Обухом по голове или каков запас прочности у села?

18 января 2018

Это что-то! Сельчане находятся в состоянии грогги. По крайней мере, руководители холдингов, крупных и средних хозяйств и фермеры. Ушатом холодной воды, а точнее ударом обуха по голове стало обрушение цен почти на всю продукцию сельского хозяйства: пшеницу, гречиху, горох, ячмень, подсолнечник, рапс… О том, что рожь уже не хлеб, сельчане поняли давно, когда несколько лет назад за килограмм ржи, не единожды спасавшей миллионы людей от голодной смерти, коммерсанты стали предлагать один рубль. Может, предложили бы и меньше, да разменивать, наверное, неохота было. В результате посевы ржи, самой стабильной в наших краях по урожайности зерновой культуры, сократились.

Не успели сельчане отдышаться от спада цен на урожай, как еще один удар под дых молочной республике — резкий спад цен на сырое молоко. Причем, цены упали вопреки здравому смыслу, в разгаре зимы, когда они, что называется, испокон веку росли, поскольку происходило сезонное снижение производства молока и его не хватало. Этот зимний рост позволял и по зарплате дыры закрыть, и кое­что подкупить к весне, которая, как всегда, не за горами: запчасти, ГСМ, семена.

Иной читатель задаст вопрос: почему «грогги»? И причем здесь «обух по голове»? Слишком много в стране произвели зерна, наверное, и молока стало больше. Вот цены, мол, и пошли вниз. У нас же рынок: спрос, так сказать, и предложение. Корабли идут по морям­океанам, и на них тоже время от времени обрушиваются ураганы. И ничего, выплывают, потому что корабли делают с достаточным запасом прочности и за штурвал ставят не кого попало. Потерпят, мол, и сельчане…

Потерпят ли? Вопрос не праздный. Любой экономист, да что там экономист — любой здравомыслящий человек скажет: зачем сеять, если за выращенное вам заплатят меньше, чем вы затратили? Как бы наши поля не заросли в этом году бурьяном…

Вместе с начальником Тюлячин­ского райсельхозуправления Ралифом Низамутдиновым мы едем в ООО «Игенче». Этим хозяйством уже 14 лет руководит агроном по образованию Рафис Яхин.

— Вот смотрите, — уже в каби­нете директора Ралиф Ханифович достает планшет и открывает ка­кую­то таблицу. — Здесь отражена динамика по про­изводству молока в разрезе хозяйств района…

Мы находим графу ООО «Игенче». И картина вырисовывается сле­дующая: если в 2006 году здесь ежедневно продавалось 2799 кг молока в физическом весе, то в 2017 году, из года в год увеличиваясь, суточная продажа молока достигла цифры 5155 кг. Если учесть, что молоко отгружается жирностью 3,9%, то зачетный вес его составляет 5910 кг.

Двукратный рост производства и продажи… Это постоянная, изо дня в день, напряженная работа руководства хозяйства, специалис­тов, рядовых работников. Это и ум­ные технологические решения, и тяжелый физический труд. Это хроническое недосыпание, работа порой на пределе моральных и физических сил. И к чему пришли­?

— Если в прошлом году в это время один килограмм молока у нас покупали за 28 рублей, то нынче — за 21 рубль, — вздыхает Рафис Рашитович. — Каждый день недосчитываемся 42 тысяч…

ООО «Игенче» получило по 34,5 центнера зерна с гектара и при прошлогодней конъюнктуре цен могло выйти из непростой финансовой ситуации за счет продажи хлеба и особенно семян, поскольку хозяйство семеноводческое. Но… 4000 тонн зерна лежат в складах, из которых половина — из урожая еще предыдущего года. И в основном это — элитные семена.

— По 4,5 рубля за килограмм предлагают, — с горечью говорит Яхин. — За эти деньги амбары наши в момент опустошатся. Да я скорее удавлюсь, чем продам хлеб за такие гроши, ведь у нас себестоимость выше…

Вот в таком удрученном состоянии мы поехали по объектам. Там нас встретили зима, морозец, крепкие дома сельчан.

 

И в какой­то момент они показались мне крепостями, которые хотя со временем сотрясаются и редеют под ударами обстоятельств­, но все же не сдаются, каждый год по весне обновляясь свежевыкрашенными фронтонами, ухоженными палисадниками, прибранной приусадебной территорией.

Это сравнение с крепостью усилилось, когда мы приехали сначала на зерноток, потом — на ферму, по пути увидев две новые, доверху заполненные сенажом бетонные траншеи емкостью 3000 тонн каждая — их построили в прошлом году с господдержкой по специальной республиканской программе. На зернотоке мы заглянули сначала в один из складов. Оно под завязку было заполнено зерном — порядка 600 тонн. Склад добротный, сухой, зерно в хорошем состоянии.

А вот новый комбикормовый цех хозяйства: здесь готовятся полнорационные кормовые смеси для скота. На стене — несколько разных рационов для животных разного возраста и физиологического состояния. Имеющееся оборудование позволяет смешивать размолотое зерно пшеницы, ячменя, овса, гороха, кукурузы, добавлять в комбикорм другие компоненты — шроты, жмыхи, премиксы. Все эти добавки — вот они, на виду, как, кстати, и ворох экструдированного корма в большой металлической емкости — и такой корм начали в «Игенче» производить. За счет более полноценного, сбалансированного кормления в хозяйстве рассчитывают, и не без основания, еще больше увеличить продуктивность скота.

В этом, надо сказать, не приходится сомневаться, если учесть, что и условия содержания животных в хозяйстве улучшаются. Мы, например, побывали в родильном отделении и телятнике, где созданы, можно сказать, санаторные условия. Здесь и микроклимат здоровый, и тепло, и вода теплая есть — нагревательные тены, как дома. Кстати, в прошлом году от каждых 100 коров здесь получили 101 теленка со 100­процентной сохранностью, в чем большая заслуга и техника по воспроизводству стада, лучшего по профессии в Тюлячинском районе Ильшата Гильмутдинова, и работниц Каусарии Гараевой и Гульсины Шаймардановой, да и других работников хозяйства, даже земледельцев. Ведь без качественных кормов высоких надоев и привесов и здорового молодняка не получить.

Работают сельчане, сокрушаются, кряхтят, но терпят, выгребают последние запасы и «заначки». И снова готовятся к посевной, понимая, что кроме них хлеб никто не вырастит.

— К весне больших приобретений не планируем, — делится мыслями Рафис Яхин. — Как говорится, не до жиру. Ладно, что удается вовремя закрывать зарплату, и тому рады. Осенью приобрели два культиватора и каток, удобрений накопили на уровне прошлого года — по 68 кг действующего вещества на гектар. Структуру сильно корректировать не будем: чуть­чуть поменьше посеем пшеницы, увеличив площади под рапсом, зерновую кукурузу оставим на том же уровне — из нее силос хороший получается, обязательно оставим сидеральный пар…

… Из «Игенче» наш путь лежит в ООО «Алан». Это общество в прошлом году получило на круг по 46,1 центнера зерна — прекрасный результат для хозяйств и с черноземными почвами, не то что для тюлячинской земли с ее подзолами да низким гумусом. Зерно некуда оказалось девать, несмотря на то, что в 2017 году здесь были введены в эксплуатацию два новых склада на 1700 тонн. Пришлось сдать на хранение в Арский элеватор, за что партнеры по агробизнесу берут большие деньги.

«Алан» работает в тех же рыночных условиях, что и другие хозяйства. И зерно у него норовят взять за копейки, и за каждый килограмм молока платят на 7 рублей меньше, чем в прошлом году. Но вот что интересно. Беру в руки бухгалтерские расчеты и вижу: хозяйством на сегодня уже продано 2085 тонн зерна. И каждая тонна ушла в среднем за 789 руб. 18 коп. Не по 4,5 рубля за килограмм, как норовят урвать перекупщики, а по 7 руб. 90 коп. И это уже кое­что. С такой ценой уже и рентабельность вырисовывается поприличней — плюс 13%. Как это удалось?

— Это семеноводческое хозяйство первой категории, — объясняет начальник райсельхозуправления. — Семена стоят дороже…

Ралиф Ханифович — он все знает о районе, может, взглянув чуть ли не на любого человека в любой деревне, рассказать его родословную. Вот и в ООО «Алан» 13 лет назад именно он «сосватал» Хабира Фасхетдинова на должность директора. И попал в точку. Умело повел хозяйство Хабир Нуретдинович, по всем показателям дела пошли в гору. Он быстро нашел общий язык с главным агрономом Хатмуллой Хафизовым — талантливым специалистом, для которого поле, можно сказать, — дом родной. Председатель, видя, что агроном — человек в высшей степени работник ответственный, дал ему возможность трудиться творчески, самостоятельно принимать решения, поддерживая во всех его начинаниях и инициативах. И вот результат: семеноводческих хозяйств в республике четыре десятка, с деньгами в сельхозпредприятиях туго, но в ООО «Алан» за семенами все равно едут, потому что знают: не кота в мешке увезут, качество семян здесь гарантированно.

Кстати, и нетелей «Алан» ежегодно продает по 80­100 голов, хотя и не является племенным хозяйством. А это — дополнительный доход в «колхозную» казну.

Слово «колхозную» написано не случайно. Здесь, в общем­то, сохранены все атрибуты колхозной формы хозяйствования: общие собрания, отчеты, ревизионная комиссия. И даже в уставном капитале ООО его учредители не урвали себе «жирный» кусок.

Как опытный лоцман, Хабир Фасхетдинов ведет корабль под названием «Алан» по волнам рыночной стихии твердо и уверенно, и даже тогда, когда стихия готова поглотить судно и отправить его на дно.

Каждый день в пятом часу утра Хабир Нуретдинович уже на производстве: или в мастерской, или на ферме — встречается со специалистами, выслушивает рядовых работников, принимает решения. Так им заведено много лет, и от заданного ритма он не отступает.

На весну в «Алане» тоже прикидки уже есть. В целом структура посевных площадей будет сохранена с незначительными нюансами, хотя удобрений будет, возможно, меньше прошлогодних 75 кг д.в. на посевной гектар, акцент будет сделан на листовые подкормки.

По технике в «Алане» спокойны: ставка на посевной комплекс с трактором «Джон Дир», заменивший 6 обычных посевных агрегатов, себя оправдала: хотя и дорогое приобретение получилось — 28 млн. рублей, но, работая круглосуточно, комплекс обеспечил качественную заделку семян в оптимальные агротехнические сроки. Равно как оправдалась ставка и на механизаторов Зуфара Шайхутдинова и Ильсура Галиуллина, обеспечивших бесперебойную работу агрегата. И сейчас комплекс находится в Богатых Сабах на сервисном обслуживании. Как, собственно, и самоходная косилка «Макдон», которой в придачу к двум «Полесьям» и КСК в лучшие сроки была скошена, измельчена и отгружена вся кормовая масса с полей. Механизаторы Айрат Сабиров и Рафис Шайхутдинов, работающие на «Макдоне», вполне могут собой гордиться.

Здорово подсобила и республиканская программа по тракторам 50:50. «Аланом» был приобретен трактор К­744 с оборотным плугом «Лемкен», и этим агрегатом в хозяйстве вся зябь была поднята к 10 сентября — опять­таки в лучшие сроки.

Надеются в «Алане» до нового урожая ввести в строй и еще один склад — на 3000 тонн зерна.

— Мы, конечно, не сдаемся, но нам, сельчанам не понять, почему молоко, которое в магазине стоит 60 рублей за литр, у нас принимается по 20 рублей. Ну не может быть, если поступать по совести, у переработчиков и торговли оседать в кармане в три раза больше, чем у производителей, — с горечью заключил Ралиф Низамутдинов.

Как бы то ни было, село продолжает жить своей непростой, полной разных пертурбаций, жизнью. И, как кажется, оно уже натренировано преодолевать любые барьеры на своем пути. Но не пора ли прекращать псевдорыночные эксперименты над крестьянством? Даже лошадь, и та порой надрывается, если ее не жалеть.

 

Владимир Белосков.

На снимках: (на 1 стр.) директор ООО «Игенче» Р.Яхин и завскладом Ф.Гимадиев; специалисты ООО «Игенче» — техник­осеменатор И.Гильмутдинов, завфермой Р.Гимадиев и главный зоотехник И.Гильмутдинов; механизаторы ООО «Алан» Зуфар Шайхутдинов и Ильсур Галиуллин.

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "В номер!"

Комментарии: