На том стоим

28 июля 2016

За околицей села Старое Тимошкино Аксубаевского района золотится хлебная нива. Мы с фермером Петром Александровичем Погодкиным едем по проселоч­ной дороге и оглядываем угодья. Хочется сказать, что любуемся, но рука не поднимается, ибо с другой стороны проселка расстилается густой стеблес­той пшеницы ООО «Аксу-Агро» — вот там есть на что любоваться: пшеничное море чистое от сорняков, колосья тугие, видно, что урожай поспевает отменный.

— С холдингом нам тягаться трудно, — вздыхает фермер. — Они и удобрений не жалели, и по химзащите поработали серьезно. Рядом же, все на виду. У нас таких возможностей нет.

Зато у Погодкина есть свои козыри — крепкий характер, расчетливость, трудолюбие, которые передались и сыновьям — Георгию и Евгению. И эти качества помогают им преодолевать любые трудности на нелегком фермерском пути. А если учесть, что у Петра Александровича и супруга — Мария Александровна — не просто работник тыла, а и боец передовой — на ней и скот, и птица, то удивляться стойкости фермерского хозяйства Погодкиных не приходится.

У Погодкиных 234 гектара земли. Это не много, если учесть, что это не тепличное хозяйство. Выращивают отец с сыновьями традиционные для здешних мест культуры — рожь, пшеницу, ячмень, овес. Но ведь и в этом есть глубокий крестьянский смысл: заниматься тем, что знаешь и что умеешь. Как говорится, лучше синица в руке, чем журавль в небе. Серьезный человек не позволит себе что­то делать «на авось». И вот, работая на этих угодьях, Погодкины прошли и трудные годы безденежья начала века, и тяжелый период, когда «недород — горе, а урожай — беда» — в том смысле, что некуда было девать большой хлеб, и тяжелейшие годы продолжительной засухи, особенно в 2010­м. Что и говорить, сильно штормит в рыночной стихии, фермерскую лодку так и швыряет туда­сюда. Но за веслами — сильный командир и сильные матросы.

Вопрос на засыпку: какая главная проблема современных фермерских хозяйств? Правильно — нехватка денег. Дефицит острейший. А почему? Ведь у крестьянина в руках, казалось бы, мощнейший природный ресурс — земля, и на ней с помощью бесплатных солнца, воды и воздуха происходит фотосинтез, то есть производство органического вещества — тех самых продуктов, без которых немыслимо наше существование в принципе. Вспомните из книжек хотя бы блокадный Ленинград, когда его голодные жители за кусок хлеба отдавали семейные драгоценности.

Современный российский крестьянин не может диктовать свои условия. Он крепко взят в оборот. Техника, запчасти, солярка, удобрения, средства защиты растений, электроэнергия, газ, строительные материалы — дорогие. А попробуй приподнять цены на хлеб, на мясо, на молоко — тут же открываются пограничные шлюзы, и поток импортного продовольствия устремляется на прилавки магазинов. За границей продукция полей и ферм обходится фермерам дешевле, потому что там значительно выше государственная поддержка, а потому конкурировать на свободном рынке нашим фермерам приходится не в равных условиях. А потому хотелось бы предложить Госдуме: если не можете поддержать наших фермеров деньгами, то пропишите в законе: за пять лет работы КФХ его главе — медаль, за 10 лет — орден, за 15 лет — Героя России. Уж на медали и ордена деньги, наверное, найдутся.

Петр Погодкин фермерствует уже 17 лет. И сдаваться не собирается. И, по моему разумению, уже заслужил Героя России.

Пытаюсь вникнуть «в кухню» его хозяйства. Интересные вещи выявляются. Честно сказать, не будь в Погодкиных широкого кругозора, упорства, умения считать каждую копейку, давно бы их поля заросли сорняками. Сорняки на полях, как известно, это самый объективный показатель уровня хозяйствования. И они всегда начеку, всегда на старте.

Смотрю: пытаются, ох пытаются пролезть, проползти на фермерские поля сорные развратницы. Их зеленые пока еще верхушки видны то тут, то там. Но очевидно: есть тут заслон «зеленому пожару»! И это и удивление вызывает, и уважения заслуживает.

Надо сказать, что когда денег много, содержать посевы в чистоте, в общем­то, не так сложно: для каждого вида сорняков на рынке имеется множество химических средств борьбы: и с бодяком, и осотом, и марью белой, и куриным просом можно без проблем справиться, не обманись только в поставщике и делай все строго по технологии.

А если денег — кот наплакал? Тут выход один: включать голову. Вот Погодкины и включают.

Прежде всего, используют агротехнические приемы: строгое соблюдение севооборота, то есть чередования культур по полям с применением отвальной глубокой обработки почвы. Против сорняков, вредителей и болезней — это лучшее средство. Только пшеничные вредители облюбуют участок, начнут откладывать яйца, а на следующий год — глядь, тут чистый пар, или многолетние травы полезли. Только возбудители болезней, обожающие рожь, облюбуют поле, а на следующий год тут, глядишь, пшеница. И мечутся «вороги», как угорелые. А семена сорняков просто проваливаются на дно борозды, и пока весной их всходы выкарабкиваются к поверхности, тут уже хлеба хозяйничают, плотным ковром устилая пашню…

Погодкины — приверженцы более дешевых и безопасных биологических удобрений и средств защиты растений. Применяют такие препараты, как планриз, ЖУСС, ризоторфин, ризоагрин. В этом деле они тесно контактируют с Россельхозцентром по РТ, а портрет Петра Александровича красуется в Казани, на аллее перед офисным зданием этой организации в ряду других руководителей хозяйств — сторонников безопасного земледелия.

На минеральные удобрения у КФХ средств не наш­лось: пришлось довольствова­ться стимуляторами роста. К тому же по чистому пару неплохо удаются озимые культуры. Да и по распаханной многолетке, по гороху хлеба неплохо поднимаются…

Несколько примитивные, конечно, рассуждения — в реальности все гораздо сложнее, опасностей потерять урожай на корню у крестьянина великое множество, и тут надо быть настоящим, знающим хозяином, чтобы получать про­дукции столько, чтобы был коммерческий смысл этим делом заниматься. Затратить на посев 5 миллионов, а получить урожай на 3 миллиона — это не фермерский путь. Во всяком случае, не нашего, российского фермера.

По расчетам Петра Александровича, его фермерскому хозяйству, чтобы более или менее нормально существовать, надо получать зерновых и зернобобовых порядка 25 центнеров с гектара. Это если без мякины. До 2010 года это получалось: и 25, и 30 центнеров с гектара выходило. Один год горох на небольшом участке дал даже 41 центнер с гектара. Но череда засух, начиная с 2010 года, снизила урожай до 10­15 центнеров с гектара, ухудшила финансовое состояние хозяйства.

Как выходят из положения Погодкины? Тут, как говорится, все средства хороши. Неплохо бы обходиться без кредитов, но если надо сеять, а сеять, образно говоря, как всегда, надо сегодня, ибо завтра будет поздно, приходится влезать в займы. Пусть и с процентами. А как отдавать долги? Тут­то и начинает работать тыл: Погодкины­старшие всегда держали на подворье много скота и птицы. Их подворье — это, на самом деле, не подворье, а целая ферма: в лучшие годы здесь содержалось до полутора сотен свиней, до 25 голов КРС, включая дойных коров, а также куры, утки, индюки.

Сейчас, правда, стадо поредело: Петру Александровичу 69 лет стукнуло, нынче перенес операцию на сердце — инфаркт. Да и Мария Александровна под венцом не вчера была, хотя и помнит тот день в мельчайших подробностях. Поэтому фермерское хозяйство Погодкиных все больше ложится на плечи молодежи: Георгий — главный, он — теперь коренник, Евгений, хотя и построил дом в райцентре, первый помощник в ремонтных делах, он — классный сварщик, но если надо, то и на тракторе может. А тут и третье поколение подросло — это студент КГАУ Кирилл, сын Георгия, в летние каникулы, как заправский механизатор, вполне квалифицированно выполняет задания отца: и на косовице многолетних трав участвует, и на вывозке сена. И даже на комбайне хлеб убирать научился. А Петр Александрович сегодня — и агроном, и политкомиссар, и еще — председатель районной ассоциации фермеров.

…Дом Георгия — как с картинки: большой, просторный, кирпичный. Денег на него ушло много, пришлось влезть в кредиты. Но есть надежда получить субсидию: жилище возведено по госпрограмме. За домом — новое здание молочной фермы: стены и крыша есть, внутренняя отделка выполнена, и даже есть скот. Ферма построена с господдержкой. Правда, пока скотоместа заполнены не все.

— Сейчас главная задача — быстрее нарастить дойное стадо, — говорит Георгий. — Это непросто. Породистые нетели стоят очень дорого, выращивать своих — долго, а молоко — дешевое, причем, в последнее время особенно…

Верится, что Погодкины и в этой ситуации выкрутятся: запас кормов у них, как всегда, большой: сеном заполнены все помещения, а на поле поднимается второй укос многолетних трав. Урожай зерновых тоже обещает быть неплохим: уже начали косить озимые культуры и горох. Строится карда с дощатым помещением для крупного рогатого скота. Расширен машинно­тракторный парк: куплены трактор МТЗ 892 с погрузчиком, косилка роторная, грабли­ворошилка. А если учесть, что в руках умелых технарей Погодкиных и груда металла превращается в комбайн или трактор, то можно не сомневаться, что стоящие перед ними трудности они преодолеют. Как это уже бывало не раз.

 

Владимир Белосков.

На снимке: Петр Погодкин.

Фото автора.

Вернуться в раздел "В номер!"

Комментарии: