На лугу пасутся…

30 мая 2019

Владимир Белосков

В пойме реки Казанка мирно пасется стадо коров. Трава нынче густая, сочная. Прошедшие дожди и вернувшееся, наконец, тепло делают свое дело. Коровы упитанные, бока блестят. И — чистые. Впечатление такое, что пастбищный период у них начался, по крайней мере, месяц назад.

— Пригнали мы буренок в летний лагерь 22 мая, — говорит директор ООО АФ «Казанка» Айдар Сабиров. — Просто дольше держать их на ферме уже сил не было: они начали во время моциона ломать ограждение, рваться на луг — инстинкт. А чистые они от того­, что мы купили станок по производ­ству опилок, так что коровы теперь­ в стойловый период каждый день ложатся на свежую подстилку.

Всего неделя, а надои уже уверенно идут вверх. На пятый день — уже плюс 200 литров. А как же пресловутый переходный период?

— У нас сейчас 314 дойных коров, — рассказывает Айдар Сабиров. — В первый день из­за изменения рациона кормления мы потеряли 150 литров молока, но на второй уже начался рост, и потеря в надое относительно конца стойлового периода снизилась до 50 литров. А на третий день мы уже радовались тем преимуществам, которые дают свежий воздух, витаминные пастбищные корма, моцион…

Минимизировать спад молока в переходный период позволила недельная подкормка коров се­нажом.

Ах, что может быть питательней, вкуснее и полезней лугового разнотравья начала лета! Коровы прямо­таки наслаждаются этим пиршеством, с хрустом хватают массу полный рот и, не пережевы­вая, глотают, чтобы тут же наполнить его снова и снова. Не жарко, оводы еще власть не захватили, и буренкам ничто не мешает потреблять столько витаминной зелени, сколько они хотят.

Два пастуха присматривают за стадом. Один, Рифкат Гильмутдинов, на лошади, другой, Ренат Бариев, на своих двоих.

Рифкат немногословен, но кое­что о его работе выяснить удалось. Утренняя дойка заканчивается в лагере полвосьмого, после чего стадо выгоняется на пастбище. И — до 16.30. В 17 ч. начинается ве­черняя дойка, и в 19.30 ч. коровы снова направляются на пастбище. И пасутся до 22­22.30 ч. После чего загоняются на карду на ночной отдых. Оба пастуха опытные, дело свое знают.

Все дойное поголовье разделено на два стада, чтобы на пастбище не было толкотни, и чтобы трава не вытаптывалась. Им выделено по 150 га пастбищ по обе стороны лагеря.

Летний животноводческий лагерь в «Казанке» — загляденье. Построенный на юго­восточном склоне, с обширной территорией, он хорошо прогревается солнцем, а потому чистый, не заболоченный, как это иногда бывает в иных хозяйствах. Да и навоз здесь убирают регулярно, не накапливая возле ферм и не откладывая в долгий ящик. Его сразу буртуют, а годичный перегной вывозят на чистые пары.

А какие условия для доярок и коров! Коровы доятся в закрытом помещении, так что ни ветер, ни дождь, ни гнус не страшны. Посре­дине — бетонированный пол — можно ходить хоть в тапочках. Доильные аппараты, как и положено, чистые, дезинфицирующих и моющих средств достаточно. В каждом доильном станке в корму­шке — концентраты, как дополни­тельный стимул буренкам зайти на дойку. Их в сутки дают по 1,5­3 кг в зависимости от продуктивности коров. Дифференцируют фураж сами доярки, за каждой из которых закреплено по 45 коров.

В центре доильного помещения — молочный блок с танком­охладителем молока. Сразу в ходе дойки охлажденное до 4 градусов молоко дольше сохраняет свою свежесть и свойства. Переработчики такое берут с удовольствием.

А вот домик для техника­осеменатора, это — бытовое помещение для животноводов, здесь — боксы для новорожденных телят. И в лагере, и на пастбище налажено бесперебойное водопоение. А вон строительная бригада торопится построить на кардах еще и навесы — на случай дождя или града. И еще на огороженной металлическими конструкциями территории лагеря — огромный запас соломы, несколько ометов.

И вот какой еще технологичес­кий момент бросился в глаза. Для каждого гурта оборудован свой так называемый «отсекатель» — огороженная территория, куда направляются глубокостельные коровы и те животные, которым требуется ветеринарная помощь. В общем, все тут продумано до мелочей.

— Летне­лагерное содержание коров позволяет хозяйству не только снижать себестоимость молока благодаря дешевым пастбищным кормам, но и увеличивать производство молока в летний период, — говорит директор. — Кроме того, это и профилактика копытных болезней, стимулирование активного физиологического состояния. Кроме того, за лето мы спокойно отремонтируем и продезинфицируем коровники.

Когда вникаешь в работу летнего животноводческого лагеря в «Казанке», возникает стойкое ощу­щение, что руководитель хозяйства не просто применяет знания, полученные на вузовской скамье, а всеми фибрами души чувствует, что нужно животным и как создать им необходимые условия. Что надо, чтобы доярки не нервничали. И «ларчик открылся просто»: Айдар, как оказалось, из семьи животноводов, после 4 класса в летние каникулы он уже работал пастухом, получая зарплату 120 рублей в месяц. Для 90­х годов это были для сельской семьи неплохие деньги.

И вот что важно. Иных сельских ребят нелегкие пастушьи будни раз и навсегда отталкивают и от фермы, и от села, и они песчинками распыляются по серым кварталам городов.

Но некоторые, поцелованные Богом, зацепляются душой за малую родину, за поле и ферму и находят здесь себе усладу. Когда работа по душе, ни ранние побудки, ни длинный рабочий день от зари до зари, ни многочисленные производственные проблемы, которые надо решать здесь и сейчас, не кажутся гирями на ногах.

К тому же Айдар — руководитель вдумчивый и не чопорный, он уважительно относится к людям. Когда я высказал намерение поговорить с кем­нибудь из доярок, а время было 9 часов утра, он ответил так:

— Они сейчас спят, их лучше не беспокоить. Встают рано, в три утра. Вечером — снова на дойку…

— Что, и директор им не указ? — спрашиваю.

— Они сами себе директора, — отвечает Сабиров. — Каждый на своем месте сам себе директор, каждый отвечает за свою работу…

Надо сказать, много чего в ООО АФ «Казанка» делается расчетливо, по­умному. Хотя кому­то может показаться, что работают здесь по старинке, но это как раз тот случай, когда победителей не судят. Рост отдачи дойного стада в ООО АФ «Казанка» не просто удивляет, а поражает. Еще бы! В 2017 году в ходе реформирования этому обществу были переданы 314 коров по бумагам, а фактически меньше от бывшего агрохолдинга «Вамин». И давали заморенные животные в сутки на всех 465 литров молока. То есть по 1,5 литра от каждой буренки. Из­за такой своей изможденности в первый год осеменилось лишь 38% коров. И вот прошло лишь два года, а суточные надои буренок увеличились уже до 14,5 кг, а эффективное оплодотворение составляет 75%.

— В июле мы начнем получать приплод уже от собст­венных нетелей, — делится радостью Сабиров. — Надеемся, что их продуктивность будет значительно выше.

Примерно 60% товарной продукции общества реализуется через собственные магазины. В Арске возле магазина «Фермерская лавка» я встретил старого знакомого — журналиста районной газеты Ильяса Фаттахова.

— Я постоянно хожу сюда за молоком и молочными продуктами, — сказал он. — Качество отличное.

И коллега знает, о чем говорит. В ООО АФ «Казанка» применяются биологизированные технологии земледелия. Здесь, например, не используются химические средства защиты растений. Борьба с сорняками, вредителями и болезнями ведется на полях чистого пара, площадь которых директор попросил не называть, чтобы не шокировать аграрное начальство. А минеральных удобрений вносится ровно столько, чтобы не ругали «сверху». Это, по сути, переходный период к органическому земледелию, результатом которого, как известно, является экологически чистая продукция.

В правильности выбранного пути в хозяйстве убеждаются постоянно. Вот и в этом году так получилось, что два поля с озимой рожью расположились через дорогу. На одном поле, после чистого пара, когда там рожь уже была по колено, на другом, после гороха — тоже, кстати, хорошего предшественника, — она выросла лишь по щиколотки. А что было бы, если бы рожь посеяли, например, по зерновым?

— Главное, экономика у нас нормальная, получаем прибыль, — говорит руководитель хозяйства.

…У нас в республике споры, какой способ содержания коров лучше — круглогодичный стационарный с однотипным кормлением или с летне­лагерным с пастбищным содержанием, не ведутся. Все больше этот выбор зависит от обострения кадровой проблемы. Именно нарастающий дефицит доярок побуждает руководителей хозяйств строить крупные комплексы с максимальной автоматизацией и компьютеризацией производственных процессов, с доильными залами. И уже не кажется чем­то из ряда вон выходящим закрепление за дояркой до 200 и более коров. Вот только комплексы эти, увы, больше напоминают мясокомбинаты, чем коровники. Из­за большой скученности, отсутствия должного моциона и ряда других причин, о которых могут сказать сами коровы, если бы они умели говорить, продолжительность их продуктивной жизни в иных сельхозпредприятиях составляет 1,5­2 года, и — на мясо. Потому что или они обезноживают, или не могут осемениться, или становятся неизлечимыми болезни…

Арский район — не исклю­чение. Здесь практикуется в основном смешанный способ содержания коров, когда и стационары используются круглогодично, и на пастбища животных выгоняют. А вот такой летний образ­цовый животноводческий лагерь, как в ООО АФ «Казан­ка­», здесь, увы, единственный.

На снимках: (на 1 стр.) на пастбище; (на 6 стр.) руководитель хозяйства А.Сабиров; в летнем лагере; приехал молоковоз.

Фото автора.

Вернуться в раздел "В номер!"