Слепили из того, что было...

15 октября 2015

Как это ни грустно, но сегодня среди женского населения Татарстана, России и всего мира первое место среди онкологических патологий занимает рак молочной железы. Нередко по этой причине, чтобы спасти жизнь, пациентке приходится удалять грудь. Многие не идут на этот шаг — стыдятся физического уродства, не желают переживать глубокую психологическую травму.

Эту историю (совершенно реальную) мне рассказал житель села Балтаси, попросив не называть настоящих имен. Несколько лет назад супруга этого человека — назовем ее Халида — обнаружила в молочной железе уплотнение. Сначала не придала этому особого значения, но опухоль росла, появились выделения. А тут одна из родственниц неожиданно умерла от рака. Пошла Халида к врачу, диагноз оказался неутешительным. Рыдая, женщина обо всем рассказала мужу. Вместе приняли решение: удалять грудь, а потом — будет видно. Операция (по­ научному — мастэктомия) прошла удачно — Халида воспрянула духом, тем более, что муж ее оказался не просто любящим супругом, но исключительно порядочным человеком, а ведь по статистике в Европе по этой причине распадается 70 процентов браков. Врачи посоветовали восстановить грудь — провести операцию по ее реконструкции. Причем, предложили в качестве материала не имплант, а «собственный» лоскут со спины. Все медицинские показания были «за», Халида одного лишь боялась, что денег на такую операцию не хватит. Но ее сделали бесплатно — есть такое право согласно нормам обязательного медицинского страхования (ОМС). Хотя потом пришлось немного потратиться на дополнительное лечение и реабилитацию. Сегодня Халида живет полноценной жизнью, воспитывает внуков, занимается домашним хозяйством. Благодарит судьбу за преданность близких, профессионализм татарстанских хирургов и заботу государства.

Увы, не всем так везет, не у всех хватает смелости, поддержки родственников, а порой элементарных знаний, чтобы пройти этот нелегкий путь. И особенно это касается вечно занятых, часто надеющихся на «авось», на то, что «само рассосется» сельских жительниц. И даже когда диагноз поставлен и надо срочно «резать», многие тянут с решением, тяжело переживая будущее физическое уродство. Есть и такие, кто вовсе отвергает операцию, предпочитая в муках дожидаться смерти, чем оказаться без молочных желез, в статусе инвалида, на которого будут пальцем показывать…

Ни в коем случае, считают врачи, нельзя давать ход таким мыслям, опускать руки, потому что выход есть — это реконструкция частично или полностью утраченных молочных желез. Причем, современная медицина в этом плане творит чудеса.

О достижениях пластических хирургов­онкологов, способных после мастэктомии сделать вашу грудь, как новенькую, шла речь в Казани 8­10 октября на лекциях и практических мастер­классах Международного онкоконгресса. Лучшие специалисты Европы делились опытом и достижениями по реконструкции молочных желез. Всего их собралось около 400 человек, среди них 94 доктора наук, более 70 профессоров из разных стран мира. Есть чем гордиться в этой области и Татарстану — показателен опыт врача­онколога маммологического отделения ГАУЗ «Республиканский онкологический диспансер МЗ РТ», президента Международной ассоциации пластических хирургов и онкологов, профессора Артура Исмагилова.

Интерес к симпозиуму в Казани был огромный, об этом говорит и тот факт, что уже за две недели до его открытия была прекращена регистрация.

— То есть, лимит свободных мест был исчерпан, и это небывалый случай, — так прокомментировал ситуацию, давая интервью журналистам на пресс­конференции, главный онколог РТ и Приволжского федерального округа, доктор медицинских наук, профессор Рустем Хасанов. — В Казани эта специализация на достаточно высоком уровне, у нас очень хорошие врачи, есть значительные достижения в области реконструктивной                       хирургии. В Республиканском онкодиспансере работает отделение по лечению рака молочной железы. Замечу, что важна не только эстетическая сторона пластической медицины. Долгие годы онкология считалась органоуносящей отраслью медицины — то есть, практиковалось агрессивное хирургическое вмешательство, чтобы остановить развитие рака в организме. Но если, например, удаляли пищевод, его затем обязательно восстанавливали, делая пластику из элементов толстой кишки, желудка. Чтобы человек мог питаться, жить. А молочная железа…вроде как бы и без нее можно. И лишь сегодня пришло понимание, что это не только физическое уродство, но и мощная психологическая травма, пережить которую многие пациентки порой не способны. Между тем, в республике значительно улучшилась ранняя диагностика и вообще диагностика за последние десять лет. При раке молочной железы свыше 65 процентов пациенток выявляются на ранних стадиях. Это значит — небольшие операции, восстановление груди. Появились новые возможности, другие условия, современные операционные, маломестные палаты.

— Конгресс чрезвычайно актуален, даст толчок развитию отрасли, — высказал свое мнение доктор из Милана Мауризио Нава, считающийся в Европе одним из лучших специалистов по реконструкции молочной железы. — Нам интересна казанская школа онкологов, их достижения в реконструктивно­пластической хирургии. Кстати, я уже не первый раз в Казани. И нынче отложил в сторону важные дела, чтобы приехать сюда.

Интересен такой факт: в Татарстане лишь 20 процентов женщин после мастэктомии восстанавливают утраченную молочную железу. А что же другие 80 процентов, и как с этой статистикой в Европе? Оказывается, примерно так же, как у нас. Британский профессор Дж.Фар­хади посетовал, что недостаточна пропаганда, люди мало осведомлены о достижениях современной хирургии по реконструкции груди, различных методиках, безопасности такой операции. И этот аспект надо усилить с помощью прессы.

 

Людмила КАРТАШОВА.

На снимке: во время работы конгресса по маммопластике в Казани.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"