«Не зовите нас чудаками…»

27 октября 2016

Азат Ахметов фермером стал в 1992 году и фермерствует до сих пор. Уже одно это вызывает к нему уважение, ибо по другому, как трудовой подвиг, выбранный им стиль жизни назвать трудно.

Он живет в селе Ямашурма Высокогорского района — мекке фермерского движения в районе. Когда­то здесь было 18 фермерских хозяйств, сейчас осталось 5. Нелегка она, фермерская доля, не каждому под силу. У Азата 500 гектаров земли, семейная молочная ферма на 24 коровы, откормочник на 30 бычков, мельница, выпускающая муку высшего, первого сорта и отруби. Каждый день, а их в году 365, в високосном — 366, он работает, не зная ни отпуска, ни выходных.

Бывает, что друзья по аграрному вузу, давно осевшие в городе и раскрутившие бизнесы, далекие от сельского хозяйства, подкалывают Азата Ильсуровича: «И охота тебе, Азат, коровам хвосты крутить — нашел бы себе занятие полегче…». Что тут сказать? Да, бывают моменты, когда фермер задумывается о своей непростой судьбе, задается всякими вопросами. Особенно, когда засуха урожай секвестирует или цены на молоко падают. Но — приходит новый день, и рождаются новые мысли. И Аллах дает силы справляться с многочисленными делами.

Между прочим, в КФХ Ахметовых — целое боеспособное звено. Сразу четыре брата трудятся на аграрной ниве. Рустам за бычками присматривает: кормит, поит, Ильдар на грузовике — то зерно, то корма перевозит, Тагир — на тракторе. Ну а сам Азат, как говорится, всегда там, где горячо.

— Больше всего я землю люблю, — признается он. — Занимался переработкой зерна, молол муку, из муки вермишель и рожки делал, продавал — не пошло, не мое это дело. Животноводство — тоже идет не ахти. Не зря же я на агронома выучился — поле меня тянет, вот там я — как дома…

Вопрос: какая самая большая проблема у наших фермеров? Ответ: безденежье. Вот народ в Ямашурме шушукается: у Ахметовых полные склады зерна. Да, склады есть, это хорошее подспорье, весь урожай можно туда засыпать. Но взять последние шесть лет: пять из них — засушливые. В этом году, например, только озимые дали более или менее приличный урожай — около 30 центнеров с гектара, а яровые пострадали от летнего зноя — и до 20 центнеров не дотянули. А цены на зерно — не ахти. А придет весна, надо будет расходоваться и на запчасти, и на горюче­смазочные материалы, и на элитные семена, и на удобрения, и на средства защиты растений. Туда — деньги, сюда — деньги, наемным рабочим на зарплату, глядишь, а себе­то и не остается.

На молоко тоже цены не особенно­то поднимаются. Только за последние дни, вроде бы, частный сборщик обещал повысить до 20 рублей за литр, а все лето было по 16­17 рублей. Рентабельность — минимальная. Спасибо, что хоть грант удалось выиграть на строительство откормочника, есть немного субсидий на пашню и молоко.

Азат Ильсурович иной раз задумывается: и чего это его сын Рузаль, находясь в трезвом уме и здравой памяти, решил вдруг по его, отцовским стопам пойти, тоже фермером стал? У него 50 гектаров земли, оформляет еще 50 гектаров. Работает и у себя, в своем КФХ, и еще отцу помогает в горячую пору. И приходит к выводу: значит, есть в этой непростой фермерской судьбе и привлекательные моменты. И главный из них — это чувство хозяина.

 

Владимир Белосков.

На снимке: фермер Азат Ахметов.

Фото автора.

Вернуться в раздел "В номер!"

Комментарии: