Счастливый человек

04 мая 2017

Кукморская деревня Аш-Бузи находится в четырех километрах от Большого Сардека. Центральная широкая и узкие параллельные улочки и переулки, по всей длине стоят разноцветные большие новые кирпичные и бревенчатые коттеджи и дома, иные в два этажа, с расписными фасадами, разукрашенными воротами и палисадниками, обширными надворными постройками. Сетевой газ, горячая и холодная вода в доме, теплые туалеты, электричество, телевизоры и интернет. И даже асфальтовые и щебеночные дороги. Апрель, а на улицах Аш-Бузи чистота, порядок, хотя субботник по благоустройству населенного пункта еще впереди.

— Вот тут живет тракторист, тут — строитель, здесь — предприниматель, — рассказывает по дороге мой гид, здешний фермер Наиль Абдуллин, показывая рукой то на один дворец, то на другой. — Когда колхоз развалился, народ не растерялся. Зарабатывают на выращивании лука­севка, вязании пуховых платков, изготовлении валенок. Сколочены три бригады строителей…

А соцкультбыт какой? Начальная школа — загляденье, детский сад — как картинка. И на улицах — стайки ребятишек. И это не городские понаехали — до летних каникул далеко. Местные это ребятишки, ашбузинские. В детский сад, например, 52 ребенка ходят.

Деревня, между прочим, в районе известна своим трезвым образом жизни. Это сход граждан принял решение обратиться к предпринимателям, держащим магазины, прекратить продажу спиртных напитков. И вскоре на полках вместо водки и пива появились коньки и спортивная одежда. И жители села принялись играть в хоккей. И взрослые, и дети. Летом сельчанам не до спорта — работы много, а вот зимой появляется свободное время, этим и объясняется выбор ашбузинцами вида спорта.

…Останавливаемся возле де­ревянного строения, окрашенного зеленой краской. По вывескам понимаю: перед нами очаг культуры и библиотека.

— А вот клуб у нас старый, деревянный, маленький. И это притом, что молодых людей у нас до 40 лет более 250 человек проживает. Ни собрания, ни концерта, ни дискотеки толком в нем не проведешь — не вмещаются все желающие…

Наиль Ахмадуллович оценивающе смотрит на мою реакцию. Он не депутат, не член какой­нибудь комиссии, не староста. Просто он здесь живет. И теснота клуба его волнует. Хотя сам он уже далеко не юный мужчина — 58 лет стукнуло.

Убедившись, что корреспондент увидел, убедился и усвоил, что клуб в Аш­Бузи явно не гармонирует с другими зданиями соцкультбыта и домами, добровольный «экскурсовод» выступил с другой инициативой.

— Давайте кое­куда еще съездим, тут недалеко, — предложил он.

Выехав за околицу, остановились, съехав с асфальта. Вышли.

— Видите село? — вытянул Наиль Ахмадуллович руку в сторону виднеющегося невдалеке населенного пункта. — Это Олуяз. До него — два километра вот по этой грунтовке. А дальше — прямой выезд на Казань.

И фермер показал на земляное полотно, лишь отдаленно напоминающее дорогу. Глиняное месиво, лужи, глубокие колеи…

— Зимой, когда расчищают, и летом в сухую погоду здесь еще можно проехать. А весной и осенью, в распутицу сюда лучше не соваться. И тогда тем, кто едет, к примеру, в столицу республики или в том направлении, приходится делать крюк длиной 28 километров. Как это вам?

Подумалось: а ведь действительно — на этом конце района населенных пунктов с десяток наберется: Большой Сардек, Кошкино, Адаево, Мамашир, Маскара и т.д. Здравый смысл подсказывает спрямить путь.

— Поможете решить вопрос — радость для здешнего населения большая будет, — констатировал фермер.

Наиль Абдуллин — человек незаурядный. Впрочем, как и весь род Абдуллиных. Его отец, Ахмадулла Сафиуллович, был кузнецом. Сначала — в здешнем колхозе «Коммунизмга», а выйдя на пенсию, не забросил любимую работу, построив собственную кузню. И еще два десятка лет его молот стучал о наковальню. А кто такой кузнец на селе? Первый человек. Фигура! Металлические полозья для саней, каркасы для входных ворот, подковы, казаны для плова, сохи, мотыги, тяпки, починка прохудившихся ведер, бочек…

— Отец никому не отказывал и много денег не брал, — замечает Наиль Ахмадуллович. — Он не стремился к богатству любой ценой, но и бедно мы не жили…

Можно себе представить, как любил свое дело сельский кузнец и как любил свою малую родину, какую добрую атмосферу создавала­ в семье его жена Миннафа Вафовна, если дочь и все четыре их сына­ остались жить в родной Аш­Бузи.

После окончания средней школы Наиль ушел в армию, служил в Германии наводчиком артиллерийской установки.

— Тогда те, кого в армию не брали, считались неполноценными, — смеется Наиль Ахмадуллович. — Поэтому нашим мальчишкам даже в голову не приходило, чтобы «откосить» от службы…

Ему предлагали остаться на контрактной службе — отличником был боевой и политической подготовки. Но солдата тянуло на родину. И он в положенный срок демобилизовался.

— Я двадцать два года проработал в колхозе «Коммунизмга» трактористом на тракторе ДТ­75, — рассказывает Наиль Ахмадуллович. — Хороший трактор, хорошая работа. Я любил свое дело…

Признаться, не часто доводилось слышать такие признания от механизаторов, да еще «гусеничников». Представьте себе: рокот, лязг, вибрация, да еще жара, пыль, не говоря уже про мазут. Это вам не на колесах ездить по асфальту. И вот это — любить?

Оказывается, можно. Потому что это еще прекрасная, цветущая, пусть не самая плодородная, но рожающая­ хлеб земля. И когда по этой натруженной за лето земле ты ведешь трактор с плугом, и черная пахота позади становится все шире и шире­, и при этом она ровная, как стол, а глубина вспашки точна такая, какую назвал агроном, ни на сантиметр не мельче, ты осознаешь, что это не просто гектары и заработанные рубли. Это еще и основа будущего урожая: вспаханная земля отдыхает, набирается сил, оздоравливается, впитывает продуктивную влагу летних и осенних до­ждей, и творителем это­го волшебства являешься ты. И тогда возникает непередаваемое чувство своей нужности и важности…

Но… Все это имеет место быть, если у тебя есть душа. Душа широ­кая, романтическая, вмещающая весь мир, все звезды, и натура, умею­щая удивляться, восхищаться­, любить. Вот он такой и есть — Наиль Абдуллин. С чуткой душой и широкой натурой. И жену себе выбрал под стать.

— Днем и ночью Наиль работал, — вспоминает супруга фермера Халиса Габдрафиковна. — Будто и не уставал.

— Настоящий трудяга, — говорит про отца и сын Радиф.

Наиль Ахмадуллович те годы вспоминает с теплом. Да и как иначе? Ведь это были лучшие годы. Трижды он признавался победителем соревнования трактористов района. Этим он гордится до сих пор.

…Фермерское хозяйство братья Абдуллины и еще двое их односельчан создали в 2002 году, когда в колхозе, переименованном в СХПК «Игенче», перестали давать зарплату. А в 2010­м Наиль Ахмадуллович стал работать самостоятельно, зарегистрировав собственное КФХ.

Фермер показывает свое хозяйство, будто стесняясь. Извиняется, что грязновато. Будто это он виноват, что наступает в деревне период­, когда весна растапливает снег, начинают бежать ручьи, земля набухает, появляется грязь… И до зеленой травы, до первого субботника в некоторых местах деревни бывает как бы не очень прибрано.

В КФХ 7 дойных коров, 3 нетели, больше десятка бычков. Это — сфера деятельности Радифа. Он каждый день встает в четыре часа, идет убираться, доить, кормить и поить животных. Каждая корова дает в среднем около 20 килограммов молока. Больше ста килограммов идет на продажу. И в этом большая заслуга молодого животновода.

Между прочим, молодняк Абдуллины покупали не в племхозяйстве — туда, по словам фермера, из­за дороговизны не подступишься. Брали нетелей и телок у населения, а сейчас выращивают сами. Получается неплохо.

Радиф не сразу включился в фермерское дело. Три года выезжал на «шабашки» в Казань на стройки. Деньги зарабатывал приличные, да не по нраву стал ему такой вот «цыганский» образ жизни. К тому же и сам труд был тяжелый — делать раствор, изготавливать бетонные блоки, заливать фундаменты…

— А здесь мне нравится, — говорит он, поправляя вилами рассыпанное сено возле кормушек. — Дело привычное, к тому же работаем на себя.

Радиф — женатый, супруга месяц назад родила сына, живут вместе с родителями.

Сам Наиль Абдуллович, хотя и приблизился к пенсионному воз­расту, руки в бока втыкать не собирается. Его амплуа — создание кормовой базы. Для этого в КФХ имеется 85 гектаров арендованных паевых земель, за каждый из которых он выделяет ежегодно по 3 центнера зерна и соломы вволю. Выращивает озимую рожь, ячмень, овес, кормосмесь, кукурузу на силос. А также понемногу многолетние травы, столовую и кормовую свеклу, морковь, лук­севок.

— Корма хорошие, качественные, — дает оценку отцовской работе сын. — У нас есть и сено, и сенаж, и силос, и концентраты, и солома. Кормим вволю…

Наиль Ахмадуллович берет на себя самые ответственные дела в растениеводстве: боронование, куль­тивацию, сев, уборку зерновых. А также трамбовку сенажной и силосной массы и сенокос. Средняя урожайность зерновых получается около 30 центнеров с гектара. И это результат высокой культуры земледелия, своевременного и качественного выполнения агроприемов.

Основную обработку почвы Абдуллин проводит с плугом. За годы предыдущей работы убедился, что лучше агроприема в их краях не придумано. Помнит, как в погоне за модой в хозяйствах попробовали применить поверхностную обработку, да через пару­тройку лет снова вернулись к классике.

— С трактором ДТ­75 я не расстаюсь и поныне, — говорит фермер. — Это в моей биографии уже пятый по счету трактор этой марки. На нем и пахать хорошо, да и на сев можно выезжать на 2­3 дня раньше, чем на колесном. А это — сбережение влаги.

Прошлый год Наиль Ахмадуллович объявил для себя годом плодородия почвы. И вывез на поля более 1800 тонн органических удобрений. Причем, не свежего навоза, а двух­трехгодичного, фактически перегноя. Добрая приправа для пашни получилась.

— Семена в этом году я купил в основном элитные и первой репродукции, а защищать посевы от вредителей и болезней мне помогает фермер Галиев, — открывает Наиль секреты солидных урожаев.

Сейчас в КФХ «Абдуллин Н.А.» идет посевная. Посеян ячмень, идет сев овса. Нынче фермер особенно старается, ведь кормов на следующую зиму потребуется больше. Он выиграл грант на строительство откормочника на 100 голов КРС и намерен поставить помещение, не откладывая «на завтра». Возле усадьбы лежит часть строительных материалов: половые доски, трубы, проплачены цемент, бутовый камень, песок…

Когда я по своей журналистской привычке спросил Наиля Абдуллина, каким ему видится вектор нашей жизни — вверх, вниз или вкривь­вкось, он ответил, признаться, довольно неожиданно:

— Настоящий коммунизм наступил только сейчас. Посмотрите, в магазинах все есть, даже взаймы дают, когда знают, что есть чем возвращать долг. Только работай, не ленись. И населенные пункты вон как преображаются — живи да радуйся. Это же счастье!

Так он сказал, когда мы с верши­ны холма, возвышающегося за околицей, любовались деревней, ее домами и улицами, облачающимися в нежную зелень окрестностями. И у меня, загруженного ежедневной интернетовской информационной мишурой, где правда густо замешана с ложью, будто с глаз пелена спала: а ведь какая красивая наша земля! И какие красивые люди на ней живут и трудятся!

 

Владимир Белосков.

На снимке:

фермер Наиль Абдуллин.

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"