экономистом, зоотехником и даже ветеринаром. И при этом уметь выполнять все сельскохозяйственные работы и всевозможные ремонты. А еще, если надо, работать сутки напролет. Ну что поделаешь — такова фермерская доля.

Вот Фаргат Гумерович всему и научился. Кроме животноводства.

— Это не мое, — улыбается он. — Не понимаю я животных и птицу…

Он, конечно, скромничает. Подворье у Сибгатулловых ой­ой какое: и корова есть, и бычки, и куры, и гуси, и утки, и бройлеров до полутора сот ежегодно. Просто подворное хозяйство — на плечах супруги Фаргата, Гулии Асхатовны. Работая бухгалтером, она всегда занималась и занимается подворьем. Как успевает? Только ей известно. 28 лет назад поженились Фаргат и Гулия, с тех пор не разлучны. Гулия кормит семью — мужа и, летом, двух сыновей, Фаиля и Ильмира, тоже членов фермерского хозяйства. А мужчины кормят страну. Такое вот разделение. Мне Фаргат Гумерович показал свои амбары, их у него три, не считая семенного. Два до отказа забиты зерном нового урожая — пшеницей и ячменем, в третьем, новом, ячмень и гречиха. При грубом подсчете получается порядка 1500 тонн товарного сухого зерна.

— Нынче год, слава Богу, удачный, — говорит фермер, — и полевые работы мы провели качественно и в лучшие сроки, и дожди прошли хорошие…

По правде сказать, последний дождь запоздал. Пролейся он хотя бы на пару недель пораньше, урожай получился бы рекордным. Тогда и третий склад был бы под завязку. Но сетовать — не в характере Сибгатуллова.

Подмечаю, что в сильных хозяйствах стараются строить побольше амбаров. И это далеко не случайно. Просто дальновидные руководители — будь то коллективное хозяйство или фермерское, приспосабливаются к реалиям российского сельского хозяйства. А реалии таковы, что в этой отрасли не знаешь, с какой стороны петух клюнет. Часто бывает так: цены приемлемые — урожая нет, урожай рекордный — цены бросовые. Вот и крутится фермер, как лиса возле кувшина: и еда вроде рядом, а не достать. Остается одно: самому принимать меры безопасности. Нынче весной, к примеру, цена на зерно, к радости расчетливых фермеров, поднялась вдруг до 10­12 рублей за килограмм. А у Сибгатулловых — два почти полных амбара. Вот, пожалуй, когда впервые со времени создания КФХ Фаргат Гумерович и его супруга по­настоя­щему ощутили отдачу от своего нелегкого труда. И это побудило главу­ фермерского хозяйства в этом году быстренько построить еще один склад. И это оказалось кстати.

Фермерская доля — она не сыр в масле. Как рассказывает Гулия Асхатовна, денег в семье всегда было в обрез. В начале фермерского пути и вовсе пришлось ей ходить по селу и занимать деньги, чтобы купить солярку, семена, запчасти.

— Фермеров поначалу у нас в селе недолюбливали, — рассказывает Гулия, — поэтому и я без энтузиазма отнеслась к решению мужа создать фермерское хозяйство, почувствовав себя женой декабриста. Но пришлось подчиниться и пройти весь путь бок о бок с моим избранником…

Первые шаги помнятся Сибгатулловым отчетливо. 29 гектаров паевой земли у черта на куличках, «бэушный» гусеничный трактор, который был поначалу универсальной тягловой силой: на нем и пахали, и сеяли, и использовали как транспорт. Но и было какое­то необычное возбуждение, волнение, ощущение чего­то нового, неизведанного.

— Главной движущей силой тогда была боязнь опозориться перед сельчанами, — вспоминает Фаргат Гумерович. — Поэтому старался уж все делать на своем поле как надо. Я благодарен односельчанину Расыху Мифтахетдинову, агроному по специальности, — он стал первым фермером в селе и поддерживал меня, чем мог: и советом, и делом.

Поддержка товарища — большое дело. Я наблюдал, особенно в первые годы развития фермерского движения в республике, как на семинарах­совещаниях, конференциях и съездах, выставках и ярмарках: где Мифтахетдинов — там и Сибгатуллов, как два спутника. Для Фаргата Гумеровича, институтов не кончавшего, это было и расширение кругозора, и углубление понимания ситуации в аграрном секторе. И это была учеба: встречи и беседы с другими фермерами обогащали, прибавляли знаний.

Конечно, Фаргат и сам был не промах. Технику знал назубок, и до армии пришлось поработать на тракторе, и сразу после армии. В электрике разбирался как никто другой, этих знаний в армии набрался. Ну а агрономические знания и опыт накапливал, что называется, на ходу, на марше, постепенно наращивая земельные наделы. Сейчас у КФХ «Сибгатуллов» — 930 гектаров земли, и вся — паевая. Последние 130 гектаров взял, можно сказать, с боем, через аппарат Президента — вся земля в районах разделена, спрос на нее большой.

На дворе — первая декада сентября, а две трети зяби в КФХ уже вспахано, пейзаж украшают участки черной земли. А ранняя зябь считается главной гарантией хорошего урожая будущего года. Зеленеют на фермерских полях теперь только озимая пшеница да сахарная свекла. Корнеплоды у Сибгатулловых нынче удались на славу, так что есть возможность и на этой культуре, а это 108 гектаров, заработать неплохие деньги.

Были в нашей новейшей истории периоды, когда чиновники «на верхах» говорили: фермерству осталось не долго… И были для таких высказываний серьезные основания. Но фермерство выжило и даже окрепло. И получает государственную поддержку. Это произошло, в том числе, и благодаря таким фермерам, как Фаргат Сибгатуллов, их ответственному отношению к делу, умелому хозяйствованию на земле.

Но основная причина живучести фермерства видится в том, что за отцами­фермерами пошли их дети, сыновья и дочери. Да, они пока находятся как бы в тени своих уже известных родителей. Но их крылья год от года крепнут. К примеру, старший сын Фаргата Гумеровича Фаиль — трудяга, это первое, что сказал о своем сыне сам фермер.

— У меня не было колебаний, что делать после вуза, — говорит Фаиль, — я привык на земле трудиться. С отцом с малолетства работал…

В эти сентябрьские дни 27­летний отец очаровательной девочки Диляры поднимает зябь в ночную смену, с 19 часов вечера до 7 часов утра. И ему не скучно вести трактор с плугом, казалось бы, по скучному маршруту — туда­ сюда. Но как я ни пытался выяснить, о чем же думает тракторист в эти долгие часы, чтобы не заснуть за баранкой, ничего у меня не получилось.

Младшего 24­летнего сына Ильмира Фаргат Гумерович охарактеризовал, как творческую личность, любящего перед тем, как приступать к работе, подумать, прикинуть. Ильмир окончил Казанский государственный энергетический университет и тоже является членом фермерского хозяйства «Сибгатуллов». И он, и его брат живут в Буинске, но летом почти безвыездно обитают в большом отцовском доме на окраине Новых Тинчалей, который строился без малого десять лет. Ильмир, как и Фаиль, занимается разной работой: и зерновые убирает на комбайне «Полесье», и боронует, и каткует, и грузы перевозит, и технику ремонтирует.

И вот что важное я уловил в беседах с обоими: у них нет сомнения в правильности выбранного жизненного пути. Оба любят село, труд на земле. Причем, не считают этот труд изнурительным.

— Нормально работается, ничего тяжелого тут нет, — говорит Ильмир. — И на комбайнах, и на тракторах у нас кондиционеры, так что особо не паримся.

Вот это, похоже, отцовское: спокойная уверенность, твердость характера, сила духа.

…За машинно­тракторным парком КФХ «Сибгатуллов» зеленеет огороженная сеткой­рабицей посадка, длиной метров триста. Казалось бы, еще недавно учащиеся Новотинчалинской средней школы высаживали завезенные фермерским хозяйством ели и сосны, березы и пирамидальные тополя, черемуху и рябину, вишню, облепиху и сливу. И вот все это зеленое богатство вымахало выше крыш, радует людей и своей красотой, и прохладой. И как бы олицетворяет смысл фермерства, как особый жизненный уклад, основанный на любви человека к земле, окружающей его природе и огромной ответственности перед своим высоким предназначением.

 

Владимир Белосков.

На снимках: фермер Фаргат Сибгатуллов и его новый «Камаз».

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"

Комментарии: