Надо жить и работать

03 октября 2019

Владимир Белосков

Всякий раз, устав от рутины и желая переключиться на другую шкалу измерений, я еду в Атнинский район. Потому что знаю: там всегда найду чему подиви­ться. Вот и эта поездка не стала исключением.

В СХПК «Племенной завод им. Ленина» шла заготовка силоса из кукурузы. На кормовом дворе центральной фермы рокотали тракторы. Это шла разгрузка подъезжающих «Камазов» и тракторов, выравнивание привезенной массы и ее трамбовка.

С виду — ничего особенного, все как везде. И все же разница оказалась разительной.

В заполняемой бетонированной траншее были и председатель СХПК Илгиз Хайруллин, и главный агроном Анас Хайруллин, и главный зоотехник Раиль Шавалиев. Они ходили по огромной, почти заполненной траншее, брали в пригоршни массу и разглядывали ее, что­то обсуждая.

— Эта траншея вмещает 4,5 тысячи тонн силоса, — стал рассказывать Илгиз Вильданович. — Важно заполнить ее за трое суток, причем, с соблюдением всех технологических параметров…

Шли третьи сутки, во второй половине дня прогнозировался дождь, и руководитель хозяйства торопил и давал советы специалистам, что нужно будет сделать, если до дождя траншею заполнить не удастся.

Суть происходившего в чем? У коровы, как известно, молоко на языке. Вот этот корм, закладываемый в траншею, можно сделать для животных лакомством, а можно превратить в отраву. При одних и тех же материальных затратах. Судя по уровню продуктивности молочного стада в сельхозпредприятии, а это около 9000 кг молока на корову, корма здесь — объеденье.

— Мы заготавливаем кукурузный силос при влажности массы 66­67%, — говорит Илгиз Хайруллин. — Если с большей влажностью убирать культуру, от избытка влаги будет разрушаться крахмал, энергетическая составляющая корма уменьшится. Если пересушить кукурузу на корню, будет хуже работать полезная микрофлора, масса будет хуже силосоваться.

Понятно, что в заданных параметрах культурные растения долго­ не находятся. Чтобы технология соблюдалась, в хозяйстве сеют четыре сорта кукурузы с разным сроком созревания. Это делается, чтобы работать ритмично, напряженно, но без суеты и авралов.

Природа преподносит сюрпризы, иногда развитие культур на полях идет не так, как прогнозирова­лось. И тут уже проблемы решают­ по ходу их возникновения. Вот и на этот раз кукурузу возили с поля, предназначавшегося для со­сед­ней бригады — туда ближе. Да, затраты на перевозку несколько увеличились, но соблюдение технологии даст в итоге такой выиг­рыш, который с лихвой перекроет­ стоимость перерасходованной на этой траншее солярки и бензина.

Раиль Шавалиев в очередной раз наклонился и зачерпнул в пригоршни закладываемую массу, стал ее разглядывать.

— И что вы там увидели? — задаю вопрос.

— Смотрю, все ли зерна плющатся, не остается ли целых? — поясняет он. — Вижу, все нор­маль­но. Ну и резку массы конт­ролирую — частицы не должны быть крупными…

Животноводы знают: от цельных зерен кукурузы, попавших в кормушки коров, толку нет — они выходят напрямую в навоз. А раздробленное и плющеное зерно хорошо переваривается, «работает» на молоко.

Что и говорить: коров на предприятии уважают. Один лишь штрих: техник по искусственному осеменению коров Рафаэль Нигматзянов почти всех коров, которых он обслуживает, знает не только «в лицо», но и по кличке.

— 99,9%, — уточняет он, хитро прищурившись.

Работает он в своем амплуа, конечно, давно — 32 года. Но ведь каждые три года молочное стадо обновляется полностью: на смену отработавшим свое коровам приходят первотелки. О чем это говорит? Специалист работает с душой, с хорошим настроением. Ну а как с кислой миной к барышням подступишься?

Все это говорит и об индивидуальных чертах характера Нигматзянова, и о той здоровой, созидательной атмосфере, которая царит в племзаводе: точный учет, своевременная весомая зарплата, нормальные производственные отношения.

— Люди все разные и к каждому нужен индивидуальный подход, — говорит Илгиз Хайруллин. — Кто­то любит, чтобы его по имени­отчеству называли, кто­то предпочитает четкие лаконичные указания — без «сюсюканья», кому­то по душе шутка­прибаутка от начальника…

От этих слов будто добрыми колхозными временами пахнуло, когда в отношениях людей на селе больше было тепла, взаимопонимания, терпимости и чуткости.

…На кукурузном поле работало два «Ягуара». Для относительно небольшой площади пашни хозяйства — 6985 гектаров — это большие мощности.

— Чтобы укладываться в жесткие технологические параметры, пришлось создавать мощный кормозаготовительный отряд, — рассказывает Илгиз Вильданович. — Кроме «Ягуаров» это две самоходные косилки «Макдон» и еще импортный комплекс косилок Диско фирмы Class. На трамбовке у нас работают два тяжелых К­700, один с трехтонным катком, другой — с ковшом. Там же два ДТ­75. А на перевозке используем пять «Камазов» и три­четыре трактора с тележками.

Как же приятно встретить на поле старых знакомых. И оба оказались­ механизаторами именно «Ягуаров» — Ильнар Биктимиров и Равиль Абдуллин. Ильнар — Заслуженный механизатор РТ, главный закоперщик в посевных делах, у него — посевной комплекс в агрегате с «Нью­Холандом». Но в период кормозаготовки его просят помочь, как механизатора широкого профиля. А Равиль Абдуллин — тот «спец» как раз по кормовой части. За долгие годы работы в хозяйстве три КСК­100 «кончил» и еще 9 лет работал на том «Ягуаре», который уже шестой год эксплуатирует Биктимиров. Судя по тому, что у главного зоотехника сельхозпредприятия к качеству измельчения кукурузной массы претензий нет, технику механизаторы содержат в надлежащем состоянии.

Меня удивило, как вот эти сельские мужики сохраняют хорошую физическую форму. Ильнара встречаю уже который раз: и труд у него­, вроде бы, не конторский, напрягаться приходится немало, а он будто забальзамированный. Да и Равиль­ удивляет: когда председатель сказал­, что механизатор ждет третьего внука, я не поверил. Прическа, что ли, так молодит Абдуллина­старшего?

В СХПК «Племзавод им. Ленина» ежегодно заготавливают корма с запасом. Сейчас в траншеях и в скирдах уже имеется в расчете на одну условную голову скота по 36 центнеров кормовых единиц, и это без учета кукурузного силоса. Все­таки 1380 гектаров постоянно обновляемых многолетних трав, имеющихся в хозяйстве, это большой источник кормов. Да еще кукуруза!

И все же в период заготовки и сена, и сенажа во главу угла ставится не количество, а качество.

— Мы всегда начинаем первый укос трав до Сабантуя, в начале бутонизации, — рассказывает Шавали­ев. — Нынче, например, травы весной из­за холодов медленно росли, но мы все равно первый укос начали в оптимальные сроки, не добрав в массе, но выиграв на качестве.

Рядом стоит главный агроном Анас Хайруллин.

— А что, с главным агрономом из­за сроков начала кормозаготовки не бывает драк? — полушутя спрашиваю главного зоотехника, зная, что во многих хозяйствах из­за этого между главными специалистами случаются серьезные «терки»: одному нужен объем, другому — и объем, и качество.

— Нет, у нас полное взаимопонимание, — улыбается Раиль, глядя на Анаса. Потом добавляет, — по крайней мере — летом, ну а зимой — там уже другая история…

И все смеются.

Сегодня на кормовом дворе хозяйства накоплено 1300 тонн сена, 22 000 тонн сенажа. Идет заготовка кукурузного силоса, урожайность зеленой массы — 284 центнера с гектара. Этого для сегодняшнего поголовья скота — 3136 голов КРС, в том числе 1150 коров — более, чем достаточно. Проведен биохимический анализ кормов. Сухого остатка в кукурузном силосе, например, 32­38%, переваримого протеина — 19­20 г в одном килограмме корма. Отлично!

Но вот что по­хорошему удивило. С территории центральной фермы в селе Нижняя Береске виден корпус нового животноводческого комплекса. Когда подъехали к строительной площадке, стало видно, что здесь выполнен уже большой объем работ: есть стены, крыша, полы, стойла…

— Намечаем к концу года принять комплекс в эксплуатацию. Он рассчитан на 1000 коров, — сказал Илгиз Вильданович. — Это будет роботизированный комплекс с 14 роботами. В этом году планируем запустить первую очередь на 500 коров. Никого сокращать не собира­емся, старые фермы будут продолжать работать. Строим без кредитов­, но надеемся на господдержку…

Руководитель хозяйства делает паузу, будто раздумывая, говорить или нет.

— Есть, конечно, обеспокоенность: говорят, что с будущего года программа субсидирования 60/40 на импортное оборудование работать не будет, — замечает он. — Но у доильных роботов фирмы «Лели», которые мы установим, нет аналогов в России. Второй этап строительства у нас может остановиться ­ без субсидирования оборудования этот комплекс никогда не окупится...

…Уже позднее, когда писал статью, в очередной раз освежая в голове вехи биографии руководителя хозяйства, то думал вот о чем. Возраст — 57 лет. По специальности — инженер­строитель, в сегодняшней должности — 29 лет. Сельхозпредприятие — передовое, с отличными показателями, среднемесячная зарплата по хозяйству — более 28 тысяч рублей, выдается вовремя. Специалисты — молодые, знающие, ответственные. Казалось бы, живи да радуйся с кнутом да пряником в руках. И вдруг — вот это новое строительство. А значит, — новые хлопоты, переживания. Ведь как ни проектируй, как ни просчитывай, всегда в таких делах возникают всякие форс­мажорные обстоятельства. Да если и не возникают, от постоянных дум, волнений никуда не деться. Зачем это Хайруллину?

А может, это пенсионная реформа сподвигла его на новый трудовой подвиг? Ведь теперь он — снова «молодой», до пенсии — как до Луны. Вот и решил, похоже, Илгиз Вильданович: а чего плыть по течению? Надо жить и работать.

На снимках: (на 1 стр.) механизаторы (слева направо) Л.Сиба­гатуллин, И.Хайрутдинов, З.Галлямов, И.Исмагилов и Р.Нургалиев; (на 6 стр.) главный зоотехник Р.Ша­валиев и главный агроном А.Хай­руллин; механизаторы И.Биктимиров и Р.Абдуллин; председатель СХПК «Племзавод им.Ленина» И.Хайруллин (в центре) с представи­телями подрядных организаций Д.Со­коловым и М.Тужиловым на строящемся комплексе.

Фото автора.

Вернуться в раздел "В номер!"