Всходы новых надежд

15 июня 2017

Мы пообещали нашим читателям отслеживать развитие событий в ООО «Овощевод» Зеленодольского района, где идет самая настоящая борьба за власть, о чем рассказали в двух публикациях — «Победили, чтобы жить» («Земля-землица», №10 от 17 марта 2016 г.) и «Кто захватил ферму?» («Земля-землица», №3 от 26 января 2017 г.) И вот — новая поездка нашего специального корреспондента в Айшу — центральную усадьбу хозяйства.

Прежде всего, почему мы уделяем столь пристальное внимание событиям в данном сельхозпредприятии? Отвечаем. Не потому, что мы против капитализма и приватизации руководством сельхозпредприятий коллективного имущества. Если все делается по закону и результатом приватизации является положительная динамика развития хозяйства, его финансовой устойчивости, рост заработной платы работников и согласие с проводимой реорганизацией большинства из них, — как говорится, ради Бога. Но в «Овощеводе» все пошло не так.

Варис Идиятуллин много лет возглавлял «Овощевод», и хозяйство это под его руководством славилось высокими урожаями в полеводстве и овощеводстве, как и солидной продуктивностью скота. Для работников строилось жилье, кроме зарплаты выделялся ощутимый соцпакет.

Но начались рыночные преобразования, и сельхозпредприятие заштормило. Волны рыночной стихии стали вырывать из рук аксакала штурвал управления. Как ни старался Идиятуллин, а он стал путем реорганизации владельцем почти 50% имущества сельхозпредприятия, предотвратить развал не получалось. Сперва начался упадок в тепличном хозяйстве, затем без ремонта стали ветшать коровники и телятники. А затем начали зарастать сорняками и поля: это жители Айши и соседних деревень стали избавляться от земельных долей, доставшихся им в ходе реформирования земельных отношений. Может быть, именно видя развал хозяйства, многие сельчане отдали свои свидетельства на землю буквально за копейки, тогда как сегодня в этой пригородной зоне одна сотка стоит до 100 тыс. рублей. Кому отдавали? Вопрос не простой, в таких сделках свидетелей не бывает. Одно известно: люди чувствуют себя обманутыми. И обман этот связывают в значительной степени с именем Вариса Идиятуллина.

— Мы какое­то время еще терпели, — рассказывает ветеран хозяйства Петр Новиков. — Но когда пожилой и, видимо, уставший директор передал бразды правления своей снохе, которая людей за людей не считала, наше терпение лопнуло. И мы обратились в суд.

Арбитражный суд РТ рассмотрел иск айшинцев по существу и принял решение считать собрание КП «Овощевод» от 2 июля 2012 года неправомочным, его решение отменил и постановил поделить имущество сельхозпредприятия на 75 равных долей — в соответствии с количеством членов трудового коллектива. Каждому досталось по 1,33 доли. Все они стали собственниками общего имущества хозяйства.

Кстати, не обделили и Вариса Идия­туллина. И он наделен 1,33 доли. Так была восстановлена социальная справедливость. Собранием собственников новым директором был избран главный агроном хозяйства Ильшат Сабирзянов.

Работники «Овощевода», став хозяевами сельхозпредприятия, встрепенулись. Хотя был конец лета, они успели нормально подготовиться к зимовке скота и провели ее достойно. Без кредитов восстановили изря­дно износившуюся технику, а арендовав более 1000 гектаров пашни, организованно провели посевную кампанию, уборку. И вообще весь прошлый год прошел в «Овощеводе» в ритме созидательного труда. Были капитально отремонтированы коровник на 200 голов, две силосные­ траншеи на 3000 тонн, зерносклад на 1500 тонн. Еще в трех коровниках был проведен текущий ремонт. Подведены под крышу два сенных склада на 1000 тонн, и все заготовленное на текущую зиму сено было убрано в помещения. Практически из металлолома восстановили два комбайна «Дон­1500», 10 колесных тракторов, 4 «Камаза», парк прицепных сельскохозяйственных машин, сцепки и бороны. Увеличилось поголовье крупного рогатого скота на 60 голов, было посеяно 450 гектаров озимых культур, еще на 600 гектарах поднята зябь под сев яровых культур. Только за счет увеличения продажи молока хозяйство в прошлом году заработало дополнительно 5 миллионов рублей.

И такой народный энтузиазм понятен: когда все по справедливости, — и напрягаться, и работать можно. Тем более, что на 15 процентов была увеличена среднемесячная заработная плата, которая в 2016 году составила 18780 рублей. Новый директор оправдал надежды, не потянул одеяло на себя: его оклад — 30 тысяч рублей. По нынешним временам очень даже скромно для руководителя.

Однако после рейдерского захвата сельхозпредприятия 16 декабря 2016 года неизвестными и отстранения от руководства Ильшата Сабирзянова начался новый виток противостояния. Снова начались суды…

И вот мы снова в «Овощеводе», беседуем с Ильшатом Сабирзяновым­.

— 11 марта состоялось общее собрание работников хозяйства, и меня вновь избрали директором, — рассказывает он. — Я сделал отчет о проделанной в прошлом году работе, обозначил приоритеты дальнейшего развития хозяйства — в сторону развития животноводства. Но ситуация далека от нормальной: территория машинно­тракторного парка находится под вневедомственной охраной, которая не понятно кому подчиняется. Во всяком случае, меня в контору не пускают. А родственники Идиятуллина продолжают судиться, отстаивая итоги «прихватизации».

…Мы с директором едем по проселочной дороге. Цель — посмотреть, как идут дела в хозяйстве. Вот поле озимой пшеницы. На нем — два яруса всходов. Верхний, редкий, — видовая примесь, нижний, ковром, — сама пшеница.

— Зима была теплой, растения под снегом дышали, расходовали сахара, и весной их состояние было неважным, — рассказывает Ильшат Калимуллович, работавший в «Овощеводе» много лет главным агрономом. — Но нас поддержал Минсельхозпрод РТ, выделив минеральные удобрения. Мы вовремя подкормили посевы, и, считай, этим спасли озимую пшеницу.

Едем дальше, спускаемся к пойменным землям. И тут — картина иная: зеленое море озимой ржи, поднявшейся до колена, уже колосится и радует глаз густым стеблестоем.

— Виды на урожай здесь хорошие, — соглашается директор. — Не зря старались — с осени подняли полтысячи гектаров залежных земель, оформленных нами в аренду, а весной посевы подкормили.

Мы осмотрели три поля озимой ржи, и везде состояние культурных растений обнадеживает.

Доволен этим обстоятельством и главный агроном хозяйства Ришат Сабирзянов — сын директора­. Ведь он не только выполнял свои прямые обязанности, но и, когда появилась необходимость, осенью сел за рычаги трактора и поднимал на одном из полей зябь.

Еще несколько минут езды, и мы на кукурузном поле. На всем обозримом его пространстве — черная пахота.

— Кукурузу мы сеем на силос, в этом году весна припозднилась, погода была холодная, и мы отодвинули сев этой теплолюбивой культуры на третью декаду мая, — поясняет Ильшат Калимуллович. — Вот здесь — самый поздний посев — начала июня.

Мы сделали несколько шагов по полю, и директор, наклонившись, в одном месте ладонью разгреб верхний слой почвы. Обнажилось кукурузное семя с проростком. Снова присыпав его землей, Сабирзянов удовлетворенно сказал:

— Думаю, что всходы будут нормальными.

А еще через пять минут мы были уже на другом кукурузном поле — самого первого срока сева. Видно, что еще в прошлом году здесь была целина — по всей поверхности лежали измельченные, но не разделанные до конца куски дерна. А среди них виднелись ровные рядки всходов.

…Осматривая угодья, я поймал себя на мысли, что вижу результаты ответственного, хозяйского отношения к делу. Налицо был не шаблонный, не казенный подход к решению головоломок, которые в этом году преподнесла земледельцам весна. В тех результатах, которые видны на полях «Овощевода» — безусловно, пока промежуточных, заключены и анализ, и агрономическая мысль, и определенная смелость, и напряженная работа.

…Дальше наш маршрут пролег в летний животноводческий лагерь. Он расположен недалеко от Айши, в живописном месте. Вот огороженная территория лагеря, вдоль ограды — кормушки, автопоилки, перед ними — лента бетонных плит, чтобы коровы после дождей не утопали в грязи. Места для доения находились под навесом — здесь было чисто прибрано и подметено.

В лагере было пустынно — все буренки в это время паслись на пастбище. Только племенной бык­производитель одиноко стоял в своем стойле, слегка пробуя на прочность ограждение.

Здесь мы встретили двух доярок — Елену Егорову и Мухаббат Юнусову. Они мыли доильные аппараты.

— У нас 350 коров, в сутки надаиваем от каждой в среднем по 15,1 кг молока, — стал рассказывать директор. — Это на килограмм меньше прошлогоднего — затянувшаяся нервотрепка сказывается на работе, но уверен, что мы все преодолеем. Все суды мы сейчас выигрываем, просто нужно время.

То, что 15 кг молока от коровы в сутки — не предел для хозяйства, говорит качественный питательный комбикорм в лагерном складе. Он состоит из пяти компонентов — измельченного зерна кукурузы, пшеницы, ржи, гороха и ячменя. То есть, днем коров пасут, а вечером они получают еще и подкормку. Все по науке.

Он похвалил встреченных нами доярок.

— Сейчас больше всех доит Мухаббат — от 50 коров получает 800 литров молока. А зимой лидировала Елена. Кстати, она — тоже собственница имущества хозяйства, давно работает в «Овощеводе». Можете с ней поговорить.

Егорова посетовала на ту неопределенность, которая создалась в хозяйстве. И пожелала, чтобы все это поскорее закончилось.

— У нас уже с осени не было собрания животноводов, — сказала Мухаббат. — А ведь хочется и узнать, как дела, и получить подарочки за хорошую работу, услышать добрые слова…

Директор согласно кивнул:

— Да, обязательно такие собрания будем проводить…

Его беспокоит еще и то, что в мехпарке, находящемся под вневедомственной охраной, уже разрезали на металлолом 8 автомобилей. Пусть старых, выработавших свой амортизационный срок. Но ведь восстановили же два «Дона», считай, из металлолома. Когда у людей появляется интерес к работе, они и горы готовы свернуть.

Ну что ж, остается надеяться, что скоро в «Овощеводе» все встанет на свои места.

 

Владимир Белосков.

На снимках: И.Сабирзянов с сыном на поле озимой ржи; доярки Е.Егорова и М.Юнусова.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Разное"

Комментарии: