«Пчелиный рой» Хановых

31 января 2019

Хановы — это пчелиный рой. Все у них в постоянном, нескончаемом движении. И родоначальники бизнеса, и их дочери, и зятья, и внуки. И у каждого свой четкий маневр, свои конкретные задачи, свои точные решения. И при этом взаимопомощь.

...Когда Ренат и Гульнур Хановы создавали в деревне Калинино Тукаевского района производственную базу, на нынешней улице Полевая их дом стал первым. Правда, построен он был через несколько лет трудов праведных. А поначалу жили в обычном вагончике. Сейчас на улице десяток добротных кирпичных домов. До Калинино ведет трехкилометровая асфальтированная дорога, здесь есть газ, вода, электричество. Место, откуда все и началось. Именно­ тут, в Калинино, прошли Хановы и огонь, и воду. До медных труб путь оказался трудным и длинным. Три десятка лет! И леденцы делали, и крупным рогатым скотом занимались, и овцами... Чего только не было на этом пути! И надежды, и разочарования, и слезы. Но было и главное: это любовь­ супругов, взаимоуважение и поддержка друг друга. Шутка сказать — с пятого класса дружили.

Кто у Хановых­старших ведущий, а кто ведомый, и не скажешь. Почему­то кажется, что когда рождалась идея двуглавого орла на гербе России, автор имел в виду именно такую вот супружескую пару, как Хановы. Два орла слиты воедино, смотрят налево и направо, все видят и ко всему готовы.

У семейства Хановых шесть крестьянско­фермерских хозяйств — настоящий неформальный кооператив, где все друг другу помогают. Чулпан — старшая дочь, с двумя образованиями, из человеческого врача ее жизнь сделала доктором для птиц. Она — и зоотехник, и ветеринарный врач, на ней — составление рационов для всех семейных хозяйств, вакцинация, профилактика и лечение птицы. Ее супруг Михаил — управляющий на ферме Хановых­старших. Младшая дочь Гульнара, выросшая в ногу с родительским делом, с экономическим и ветеринарным образованием — ведет бухгалтерский и статистический учет. Тут же рядом — ее муж Валерий, тоже специалист хоть куда. Средняя дочь Айгуль имеет два высших образования. 16 лет она жила и работала в Казани: в Госжилфонде при Президенте РТ, затем, поочередно, в трех министерствах — экономики, транспорта и дорожного строительства, лесного хозяйства. Собственная квартира, размеренный образ жизни в столичном городе, два выходных, непыльная работа... И вдруг вернулась. Куда? В деревню, к цыплятам, утятам, к ферме и навозу, к переживаниям и рискам, которые неизменно сопровождают собственный агробизнес. Что заставило ее так круто переменить, казалось бы, устоявшуюся жизнь?

— Я приехала в деревню будучи в декретном отпуске, — признается Айгуль. — И однажды «цыганская почта» донесла: недалеко от родительской деревни Калинино, в Бикляни, выставлена на продажу заброшенная ферма. Приехали в Биклянь с Гульнарой, с отцом и матерью — перед глазами предстали полтора заросших бурьяном корпуса. И еще один скелет из бетонных клюшек. Аж страшно стало. Но — будто что­то в сердце екнуло. К этому моменту, пожив какое­то время в деревне, я уже склонялась к мысли, что все, больше я отсюда не уеду. Шумная Казань, министерства с их головомойками. Мое — вот это все: деревня, природа, птичий щебет, запахи фермы. И — большая дружная семья Хановых: отец с матерью, сестры, многочисленные племянники. И вот такой шанс...

Шансом Айгуль воспользовалась в 2015 году вместе с сестрой Гульнарой. Каждая зарегистрировала собственное фермерское хозяйство, а восстанавливать ферму, заниматься ее реконструкцией стали вместе с родителями. Каких трудов это стоило, не передать словами. И наемной бригаде досталось, и сами и дневали, и ночевали здесь. И поставили сестры с мужьями ферму на ноги. Сегодня шесть корпусов здесь заполнены молодью птицы. К весне цыплята подрастут, наберут вес, и от покупателей не будет отбоя. Потому что молодь у Хановых — здоровая, крепкая, продуктивная. Это знают все...

Если бы я не увидел это своими глазами, то ни за что бы не поверил. Близ деревни Новый Мусабай, куда мы приехали на «БМВ» тукаевского фермера Рената Ханова, перед нами выросли корпуса бесхозной фермы. Нельзя сказать — развалюх, но без окон, с обшарпанными стенами, кое­где с прохудившейся кровлей.

— Вот этот комплекс с мужем Георгием мы купили у предыдущего хозяина, — сказала Айгуль. — Взяли кредит и купили. А заодно оформили в аренду на 49 лет 300 гектаров земли в округе­.

Я смотрел на это все и думал, как же мне реагировать. Пропустить мимо ушей, как сказку. Но, с другой стороны, они же сами привезли сюда. Не для того же, чтобы сказки рассказывать. Тем более, что я уже успел понять: Хановы — семья уникальная.

Что же удивило? Да все. У Айгуль с сестрой Гульнарой уже есть птицеферма в Бикляни. Шесть корпусов уже работают. В общем, фронт работы имеется. Продукция идет, но все же туда еще вкладывать и вкладывать. И вдруг — вот такое приобретение. Причем, с кредитным хомутом на шею.

Тут сразу возникли вопросы: как супругам удалось взять кредит, причем, похоже, немалый? Банки ведь кого­попало не кредитуют. Во­вторых, его же надо погашать. Причем, практически сразу. А откуда взять деньги? Ведь сельское хозяйство — это не скатерть­самобранка. Даже если у тебя есть раскрученный агробизнес, деньги на счет не водопадом льются, а тоненькой­тоненькой струйкой.

Вот тут­то я и увидел то, что сразило наповал: Айгуль показала мне два корпуса, в которых щебетала куриная молодь.

Постой­постой... Начало работ в комплексе началась 6 декабря. А сейчас еще январь не закончился, то есть прошло менее двух месяцев. А два корпуса уже птицей заполнены, причем, далеко не суточными цыплятами — подросшими. То есть вовсю идет производство.

Сразу вспомнился фильм о войне. История, когда надо было срочно построить завод по выпуску снарядов для фронта. И задача была выполнена: оборудование было поставлено зимой на фундамент прямо в голом поле, и, без крыши над головой, заводчане приступили к выпуску снарядов.

Но ведь то — война, и там, по сути, требовались лишь знания и трудовой героизм. Но сейчас — мирное время.

— Жизнь заставила напрячься, — пояснила Айгуль. — Деньги с неба почему­то не падают. А вот эти два заполненных корпуса — это теперь и есть моя гарантия погашения кредита.

Но есть еще одно объяснение таким ударным темпам запуска производства в Новом Мусабае. Дочери Хановых­старших идут не по целине, а по хорошо проторенной родителями тропе. И покупка цыплят, и их транспортировка, и условия содержания, кормление и поение, контроль микроклимата в помещениях и т.д. — все это уже прочитанная отцом и матерью книга, содержание которой дочери усваивали со школьной скамьи.

Птичий бизнес, как ни крути, рискованный. Вот и старший внук Артур, не побоявшись риска, создал свое КФХ в селе Верхние Пинячи Заинского района.

— Артур молодой, проходит школу бизнеса, закаляет­ся, — говорит Ренат Ханифо­вич. — Не всегда люди учатся на отцовских ошибках, иногда полезно набивать на лбу собственные шишки...

У Артура все сложится, как надо. Когда мы приехали к нему на базу, сразу бросилось в глаза, как чисто вычищена от снега территория. И офис у него опрятный, и пульт управления есть. И налицо птица на доращивании — главный показатель динамичного производства.

25 лет Артуру, но про него­ уже можно сказать — это опытный специалист. Потому что он со школьной скамьи, как и его родители, любимые тети, прошел большую школу­ познания дедовского бизнеса. Шутка сказать, в 7 классе ему уже доверяли на тракторе ДТ­75 пахать поле. Инженера с высшим образованием, его сейчас никакая внезапная неполадка на долгом пути по регионам России­ не застанет врасплох, не поставит перед ним неразрешимых задач. А такие истории случа­ются. Да и сама отрасль птицеводство — это уже, считай, его стихия. Взять хотя бы комбикормовый цех: все, что положено по рациону, здесь имеется. Пусть это еще не так, как у деда, у которого запасы зерна и разли­чных добавок на весь сезон имеются, но тоже уровень кормления на должной высоте.

И, тем не менее, все выше описанное — это лишь вершина айсберга. Внизу, под «уровнем океана» — такая глыба! Мне приоткрыли лишь кое­что. Например, научное сопровождение хановского бизнеса ученым птицеводом­фанатом. Селекционную работу, создание уникальных пород быстрорастущей птицы, пользующейся ажиотажным спросом...

И тут самое время, пожалуй, назвать результаты производственной деятельности многочисленного семейства Хановых. Ими в прошлом году выращено и реализовано 850 тысяч голов молоди кур, уток и гусей! Это сравнимо с показателями целой промышленной птицефабрики. На этот год они ставят задачу увеличить объем в два раза, за счет увеличения производственных площадей.

По правде сказать, нет сомнения, что так и будет. Хотя, все же, скажем: «тьфу­тьфу» и постучим по дереву.

— Семья Хановых нам представляется как центр будущего кооперативного строительства, который охватит не только хозяйства Тукаевского района, но и, возможно, соседних, — делится планами председатель Ассоциации фермеров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов Республики Татарстан Камияр Байтемиров. — Это откроет широкие перспективы дальнейшего развития как фермерских, так и личных подсобных хозяйств в Закамье. А значит, потребуется и кормовая база. Так почему бы на базе фермерских хозяйств Хановых не построить и крупный комбикормовый завод?

Вот такие горизонты открывают перед нами своей работой и ее результатами Хановы­старшие и их многочисленная, трудолюбивая молодая поросль.

— Всякое было, — вспоминает Гульнур Сафиновна, — но важно, что никогда мы с Ренатом не разжимали рук, так, взявшись за руки, и прошли с ним все невзгоды. И выстояли, и победили! Наша семья — наша сила!

Ренат Ханифович и Гульнур Сафиновна сейчас на пенсии. Поэтому, продолжая трудиться, очень довольны достигнутым результатом, так как на сегодняшний день у них за спиной не только крепкое, развивающееся, прибыльное, семейное хозяйство, но и достойное продолжение их дела их дочерьми, внуком... Гульнур Сафиновна, ко всему прочему, начала осуществлять на малой родине в селе Имянлебаш Заинского района собственный благотворительный проект по материальной поддержке детей­инвалидов. Есть у Хановых и благодарственное письмо от имама мечети за финансовую поддержку. А уж расчистка зимой дорог, финансовая подпитка ими многочисленных праздников — это уже воспринимается местными властями и жителями как само собой разумеющееся.

...Когда мы на хановском «БМВ» по круговой дороге, буквально через окраину Набережных Челнов, возвращались из Нового Мусабая в Биклянь, Ренат Ханифович поведал, что года через три­четыре через эти места пройдет федеральная трасса, и все их семейные фермерские хозяйства окажутся друг от друга на расстоянии, образно говоря­, вытянутой руки. И транс­портные расходы уменьшатся, и время на переезды...

Я задумался о сказанном, в голове стала складываться какая­то логическая цепочка мыслей.

— Слушай, Айгуль, — обернулся я к сидящей позади предпринимательнице. — А вы, похоже, работая в Казани, зря время не теряли...

Айгуль только улыбнулась­.

 Владимир Белосков.

На снимке: оплот и опора семьи Хановых: в центре — Ренат Ханифович и Гульнур Сафиновна, слева направо — их дочери Гульнара, Чулпан и Айгуль на Биклянской ферме.

Фото автора.

Вернуться в раздел "В номер!"

Комментарии: