Сельские проселки Гумерова

19 мая 2016

Сельский проселок… Два наезженных пыльных следа в траве тянутся вдаль, постепенно растворяясь на горизонте в мареве воздушных волн. Слева от проселка зеленеют всходы яровой пшеницы, справа — донника. В этой, созданной руками человека, нежной майской зелени есть волшебство, чарующая красота и привлекательность.

По этой наезженной машинами и колесными тракторами меже приближается человек. С непокрытой головой, в обычной крестьянской одежде — в той, в которой и в трактор садятся, и в моторе возятся. Достоверно известно, что этот человек не бедный: у него хороший дом, не дешевая машина, он объехал в своих путешествиях пол­мира. Но самое главное его богатство — и это тоже истина — вот тут, где он идет: и поле слева, и поле справа, и даже эта дорога. И еще небо, солнце и воздух! Все то, что дано человеку природой, что дано Богом. Так уж мир устроен: одни эту земную красоту и видят, и понимают, и умеют ценить, другие равнодушно скользят взглядом, будто не за что зацепиться.

Ильшат Гумеров, фермер из Алексеевского района… Профессор земледелия — так его называют коллеги. Называют за то, что он вот уже четверть века терпеливо, дотошно, без устали вникает в тайны природы, в секреты земледельческой науки и практики, делая для себя все новые и новые открытия. И без утайки делится всем познанным с теми, кому его знания интересны.

— У меня отец был трактористом, и он часто брал меня с собой на поля, — вспоминает Ильшат Нургалеевич. — Помню, как мы шли пешком и любовались желтеющей хлебной нивой, ковром цветущих многолетних трав, широкими блестящими листьями кукурузы. Как наслаждались лесной прохладой и родниковой водой…

Покойный Нургали абы лю­бил землю. И эту любовь унаследовал его старший сын. Как любящий мужчина постоянно думает о любимой женщине, так и фермер Ильшат Гумеров постоянно думает о земле. И в этих размышленьях о пашне, в работе на ней он видит и свое счастье, и свое предназначенье. И еще он думает об экономике: рассчитывает затраты, старается их оптимизировать. И эти мысли не просто занимают голову, но и приносят достойный результат.

Как­то Гумерову позвонил знакомый фермер из Башкортостана, спросил, нет ли возможности продать его картофель в Татарстане. Ильшат Нургалеевич спросил, сколько­ тот хочет получить выручки за килограмм. Тот ответил: минимум 8 рублей. А в это время оптом дороже 6 рублей за кило клубней никто в Татарс­тане не давал. «Но у меня же себестоимость 7 рублей», — чуть не плача завздыхал башкирский фермер. Гумерову оставалось только посочувствовать коллеге. А вечером он с супругой Венерой сел за расчеты: стало любопытно, какие же затраты несет их хозяйство на килограмм произведенного картофеля. И выш­ло — 3 рубля 70 копеек. С такой себестоимостью рыночные передряги фермеру не страшны: КФХ Гумерова ус­пешно конкурирует на рынке с другими производителями «второго хлеба» и при этом получает весомую прибыль.

— Вот некоторые в погоне­ за так называемыми высокими технологиями начинают оснащаться дорогой им­портной техникой, при этом влезая в кредиты, в долги, а по осени умываясь слезами, потому что прибыли — ноль, — размышляет Ильшат. —  И это еще в лучшем случае. Я же тактику действий строю из целесообразности, с учетом рыночной конъюнктуры, с ориентиром на конечный результат…

На практике это выглядит так. Весной, как известно, требуется сортировка имеющегося в складе картофеля: часть идет на продажу, часть — на семена, самый мелкий — на корм скоту. У Гумерова скота нет, он отдает его населению.

Так вот: у фермера есть механическая сортировка. Он мог бы ее задействовать. Но он знает: в округе, в ближайших селах и деревнях живут женщины, которые весной обязательно попросятся к нему на работу, на переборку картошки. Естественно, в желании заработать. «Что же мне, отказывать им, ссылаясь на механизацию, на прогресс? — задается вопросом Гумеров. — Я этого сделать не могу. Я их принимаю. Они работают, получают деньги, которые для семейного бюджета оказываются не лишними. Им хорошо и мне выгодно, ибо не надо расходовать дорогостоящую электроэнергию на работу сортировки, тратиться на зарплату оператору. Возможно, придет время, когда на работу ко мне никто не попросится, вот тогда я запущу сортировку…­»

Ильшат Гумеров любит выступать, делиться опытом. На съездах, конференциях и семинарах­совещаниях его часто приглашают на трибуну. Но еще больше он любит учиться и творить. Вот уже 25 лет он фермерствует, занимаясь исключительно растениеводством. Казалось бы, а как с органикой? Земля же должна воспроизводить свое плодородие! А как это сделать без навоза?

А помните донник, о котором мы упомянули в начале этого очерка? Вот она, органика. Донник — «король» сидеральных культур, — заявляет Ильшат Гумеров. Вырастет центнеров 200­250 зеленой массы на гектаре, и фермер скосит ее, измельчит и запашет. Считай, на 3­4 года этой заправки данному полю хватит.

Гумерова нельзя назвать приверженцем исключительно биологических методов в работе с полем. В прошлом году, например, он, практикующий в основном поверхностную обработку­ почвы, решил 350­гек­тарное поле под яровую пшеницу вспахать. Тут же полезли сорняки: это «законсервированные» в почве, на глубине вспашки, семена сорняков пробудились и дали всходы и начало «зеленому пожару». Что тут делать? Спасет только «скорая помощь» — гербициды!

— Постоянно учишься и постоянно совершаешь ка­кие­то ошибки, — говорит фермер. — Но это же земля — ее загадки будешь разгадывать бесконечно, пока живешь, и все равно в полной мере все не познаешь.

У Ильшата Гумерова в собственности и аренде 638 гектаров земли. Выращивает зерновые, картофель и капусту. Пшеницы и ячменя, в зависимости от погодных условий, получает по 25­35 центнеров с гектара. А картофеля и капусты, благодаря построенной с помощью государства системе мелиорации, соответственно 300­400 и 700­800 центнеров. Имея достаточно складов, не сдает продукцию по дешевке, а выбирает момент для продажи более подходящий. Вырученного ему и его семье на жизнь хватает.

…Для любого отца, достигшего в своем деле определенного мастерства, большая радость, если кто­то из сыновей идет по его стопам и тоже добивается высоких результатов. По дороге, выбранной Ильшатом Нургалеевичем, сейчас идет его старший сын Ильдар. Как это бывает у сельских мальчишек, Ильдар с детства познал, что такое крестьянский труд: постоянно участвовал в уборке картофеля и капусты в фермерском хозяйстве отца, в вывозке продукции с полей…

— А между делом освоил важную и нужную профессию грузчика, — добавляет с улыбкой Ильдар.

Он очно окончил Казанский государственный аграрный университет, получив специальность ученого агронома, все каникулы трудясь у отца. Служил в армии, а по возвращении примерно через год создал свое крестьянско­фермерское хозяйство, попросив у отца участок за Мокрыми Курналями, превращенный в пустырь и свалку мусора. Здесь, в прибрежной зоне Камы в собственности Ильшата Нургалеевича имеется земельный участок, сформированный еще в начале ­90­х­ из паевых наделов родственников. Расчистив территорию, 6 гектаров Ильдар отвел под картофель, а 5 — под капусту. Еще 17 гектарами временно, по договоренности, пока пользуется здешний колхоз «Родина».

Родители часто не замеча­ют, как вырастают, крепчают и становятся самостоятельными дети. Вот и о старшем сыне Ильшат Нургалеевич говорит так, будто тот все еще под крылом отца. А Ильдар, хотя иной раз и пользуется отцовской техникой, все же хозяин уже вполне сформировавшийся. У него с женой Альбиной в райцентре свой дом, собственный магазин, а в Мокрых Курналях — производственная база с ангаром, теплицей. Имеются «газель» для грузоперевозок, тракторы, культиваторы, сеялки, грузовик и т.д. И на жизнь себе супруги зарабатывают сами. И от души радуются, когда старшая 5­летняя дочь Алина увлеченно рассматривает в теплице зеленые всходы растений, пытается помогать в поливе.

— Мне нравится быть фермером, — говорит Ильдар, — тут и чувство хозяина есть, и большое разнообразие разных ситуаций, в которых нужно быстро ориентироваться и принимать решения, а значит, не заскучаешь. Ну и сама природа радует: люблю поля, всходы, спелую хлебную ниву, лес в округе…

Перед встречей с Ильдаром Ильшат Нургалеевич предупредил:

— Вы ведь знаете, что у меня супруга, Венера Рашитовна, не любит ни интервью давать, ни фотографироваться. Вот и Ильдар такой же…

Оказалось, все это не совсем так. Ильдар так рассказал о своей работе, о своем отношении к фермерскому труду, что хоть сейчас можно выдвигать его в депутаты.

А что, может быть, так оно и будет?

 

Владимир Белосков.

На снимках: фермер Иль­шат Гумеров; сын фермера Ильдар.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"