Фермерский почерк

17 августа 2017

За околицей села Малый Красный Яр Алексеевского района рокочут комбайны. Три агрегата ведут подбор валков озимой пшеницы. Валки мощные, объемистые. Измельченная солома из копнителей полосами рассыпается на высокую стерню. Это ведут жатву комбайнеры­ крестьянско-фермерского хозяйства «Козин Н.М.». Им предстоит обмолотить 710 гектаров зерновых культур.

Посреди поля стоит бортовой «Камаз» — самосвал, кузов наполовину заполнен зерном. За рулем­ — сам глава КФХ Николай Козин.

— Помните это поле? Сюда мы с вами прошлым летом заезжали, — спрашивает меня глава КФХ Николай Козин. — Вот сейчас мы с него собираем по 47­48 центнеров зерна с гектара.

Ну как же не помнить? Здесь было поле чистого пара. Вспаханное плугом с отвалом, чистое от сорняков. Здесь фермер и размес­тил озимую пшеницу. Посеял в оптимальные сроки — 5 сентября, семена были качественные, элитные, сорт — «Скипетр». Весной заборонил. Удобрений, правда, не вносил — деньги частично «сгоре­ли» в «Татфонбанке», частично — в декабрьском пожаре на складе. Сделал обработку против сорняков­. С вредителями и болезнями­ бороться не пришлось — правильная­ агротехника сделала свое дело.

И вот сейчас на току КФХ — целая гора зерна.

— Пусть пару­тройку дней полежит пшеничка, доберет клейковины, затем сделаю анализ на качество, — говорит Николай. — Рассчитываю продать, как ценную.

На току работает бригада женщин. Самая опытная — Светлана Асекретова, она уже лет десять летом на току трудится, знает, что к чему. Подсказывает подругам. А что главное? Чтобы зерно не грелось. А значит, подрабатывать его надо, перегонять, перелопачивать. Конечно, если из зерна течет вода — двигай не двигай, бесполезно, хлеб не спасти. Но Николай Козин, хотя фермер и молодой, но опытный. Он ведет уборку раздельным способом, и сейчас зерно с поля поступает влажностью 14,5% — почти сухое. Это, конечно, и результат эффективной работы против сорняков — хлеба у фермера чистые.

К жатве Николай Михайлович готовился основательно. Чтобы не попасть на мошенников, за оригинальными запчастями для комбайнов ездил в Набережные Челны. Купил подороже, чем в широком доступе на рынке, зато уверен — техника не подведет. ГСМ тоже завез достаточно — на всю уборку хватит, масел — тоже.

Николай Козин — один из тех, про которых говорят: на них земля держится. Таких похвалой не сглазишь: он все делает грамотно, расчетливо, основательно. И даже те форс­мажоры, которые, наверное, выпадают на долю каждого фермера, он выдерживает стойко, даже героически, смотря вперед с оптимизмом, строя все новые и новые интересные проекты. Да и как может быть иначе, если он своим хлеборобским делом живет, если каждый день — то на комбайне, то на «Камазе», то на току: варится в этом уборочном котле, собственным «горбом» чувствует пульс страды. Да и высшее агрономическое образование с красным дипломом для фермера — как ветер в паруса. Сама земля, похоже, чувствует присутствие настоящего хозяина и откликается щедрой отдачей.

— Помните 100­гектарное люцерновое поле с клевером? Почти с меня ростом вымахали травы. Еле убрали, — радуется Николай. — У нас с пайщиками договор — плачу­ за каждый гектар по 1000 рублей. Такой урожай — как нельзя кстати­, ведь многие предпочитают арендную плату в виде зерна и сена.

Со стратегией у него тоже все в порядке: если зерно нынче окажется дешевым, выручит подсолнечник на маслосемена. Семечки нынче в цене. 200 гектаров посеял­ его дальновидный фермер. Загодя приобрел сеялку точного высева, трактор, вовремя посеял гибри­дными семенами от надежного­ поставщика, через три недели после всходов провел междурядную обработку опять­таки заблаговремен­но купленной ротационной бороной­мотыгой. И сейчас со всем основанием, хотя, понятное дело, и не без волнения, ожидает приличный урожай. И хотя в цехе под открытым небом судьба урожая находится в божьих руках, для настоящего хозяина очень важно сказать самому себе: я сделал все что мог.

Для формирования урожая будущего года в КФХ «Козин Н.М.» тоже сделан надежный задел — подготовлено 200 ­гектарное поле чистого пара и переходящий фонд семян.

Мы встретились также с главой КФХ «Гумеров И.Н.» Алексеевского района Ильшатом Гумеровым и попросили его прокомментировать ход нынешней жатвы:

— Год очень благоприятный для роста и развития сельскохозяйст­венных культур. Выращен великолепный урожай, какого наша алексеевская земля давно не видела. Особенностью этого года является то, что к уборке хлебов мы приступили с опозданием примерно на двадцать дней из­за более медленного, чем обычно, роста и созревания зерновых и зернобобовых культур. Главная задача сейчас — мобилизоваться и убрать урожай. Техника у нас отремонтирована.

Печалит тот факт, что закупочная цена на ячмень в настоящее время — 5 рублей за килограмм, на ценную пшеницу — 5 рублей 50 копеек. Поэтому нашим надеждам финансово подкрепиться, обновить технику, похоже, сбыться не суждено. Государство от регулирования ситуации самоустранилось, бал на рынке правят оптовики. Хотя мы, сельхозпроизводители, вправе ожи­дать, что при падении цены на пшеницу ниже, допустим, 7 рублей включится механизм государственной интервенции­ зерна. Пока этого мы не видим, так что в наваре, похоже, нынче будут посредники, а не сельхозпроизводители. Сельчанин — эта лошадь, которая формирует бюджет страны. Но лошадь уже полудохлая и она может не выдержать.

Некоторые говорят, что мы компенсируем падение цен на хлеб большим урожаем. Но это только теория. По факту же случаются загадочные явления. В прошлом году, например, урожай в республике был средний, а цены­то на хлеб тоже были низкие — на уровне себестоимости.

В одном аграрном издании опубликована информация, что рентабельность производства зерна в целом по России составляет 4%. Что это такое? А это означает одно — надо бросать это неблагодарное дело и вкладывать деньги, если они есть, в банк. Там можно получать сейчас 8% годовых. Вкладывай, отдыхай на Канарах и живи на эти проценты. Абсурд? Увы, но положение дел такое. И над ним должны задуматься те, кому положено.

Но фермеры — крепкие люди. Мы сами трудимся на земле и хотим, чтобы и наши дети шли по нашим стопам, уважали и любили крестьянский труд. Фермеры — не инвесторы, для тех главная цель — в среднесрочном плане извлечь из аграрного бизнеса выгоду, а потом сбежать. Вот только какая выгода при рентабельности 4%? Это вопрос, поэтому не совсем понятно, что их держит в аграрном секторе.

Что касается нашего хозяйства конкретно, каких­то особых проблем с уборкой у нас нет. Имеем четыре молотящих комбайна, все они на ходу, нагрузка на каждый 125 гектаров. Сейчас обмолачиваем ячмень, сдаем его пока на Спасский элеватор, так как даже наша мощная база хранения и вспомогательные помещения не вместят все зерно.

Тем не менее, как я подсчитал, тех денег, которые мы предполагаем выручить от продажи зерна, не хватит, чтобы купить хотя бы один нормальный комбайн типа «Акрос».

 

Тимофей ТРОИЦКИЙ.

На снимках: (на 1 стр.) фермер Николай Козин;  идет обмолот хлебных валков; «Камаз» на разгрузке; на току работницы С.Асекретова и З.Корнева.

Вернуться в раздел "В номер!"

Комментарии: